1
2
3
...
38
39
40
...
82

– Прекратите! – через несколько минут приказал юноша. Пленница, не скрывая изумления, взглянула на него:

– О чем вы?

– Я знаю, о чем вы думаете. Это можно понять по вашему лицу. Беспокойство не поможет. Если вы будете нервничать, то наделаете много глупостей. Если ваш любовник здесь…

– Не любовник, а нареченный.

– Пусть будет так. Если он в Новом Орлеане, Турк и Кит найдут его. А если нет, вы можете сесть на корабль, идущий в Англию, и подождать, пока он сам отыщет вас.

– Но он не сделает этого, – уныло произнесла Анжела. – Филипп думает, что наша любовь не имеет будущего.

– Я знаком со многими чувствами. Если этот парень настоящий мужчина, он не позволит, чтобы мнение родителей помещало ему добиться желаемого.

– Вы не понимаете. Обычно так не делается. Я вышла из рамок приличия, нарушив все мыслимые законы общества, когда убежала из дома, – девушка перевела дыхание. – Но я не вижу другого способа соединиться с мужчиной, которого я люблю.

– Правда?

– Что правда?

– Вы его любите? – Дилан пожал плечами. – Мне просто интересно. Вы никогда не говорили о нем, только о Сейбре.

– Ой, не говорите глупостей, пожалуйста. Конечно, я люблю Филиппа. Иначе, с какой это стати я объехала подземного шара?

– Анжела, не спешите. Когда вы снова увидите этого парня, Филиппа, я имею в виду, подумайте, кто он такой на самом деле, тот ли это человек, что живет в вашем сердце?

– И вы считаете, что мое мнение о нем изменится? Неужели я сочту его преступником, вором или, что еще хуже, пиратом?

Молодой человек пристально посмотрел на собеседницу. Ночные птицы пели свои серенады, в болотах дружно орали лягушки. Юноша пожал плечами и мягко сказал:

– Пойдемте, уже поздно. Нам нельзя упускать Сейбра.

Вдоль улочек стояли узенькие скамейки, над которыми нависали балконы, украшенные металлическими решетками с замысловатыми узорами и гирляндами цветов. Высокие фонари тускло освещали улицы. Оживленно сновали пешеходы. Оглядевшись, Анжела узнала французскую архитектуру. Удивленная обстановкой, достаточно приятной и радующей глаз, мисс Линделл вспомнила свои печальные мысли, когда они подходили к городу.

Женщины с черной, как у Турка, кожей, с огромными корзинами на голове ходили по улицам, предлагали свой товар, выкрикивая цены по-французски. Они носили цветные одежды и невозмутимо взирали на суету, царившую вокруг, несмотря на поздний час.

– По утрам вы увидите людей, покупающих себе еду, – пояснил Дилан. – Здесь неподалеку находится французский рынок. – Он указал на ряд высоких зданий, окруженных овощными лавками. – Большинство торгашей уходит затемно, но и сейчас вы можете кое-что купить.

Густые ароматы кофе, специй, булочек и овощей смешивались с более острыми запахами рыбы и цыплят. Хотя большинство палаток было уже свернуто, некоторые все же продолжали торговать, демонстрируя свой товар и собирая людей. Здесь говорили на удивительной смеси испанского с французским, звучал и еще какой-то язык, который не был знаком Анжеле. Когда она поинтересовалась у Дилана, что это за язык, молодой человек только улыбнулся:

– На свете очень много народов. Некоторые из них живут рядом и здорово смешиваются с соседями. Вот так и возникают новые языки. Это не французский и не испанский. Не знаю, как они его называют, но, смею вас уверить, он чрезвычайно музыкален.

Торопливо проходя через рынок, Анжела все же успела заметить попугаев в клетках, обезьян на привязи и даже живого аллигатора. Мисс Линделл на мгновение вообще забыла, зачем они пришли сюда и почему прибыли в Новый Орлеан, и лишь когда Дилан остановился у ряда низких строений с железными балконами, она вспомнила о цели их визита.

Анжела сжала его запястье:

– Где мы?

Мужчина засмеялся, потом произнес:

– Это кабак, где собираются эмигранты. Мы будем ждать здесь до тех пор, пока за нами не явится Сейбр или Турк.

– Что это за место?

