ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ах, да, пожар на борту «Испытания»! Что бы ты делала, если бы я отсутствовал в тот момент.

– Скорее всего, плыла бы в Новый Орлеан, – отрезала Анжела. – Если бы ты не атаковал нас, пожара бы не случилось.

– Ага, плыла бы ты в Новый Орлеан, и твой драгоценный возлюбленный встретил бы тебя с распростертыми объятиями на причале.

Он затронул больное место, и девушка, не удержавшись, тяжело вздохнула. Она хорошо понимала, что если бы ей вообще удалось отыскать Филиппа, исход оказался бы плачевным.

– Ты намекаешь на то, что облегчил… мои страдания от… того, что я застала дю Плесси с… в…

Не закончив предложения, девушка взглянула на пирата, и тот пришел ей на помощь:

– В компрометирующей ситуации.

– Именно, – сердито подтвердила она. Кит махнул рукой:

– Ну, не надо злиться. Он не стал бы ждать, поэтому следующим рейсом ты бы отправилась домой. Именно это я и делаю сейчас – отправляю тебя к папочке с мамочкой. Поэтому соберись с мыслями и скажи, что тебя вывело из равновесия?

– Потому что ты это делаешь только сейчас, когда я стала обузой для тебя, – выпалила мисс Линделл. – Ты думаешь, я глупая? Я слышала тебя очень хорошо.

Мужчина нахмурился:

– Конечно, ты не имеешь в виду мой набор слов, когда я добрался до корабля после сражения на пляже. Даже полный идиот мог бы сообразить, что у меня не было настроения и желания быть вежливым.

– Прости, но мне трудно увидеть разницу между вежливостью и правдой. Сейбр рукой прикрыл глаза:

– Боже мой, я надеялся здесь отдохнуть и разрядиться, но вижу, мои надежды рассеялись, как дым, – он взглянул на нее поверх и покачал головой. – Анжела, если я оскорбил тебя, то прошу прощения.

Она сидела не шевелясь. Впервые этот человек произнес что-то похожее на извинение. Несколько мгновений девушка не знала, что ответить, затем мягко проговорила:

– Ты уверен, что хочешь признать за собой ошибку?

Губы пирата раздвинулись в улыбке:

– Это случилось со мною впервые. Неужели тот факт, что я попросил прощения, облегчит мои муки?

– Частично, – Анжела подавила вздох. Общение, говорят, является ключом к пониманию. Если она воспользуется предоставленным шансом и расскажет о своих чувствах, то, возможно, Сейбр все ей объяснит.

Сжав пальцы, мисс Линделл набрала в легкие побольше воздуха:

– Мне кажется, что ты стараешься избавиться от тяжкого бремени, которое превратилось в неудобство, отправляя меня в Лондон. Я права. Кит?..

Она говорила это, опустив глаза, опасаясь увидеть нечто страшное для себя в выражении его лица. Смех мужчины прозвучал неожиданно мягко:

– Нет, ты не права. Я отправляю тебя в Лондон исключительно по причине, упомянутой мною ранее, оставаться на борту «Морского тигра» для юной леди слишком опасно.

Подняв голову, Анжела спросила:

– Только поэтому?

– Именно поэтому.

Он немного помолчал, затем добавил:

– Может, мне просто надоело присматривать за каждым членом команды, бросающим на тебя слишком пристальные взгляды.

– Неужели ты это делал?

– Вообще-то это делал Дилан, неусыпно тебя оберегавший. Существовало три человека, весьма неравнодушных к твоим… гм… формам, которые неоднократно получали его предупреждения, особенно тогда, когда ты проходила по кораблю в мокром платье.

Это неприятное воспоминание – одежда в пятнах крови, исчезнувшая за бортом сразу же после того, как она вошла в каюту, – бросило ее в дрожь. Анжела взглянула на свои переплетенные пальцы, и Кит, протянув руку, осторожно погладил ее склоненную голову.

– Что еще беспокоит тебя, дорогая? Его мягкость вконец расстроила Анжелу. Из ее глаз ручьем потекли слезы. Капитан ничего не сказал, только крепче притянул ее к себе, сжал в объятиях и держал ее до тех пор, пока она не успокоилась. Затем Сейбр предложил ей кончик покрывала, чтобы утереть мокрое лицо и нос, заметив, что для таких целей леди обычно пользуются носовыми платками.

