ЛитМир - Электронная Библиотека

Прислонившись к отполированным перилам, Анжела сказала:

– Ну, я думаю, что он вряд ли теперь отошлет меня, – от брошенного на нее со стороны Эмили вопросительного взгляда, она покраснела. – Мы стали очень близки.

– Да, – горничная отвела глаза, – я понимаю.

Они замолчали. Тишину нарушал лишь. привычный шорох волн, скрип мачт, хлопанье парусов. Мисс Линделл взглянула вверх, туда, где надувшийся парус едва держался на мачте. Попутный ветер быстро мчал их к конечной цели путешествия. Иногда Анжела сравнивала Кита с ветром и сожалела, что тот полюбил ее. Но Сейбр, скорее всего, не отправит ее домой, ведь между ними столько всего произошло. Нет, определенно, он должен изменить свое решение.

– Так гораздо лучше, – не глядя на Анжелу, Кит оперся о пушку. Он не хотел видеть тени под ее глазами или трясущуюся нижнюю губу девушки, которую та пыталась прикусить.

– Да, – низким голосом произнесла блондинка. – Я согласна.

– Ты скоро будешь дома, и все окажется позади.

Некоторое время они молчали. Табачный дым из трубки плыл по воздуху, ароматный и крепкий, смешиваясь с таким знакомым запахом мокрой веревки и дерева. Сидя на мачте, Ролло выкрикивал свои обычные пошлости, которые прежде очень сердили девушку, но на этот раз она просто не обращала на них внимания. Не глядя на пирата, мисс Линделл проговорила:

– Полагаю, я не увижу вас больше… Капитан замялся. Веревочный трап уже свисал с левого борта «Морского тигра», ожидая Анжелу и Эмили. Только что закончились переговоры, и через небольшой промежуток времени «Ласточка» должна будет пришвартоваться в лондонском порту, возвратив девушек на родную землю. Обещания даются чрезвычайно легко, но выполнить их чертовски трудно. Зачем разбивать кому-то сердце, если сам не знаешь наверняка, что может случиться. Ветер вырвал белокурые пряди из-под муслиновой шляпки Анжелы, и Кит с трудом подавил желание заправить их обратно.

– Ты же знаешь, что после стычки на Святом Томасе каждое правительственное судно в Атлантике ищет нас. Не могу пообещать, что мы скоро встретимся.

– Ну конечно.

Черт возьми, почему он не может сказать то, что она хочет от него услышать? Ведь эти слова у одних так легко срываются с губ, а вот Сейбр все никак не может выдавить их из себя. Только одной-единственной женщине в мире Кит сказал их, и воспоминание об этом до сих пор больно отдавалось в его сердце. Нет, сейчас еще не время. Позже, когда они вновь встретятся, он расскажет девушке о своих чувствах. А сейчас ему необходимо отыскать ответы на те самые вопросы, которые мучили его столько лет.

– Они ждут, Анжела, – произнес Сейбр и взял блондинку за руку. И это прикосновение бросило мужчину в дрожь.

На прощание Дилан подарил мисс Линделл несколько вещей, отобранных у французского аристократа, плывшего в Индию. Естественно, молодой корсар не сказал девушке о происхождении обновок. Кит вынужден был признать, что эта одежда делала Анжелу еще более привлекательной – квадратный вырез платья был оторочен великолепными кружевами, едва прикрывающими полную грудь блондинки. После привычного легкого, простенького платьица, в котором он привык ее видеть, у Сейбра сложилось впечатление, что перед ним незнакомка. Такую Анжелу можно встретить только в какой-нибудь роскошной гостиной.

– Корабль ждет, – снова повторил капитан, махнув рукой в направлении ждущих Турка и Дилана. Эмили с заплаканными глазами стояла рядом с юношей, но, слава Богу, кажется, не собиралась закатывать истерику.

Дилан обернулся, и густая грива роскошных темных волос взметнулась вверх, а затем, словно затухающая волна, опустилась ему на спину. Солнце высвечивало рыже-каштановые полосы в его темных волосах, оставляя основную массу иссиня-черной. Его желтые кошачьи глаза от солнечных лучей стали похожи на испанские дублоны. Взяв Эмили за руку, Дилан наклонился и нежно ее поцеловал. Не обращая внимания на любопытные взгляды, они что-то страстно зашептали друг другу.

Подавив невольную зависть к такому безразличию, Кит чуть было сам не заключил Анжелу в объятия. Это ему стоило больших усилий.

– Я помогу тебе перелезть через борт и спуститься в лодку.

