ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тише, ладно? Вы что, хотите, чтобы сюда примчался Сейбр? Я – нет. Он злобен, как тигр, у которого болят зубы. Ему вовсе не обязательно знать об этом. Он не поймет, а я не уверен, что ему понравится мой поступок. Если Сейбр увидит их, скажите правду, но до того, как это произойдет, молчите. Хорошо?

– О, Дилан, конечно. С моей стороны проблем не возникнет. Не волнуйтесь, капитан писем не увидит, да он здесь и не появляется уже целую неделю.

– Знаю, но это не означает, что капитан совсем не придет.

Анжела подняла голову и увидела, как в глазах собеседника промелькнуло отчаяние. Очевидно, он боролся со своими чувствами. Мисс Линделл ощутила к юноше горячую признательность за его дела.

– Спасибо. Я всем сердцем вам благодарна. Скажите, а как там Эмили?

– Скучает, как и вы. Она с головой погрузилась в чтение. Читает все, что я ей приношу. Если хотите знать правду, то идея насчет писем принадлежит ей. Она очень беспокоится за вас.

– Передайте ей, что я очень ценю ее заботу. И еще, я скучаю по ней и прошу прощения за все, что натворила. Мне надо было ее послушаться.

Дилан улыбнулся. Ослепительная полоска белых зубов сверкнула на его лице.

– Обязательно ей передам. Это должно развеселить Эмили. Она любит, когда кто-либо признает ее правоту.

Когда юноша ушел, мисс Линделл уселась поудобнее и разложила перед собой дорогие сердцу листки бумаги. Лишь только она увидела знакомый почерк Филиппа, ее руки задрожали. У девушки создалось такое впечатление, будто возлюбленный находится рядом, а его темные глаза внимательно изучают ее.

Закрыв глаза, Анжела попыталась воскресить в памяти его лицо. Последний раз она видела его в тот день, когда папа отказал дю Плесси, просившему ее руки.

Однако, как девушка ни старалась, образ возлюбленного как-то странно размывался.

Вместо его лица она видела яркие голубые глаза и шрам в форме полумесяца, ослепительные белые зубы и загорелую до черноты кожу Кита Сейбра. Анжела медленно открыла глаза. Как же это получилось? Как в такой короткий срок пират смог вытеснить из ее памяти образ Филиппа? Наверное, виной всему тот поцелуй. Воспоминание об этом согревало сердце и заставляло кровь бежать быстрее.

Будь проклят Кит Сейбр!

Филипп дю Плесси канул в прошлое. Все, что у нее осталось от бывшего возлюбленного, – это письма, которые она держала в руке, содержащие клятвы немеркнущей, вечной любви. Ее-то, по мнению Анжелы, сейчас уже и не существовало…

Глава 10

Вот и Новый Орлеан! Прильнув к иллюминатору, Анжела жадно смотрела на город. К своему разочарованию, она увидела только густой лес и крошечные домики, точнее, их крыши, отражавшиеся в каком-то водоеме, очень напоминавшем болото.

– Но где же город? Все, что я вижу – деревья да пара лодок, – спросила она, повернувшись.

Дилан поднял брови:

– Вы же не думаете, что мы отправимся прямо в доки? Это было бы равносильно самоубийству.

– Тогда что…

– Терпение, – улыбнулся юноша, пытаясь тем самым успокоить мисс Линделл. – Сначала мы повидаем старых друзей, а уж потом на пирогах отправимся по реке в город.

– Пи… как?

– Пирога, лодка-плоскодонка. Не волнуйтесь, залив находится очень близко от города. Анжела вновь взглянула в иллюминатор.

– А мне казалось, что мы уже там… Турк говорил…

– Что мы уже добрались до Нового Орлеана. И мы это сделали, ну, по крайней мере, подошли очень близко. Послушайте, мисс Анжела, Новый Орлеан снова принадлежит Франции, а мы англичане. Даже с письменным разрешением мы можем попасть в переплет. Кроме того, у Кита здесь есть еще другие проблемы, и он не желает посвящать посторонних в свои дела, пока те не закончены.

Девушка непонимающе уставилась на собеседника:

– Какие такие проблемы?

Дилан пожал плечами и отвел глаза:

– Не могу же я совать нос во все. Послушайте моего совета, не будьте излишне любопытной, а то это может плохо для вас кончиться.

– Для меня?