Когда он приподнял ее подбородок, девушка не отвела глаз. В выражении лица корсара что-то неуловимо изменилось, появилось нечто незнакомое. Она шевельнулась, шмыгнув носом, что не вязалось с образом благовоспитанной девицы.

– Ты же не из тех женщин, которые вечно хнычут. У тебя нос стал красным, как вишня.

– Спасибо за комплимент.

Рассмеявшись, он снова обнял ее и усадил к себе на колени. Анжела положила голову ему на плечо и вздохнула.

– Я знаю, что беспокоит тебя, милая. Баттонз рассказал мне о том, как на вас напали.

Мисс Линделл вздрогнула, и мужчина обнял ее еще крепче.

– Слушай меня внимательно, ты сделала то, что должна была сделать. Ты не первая и не последняя, кого обстоятельства вынудили прибегнуть к таким мукам.

– Тому, что я совершила, нет оправдания. Голос девушки прервался, и, немного помолчав, она продолжила:

– Я убила человека

– Некоторым приходилось это делать даже в более раннем возрасте.

В голосе капитана слышалась непередаваемая горечь, и Анжела вспомнила как-то оброненную им фразу, что он впервые участвовал в сражении, когда ему исполнилось всего одиннадцать лет. Как раз тогда Сейбр и получил свой изогнутый шрам, начинавшийся от брови и переходящий на щеку. Странно, но до сих пор ей не приходило в голову, что у него злобная и свирепая внешность.

– Тебя принудили к этому? – собравшись с духом, поинтересовалась она.

Когда капитан не ответил, Анжела немного отстранилась и посмотрела на него:

– Скажи мне, нет. Я не хочу думать, что я единственная, кто испытывал нечто подобное.

Не отвечая, Сейбр снял девушку с колен поднялся, глядя на нее сверху вниз. Сгущались сумерки. Свет, пробивавшийся сквозь крошечные иллюминаторы, наполнял каюту призраками.

Все так же молча Кит зажег фонарь и вновь уселся на постель. Поднеся ее руки к лицу, он некоторое время внимательно смотрел на них, затем нежно проведя по ладоням, проговорил:

– Эти ручки слишком малы, чтобы удержать оружие, – подняв голову. Кит посмотрел на девушку. – Когда меня захватили пираты, мне исполнилось всего шесть лет. Когда я принял участие в своей первой битве, то меня вполне можно было считать ветераном, имевшим три очка в свою пользу. Будучи самым юным на борту, я таскал на палубу свежий порох. Порой на нее невозможно было ступить из-за крови и тел пиратов. Сначала мне было страшно – шум, крики и стоны умирающих, – взгляд мужчины стал отрешенным, и Анжела представила, что он видит перед собой того маленького мальчика.

Затем Сейбр встрепенулся, вернулся в на– стоящее, провел рукой по волосам и улыбнулся:

– Я быстро всему научился, так они сказали мне, быстрее, чем любой другой мальчик, который когда-либо находился с ними. Может, пираты говорили это потому, что я прожил дольше, чем любой другой из их воспитанников.

Через несколько секунд Анжела справилась с дрожью в голосе и спросила:

– Как… как и почему ты попал к пиратам? Сейбр, цинично улыбнувшись, произнес:

– Хороший вопрос, я сам его часто себе задаю.

Похоже, он не собирался продолжать, поэтому Анжела ответила за него:

– Думаю, ты попал к ним так же, как и я.

– О, нет.

Горечь, прозвучавшая в его голосе, огорошила девушку, и она замолчала. Будто поняв, что поверг собеседницу в изумление, Кит изобразил на лице улыбку, больше похожую на гримасу.

– Это не очень приятная история, дорогуша. Тебе лучше не слышать ее, поверь мне. Мисс Линделл обняла его:

– Если ты когда-нибудь захочешь все рассказать, я буду рада выслушать.

Подняв их сплетенные руки, мужчина поцеловал кончики ее пальцев и улыбнулся:

– Я собирался успокоить тебя, а получается, что ты выполняешь мою задачу и успокаиваешь меня.

– Думаю, – осторожно произнесла она, – что мы хорошо действуем друг на друга, снимая напряжение.

– Да, так оно и есть. Я знал, что так получится

Сейбр произнес это небрежным тоном, в его голосе прозвучал обычный цинизм. Но на этот раз Анжела не оскорбилась, поняв причину этого. Это единственное, что помогло ему справиться с болью. Женщине можно еще позволить себе расплакаться, но мужчина не допустит, чтобы его слабость видели другие.

62
{"b":"4641","o":1}