1
2
3
...
46
47
48
...
82

– А почему, как вы думаете, я стою здесь перед вами и теряю время? – Дилан провел рукой по своим роскошным волосам. – Вместо того, чтобы разбиваться тут в лепешку, чтобы убедить вас в правде, я бы лучше побыл с Эмили.

– Тогда идите к ней и оставьте меня, я собираюсь лечь спать.

Юноша вручил ей бутылку:

– Если вы действительно хотите спать, допейте ваше вино. Здесь еще много осталось, поэтому у вас есть возможность свалить все на спиртное, а не на правду.

Глядя на него, девушка взяла бутылку.

– Думаю, я последую вашему совету. Это отличная идея.

Не обращая больше на молодого человека внимания, Анжела шагнула назад, решительно закрыла дверь перед его носом и прислонилась к дереву спиной. Через несколько секунд в коридоре послышались удаляющиеся шаги Дилана. Все еще расстроенная, мисс Линделл взглянула на бутылку. Почему бы нет? Вино может облегчить ее муки, хотя завтра ей все равно придется встретиться с жестокой действительностью. Но сегодня… Сегодня нужно уйти от черного отчаяния, охватившего ее.

Только нескольких глотков вина хватило ей для того, чтобы понять, что подобным образом она не сможет облегчить мук. Анжела раздраженно поставила бутылку в корзину. Подойдя к кровати, девушка упала на нее, испытывая целую гамму чувств, начиная от гнева и раздражения и кончая отчаянием. Она долго лежала, глядя в потолок. Единственными источниками света были маленькая лампа на стене да лунная дорожка, пробивавшаяся через иллюминатор. Тусклое освещение погружало Анжелу в нереальный, расплывчатый мир, заставляя думать, что она сходит с ума.

Иначе, как еще можно было объяснить появившееся состояние неловкости? Ей бы презирать Кита Сейбра, но она не могла этого сделать. Где-то в глубине души девушки таилось такое чувство, от которого делалось страшно.

Проходило время, а мисс Линделл все еще лежала неподвижно. Сон не шел к ней, и девушка вслушивалась в плеск волн и поскрипывание обшивки «Морского тигра». Вместо привычного хлопанья парусов, раздуваемых ветром, слышались треск мачт, голоса чаек, шаги вахтенных. Где-то вдалеке раздавалось пение и смех. Мисс Линделл благодарила Бога, что не могла расслышать слов. Иногда ей приходилось накрывать голову подушкой, чтобы заглушить скабрезное пение пиратов.

Наконец, легкое покачивание корабля убаюкало ее, и Анжела погрузилась в глубокий сон.

Глава 13

Кит быстро спустился в. пустой коридор, ведущий к каюте Анжелы. Здесь он остановился, привыкая к полумраку и вдыхая знакомые запахи. Ароматы имбиря и корицы, захваченных на торговом судне, шедшем из Индии, вызвали у него невольную улыбку. Сейбр любил свой корабль так, будто тот представлял собой огромный прекрасный замок, равного которому не было в мире.

Кит уже давно не считал Англию своим домом. Земля предков оставила в его памяти болезненные воспоминания. Бывая в пределах королевства, он не старался задерживаться там подолгу. Странно, но одновременно Кит почему-то чувствовал к Англии постоянную привязанность и не упускал возможности помочь ей в борьбе против Наполеона.

Хотя договор о перемирии между соперниками, подписанный в Амьене, находился сейчас в силе, Сейбр не думал, что затишье продлится слишком долго. Французский император был слишком жаден до денег и власти, поэтому мысль о свободной Англии, о ее нетронутых богатствах не давала ему покоя. Маленький корсиканец никак не мог собрать воедино свою армию. Часть ее была брошена на подавление восстания Туссена Лувертюра в Санто-Доминго. Война начнется вновь – в этом у Сейбра не возникало никакого сомнения. Когда это произойдет, капитан намеревался вложить большую сумму денег в кампанию против императора.

И только после этого можно будет заняться своими собственными поисками, мучившими его день и ночь, лишавшими покоя. Этой женщине все время удается ускользать, и Кит понимал, что Турк был прав. Она наверняка знала, что ее разыскивают. Но почему бы ей не встретиться с ним? Сейбр решил не успокаиваться до тех пор, пока не получит ответа на свои вопросы, касающиеся этой женщины, пусть даже для этого потребуется вся жизнь.