Качая головой, девушка отвела глаза:

– Нет, пусть это сделает Турк. Мои чемоданы уже на борту, так что дело осталось только за пассажирами. Боюсь, капитан уже начал нервничать.

Сейбр посмотрел в направлении «Ласточки» и увидел, что капитан Гастингс нервно машет им шляпой. Ему очень хотелось побыстрее отправиться в путь. Еще немного, и тот может отказаться от своего решения. Поэтому Кит, наконец, сделал выбор.

– Возьми ее, Турк, – с этими словами капитан осторожно передал свою ношу гиганту. – Я буду внизу.

Мисс Линделл ничего не сказала, лишь взглянула на Сейбра глазами, ставшими серебристыми от слез.

– Прощай, Кит, – прошептала она, и капитан, не найдя в себе сил что-либо вымолвить, коротко кивнул.

Круто повернувшись на каблуках, боясь передумать, Кит твердыми шагами пересек палубу. Он ни разу не обернулся, чтобы, подобно жене Лота, не превратиться в соляной столб при виде Анжелы, уходящей из его жизни. Смешно, конечно, но если как следует разобраться – они едва знакомы. За такой короткий срок редко какому мужчине удается понять, что на уме у его любимой женщины.

Все это так, но Сейбр хорошо помнил изящную линию плеча, припухлость и нежную кожу груди вкупе с другими не менее соблазнительными частями тела своей недавней пассажирки. Он слышал ее смех, низкий музыкальный, похожий на перезвон маленьких серебряных колокольчиков, вспоминал и восхищался ее мужеством, ее гордостью. Черт возьми, как можно отправлять восвояси женщину, настоявшую на спасении издыхающей медузы, а несколькими часами позже убившую человека, покушавшегося на жизнь подруги? Это было выше его понятия, но Кит все же не желал ничего менять.

«Кто-то обязательно должен описать сцену прощания, – устало размышлял корсар, войдя в каюту и бросившись в большое мягкое кресло, – ее следует назвать „Человеческая глупость“ или еще как-нибудь, но слово „глупость“ должно присутствовать непременно».

Потирая лоб, он сидел в кресле до тех пор, пока не услышал ни с чем не сравнимый звук – «Морской тигр» продолжил свое путешествие. Тени стали длиннее и расплывчатое, Ролло что-то невнятно пробормотал и сунул голову под крыло. Кит даже не помнил, когда птица прилетела к нему. Неужели он, гроза морей, начал стареть и раскисать? Нужно немедленно выйти из депрессии и заняться более важными, чем жалость к самому себе, делами.

Поднявшись с кресла. Кит отправился на палубу.

И вот, наконец, долгожданная Англия! «Ласточка» с трудом пробиралась между судами, снующими вверх и вниз по Темзе. В долине реки между Тауэром и Лондонским мостом располагался центр морской жизни столицы Британской Империи. По реке плавал мусор. Судно уверенно шло мимо причалов и складов. Анжела, стоя на палубе, с удивлением принюхивалась к знакомым запахам гниющего дерева и воды, загаженной нечистотами.

– Уф! – прижав к носу платок, пробормотала Эмили. – В бухте Святого Томаса пахло гораздо приятнее.

Мисс Линделл не ответила. Ей не хотелось думать ни о той бухте, ни о «Морском тигре», ни о Ките. Не в силах что-либо вымолвить, измученная бессонными ночами и качкой корабля, девушка молча смотрела, как «Ласточка» вошла в порт. Знакомые очертания Лондона не пробудили в иссохшей душе никаких чувств. Единственное, чего ей хотелось, так это найти мягкую постель, которая не будет качаться, улечься в нее.

– Мисс Анжела, – возбужденно проговорила горничная, разогнав мрачные мысли. – Посмотрите, кто нас встречает!

Гася загоревшуюся в душе искорку надежды, Анжела, повернувшись, увидела родителей, стоявших у причала и напряженно вглядывавшихся в пассажиров у трапа. Сердце отчаянно забилось. Мать, похоже, совсем не изменилась – те же короткие волосы, посеребренные пылью мудрости и возраста, полная фигура облачена в безупречно сшитое платье. Но папа… Его лицо избороздили новые морщины, глубоко врезавшиеся в кожу, а волосы совсем побелели. Старик тревожно вглядывался в толпу, и она приветственно подняла руку. Мать тут же принялась плакать, а отец похлопал ее по плечу, как делал всегда, и тоже поднял руку.

64
{"b":"4641","o":1}