Дилан не ответил и потянул спутницу за собой. В огромной комнате клубился дым и звучал громкий смех. Волей-неволей мисс Линделл стала держаться поближе к своему спутнику. В шуме чувствовалось нечто странное, заставлявшее нервничать. Девушка туже стянула завязки капюшона и окинула таверну взглядом. Мужчины в грубых одеждах сидели за столиками или стояли небольшими группками. Некоторые оборачивались и смотрели на вновь прибывших. Из гула голосов явно послышались непристойные замечания. Дилан на минуту остановился, поговорил с высоким одноухим мужчиной, лицо которого покрывали глубокие шрамы, затем повел Анжелу к столику.

Усевшись в самом дальнем углу, девушка облегченно вздохнула. Посмотрев на спутника, она с удивлением обнаружила, что тот положил на стол пистолет. Сердце у нее похолодело:

– Вы ожидаете неприятностей?

– Нужно всегда быть к ним готовым, – на лице пирата появилась хитрая усмешка. – В такого рода заведениях неприятности долго не заставляют себя ждать.

– Зачем вы привели меня сюда? – шепотом потребовала ответа мисс Линделл. – И где Филипп?

Досадливо поморщившись и покачав головой, Дилан произнес:

– Я же вам сказал, что Кит и Турк найдут его, если он в Новом Орлеане. Имейте же терпение, черт возьми!

– Терпение? Мне кажется, я была более чем терпелива, – наклонившись вперед, девушка прошептала: – Перестаньте обращаться со мной, как с ребенком, и скажите, что происходит.

– Вы сами можете увидеть, что происходит, Анжела. Мы должны здесь встретиться с…

– Что это за место? – мисс Линделл огляделась и слегка повысила голос. – Большинство людей выглядит, как настоящие изгои.

– Они таковыми и являются, – молодой человек холодно взглянул на собеседницу. – Пираты, контрабандисты и европейцы, бежавшие от правосудия в колонии, очень любят собираться в этом заведении. Поэтому и мы здесь находимся. В другом месте на нас сразу же обратили бы внимание.

– Хотите сказать, что в любом другом заведении заметили бы именно вас?

– Именно.

Анжела с трудом подавила нервный смех. Во что еще она ввязалась? И почему это ей представлялось, что ее отвезут в какой-нибудь приличный дом и там они с Филиппом встретятся? О нет, Сейбр не мог такого допустить, Этот тип привык к совершенно другой жизни и не смог бы обставить все так, как обычно бывает у цивилизованных людей. Девушка тяжело вздохнула.

– Вы невыносимы, Дилан.

– Зато убедителен.

– Но вы не всегда получаете желаемые результаты, – напомнила она ему, и юноша печально кивнул:

– Вы очень верно подметили. Признаюсь, я буду очень рад, если здесь у Кита что-нибудь получится, и он уберется отсюда. К тому же не представляю, что вы выкинете в следующее мгновение. Ему, похоже, удается сдерживать вас лучше, чем мне.

От мысли, что она вновь увидит Сейбра, внутри у девушки похолодело. Но, собравшись с силами, она постаралась не обращать внимания на свои страхи.

– Мистер Сейбр не способен сдерживать даже себя, а уж как-то повлиять на меня он тем более не в силах.

Дилан усмехнулся, и когда им принесли бокалы с каким-то пойлом непонятного цвета, посоветовал девушке отдать ему свою порцию:

– Этот напиток слишком крепок для вас.

– Неужели? – Анжела взяла бокал, сделала большой глоток и чуть не потеряла сознание. Горло обожгло словно огнем, глаза начали слезиться. Она увидела изумленный взгляд своего спутника, однако сделала вид, что ничего не случилось. Ей надоело, что все принимают ее за наивного ребенка. Сделав второй глоток, на этот раз с большей предосторожностью, она почувствовала, как по всему телу разливается тепло.

– Медленнее, – предупредил пират. – Вы еще не привыкли к алкоголю, и он может ударить вам в голову.

– Я выросла на благородных винах и ликерах, – небрежно бросила девушка, воинственно подняв подбородок.

Дилан отреагировал немедленно:

– Опустите голову! Вы что, хотите стать причиной драки? Какой-нибудь пьяный болван вполне может решить, что красотка с ним заигрывает.

39
{"b":"4641","o":1}