А в последнее время его поиски натолкнулись на еще одно неожиданное препятствие – Анжелу. Его больше всего удивляло то, что свое драгоценное время он тратит на женщину, которая, по его мнению, воплощает в себе все самые плохие качества. Турк же неоднократно пытался уверить его, что Анжела в значительной мере отличается от Сьюзан и Эйлин, а уж тем более от Вивиан. Сейбру хотелось бы в это верить. Жизнь научила его, что все на самом деле происходит не так, как хотелось бы, особенно, если дело касалось людей.

Разговоры Турка о том, что без слепой веры друг в друга мужчина и женщина не могут иметь нормальных отношений, не нравились Сейбру. Кит еще не встречал никого, кто воплотил бы в реальность эту мысль. Его собственные отношения с противоположным полом ограничивались примитивным физическим общением. Доверительных отношений никогда не возникало.

Кит чувствовал себя очень неловко от того, каким образом Анжела ушла из «Кровавого Боба». Он хотел забыть обо всем случившемся, надеясь, что всегда найдет себе того, кого надо, но мысли о блондинке не давали ему покоя.

Все еще находясь в раздумьях по поводу своих чувств к Анжеле, Сейбр толкнул незапертую дверь каюты и вошел внутрь. Девушка спала, лунный свет освещал ее прелестное личико и серебрил следы слез на щеках. Это несколько остудило гнев пирата. Она плакала, но кто вызвал эти слезы – он или Филипп?

Может, у него хватит благоразумия уйти, и Анжела никогда не узнает, что он был здесь? Нет. Как верно подметил Турк, поведение капитана в последнее время стало совершенно непредсказуемым. Скорее всего, в этом повинно состояние постоянного ожидания и уныния, причиной которого в большинстве случаев была мисс Линделл.

Капитан медленно опустился на краешек постели. Девушка даже не пошевелилась, только тихо вздохнула. Растрепавшиеся во сне волосы обрамляли ее лицо. Одна рука лежала возле щеки. Мужчина подавил желание вложить свою ладонь в ее нежную ручку и осторожно провел пальцами по волосам девушки, ощутив их шелковистость. Наклонившись ближе, он уловил легкий аромат летнего дождя, исходивший от девичьего тела.

Она пробуждала в нем нежность и сострадание. Прибыв на судно, Кит был чертовски зол на себя и на нее. Он пытался убедить себя в том, что ему безразличен ее уход, но на самом деле это волновало его, сводило с ума.

А сейчас он находился здесь и вместо того, чтобы грубо разбудить ее и потребовать объяснения, боролся с желанием прильнуть к ее губам. Рот мисс Линделл был слегка приоткрыт, ресницы отбрасывали на щеки длинные тени, грудь вздымалась в ритмичном дыхании. Не в силах противостоять искушающему зову плоти, Кит наклонился и коснулся нежной щеки девушки.

Анжела пошевелилась, ее ресницы затрепетали, но не поднялись. Сейбр снова поцеловал ее, на этот раз в губы, осторожно проведя по ним языком. Он целовал ее до тех пор, пока девушка не шевельнулась под тяжестью его тела. Фруктовый аромат вина все еще ощущался на ее губах и языке.

Опустившись ниже. Кит поцеловал ее подбородок, нежное горло и кремовую бархатную кожу, видневшуюся над кружевом, прикрывающим грудь. Отстегнув булавку, скрепляющую кружева, Сейбр сбросил их на пол и, подняв голову, увидел, что девушка смотрит на него поблескивающими в лунном свете любопытными глазами. Капитан остановился, держа свою руку в теплой ложбине ее груди.

– Что вы делаете? – прошептала Анжела, облизнув пересохшие губы.

Но на ее простой вопрос так и не нашлось ответа, по крайней мере, Кит не захотел произносить его вслух. Набрав полные легкие воздуха и покачав головой, он наклонился, чтобы вновь поцеловать ее. Анжела не отвернулась, но и не ответила. Сейбр отстранился и взглянул на девушку.

– Прошу прощения за то, что расстроил вас, – помолчав, произнес он свои извинения, сам удивляясь своим словам. – Такого не должно было случиться.

47
{"b":"4641","o":1}