– Именно, – юноша повернулся и выдержал ее пристальный взгляд, направленный на него. – Есть вещи, о которых вам не следует знать.

Задетая за живое, мисс Линделл попыталась изобразить крайнюю озабоченность.

– Мне абсолютно все равно, что он делает и почему он здесь. Меня интересует только, когда же, наконец, капитан доставит меня к Филиппу, – помолчав немного, девушка добавила: – Он ведь собирается это сделать, Я имею в виду доставить меня к дю Плесси?

– Об этом спросите лучше капитана. А сейчас слушайте и не смотрите на меня так. На сегодня с меня хватит женских нападок. Эмили устроила настоящую истерику из-за того, что находится не с вами, а я не хочу быть козлом отпущения.

– Еще бы, – мисс Линделл отвернулась и вновь посмотрела вдаль, но пейзаж, из-за слез, застилавших глаза, был довольно расплывчат. Неужели она никогда не будет чувствовать себя в безопасности? Неужели постоянно будет ходить по лезвию бритвы, со страхом ожидая, что случится в следующую минуту. Господи, последние недели были настолько ужасны, что она уже устала волноваться.

– Анжела, – мягко произнес Дилан. – Все будет хорошо.

– Да? – не поворачиваясь, уныло выдавила из себя девушка. – А я так не думаю. Все страшно изменилось, и я крайне напугана. Мне не хочется признавать это, но бывают моменты, когда я чувствую себя приговоренной к чему-то ужасному.

Дилан рассмеялся, и когда Анжела резко повернулась, он, будто защищаясь от удара, выставил вперед руки.

– Нет, нет. Я вовсе не собирался посмеяться над вами. Просто вы произнесли это так обреченно и отстраненно, что ли… Но одного я никак не ожидал от вас.

– Чего же именно? Что вы имели в виду?

– Только то, что вы борец. Вы никогда не сдаетесь без борьбы.

– Вы повторяете слова капитана, – горько произнесла девушка. – Он тоже считает это неплохим качеством, если только оно не оборачивается против него. Неужели Сейбр не понимает, что я борюсь именно с ним? Ведь только он является причиной всех моих несчастий. И что мне делать?

– Анжела, я ведь уже говорил вам, что вы можете или доставить ему удовольствие, или разозлить его. Сработают оба варианта. В одном вы преуспели – в нанесении оскорблений: вы попытались взорвать наш корабль, стали причиной возникновения подозрений у властей Ла Розы и виновницей того, что капитану пришлось заплатить огромный штраф. Может, настало время вести себя хоть немного поспокойнее?

– Мне не нужно вести себя благопристойно, – парировала блондинка. – Мне собираются даровать свободу, или вы хотите неприятно меня удивить?

Дилан застонал:

– Хорошо, ведите себя как хотите. Я ничем не могу вам помочь.

– Вы хотите сказать, что не будете помогать? Ничуть не удивленный ее враждебностью, молодой человек кивнул:

– Именно. Я привык к тому, чтобы моя голова всегда находилась на положенном ей месте – на шее. А еще мне нравится то, что на ней практически нет шрамов.

Повернувшись лицом к иллюминатору, Анжела попыталась сдержать волну негодования и презрения, захлестнувшую ее.

– Я никогда не ждала от вас достойного поведения, – отрезала она, не поворачивая головы. – Пожалуйста, оставьте меня.

Немного помолчав, молодой человек проговорил:

– Ну, по крайней мере, съешьте то, что я вам принес. Турк попросил меня доставить вам еду и заявил, что это питательно. Вполне вероятно, что на вкус она не очень… Ешьте, я скоро приду за подносом.

Когда за ним закрылась дверь, Анжела прислонилась к стенке каюты и перестала сдерживать слезы, которые давно просились наружу. Станет ли она когда-нибудь свободной не только от этого корабля, но и от мыслей о капитане Сейбре? Господи, когда она думала о своем бесстыдном поведении – ее начинали мучить угрызения совести. Да, она вела себя неподобающим образом. Что ж, теперь Анжелу Линделл нисколько не удивит, если ее продадут, как уличную красотку. Сейбр, похоже, сделает то, что хотел. Будь проклят этот негодяй, будь прокляты его яркие голубые глаза и кривая улыбка, которую, если честно, ей очень редко доводилось видеть, будь он проклят за то, что его пленница так часто думает о нем!

37
{"b":"4641","o":1}