ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
Опасная улика
Анатомия скандала
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Неожиданное признание
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Уроки обольщения

– Вы очень добры, ваша светлость, – пробормотала она и несмело заглянула в его изумленные ярко-голубые, обрамленные густыми ресницами глаза, чей взгляд проникал, казалось, до самого мозга.

– Нет, вовсе нет, – проговорил мужчина, и в его бархатном баритоне послышались нотки изумления. – Обо мне можно многое сказать, но понятие «добрый» не имеет никакого отношения к моему характеру. Воспитанный – может быть, но никак не добрый.

Лихорадочно ища подходящий ответ, Анжела была спасена вмешательством матери:

– Ваша светлость, мы очень рады, что вы удостоили нас приглашением на сегодняшний вечер. Он просто чудесен.

Слегка поклонившись Алисии, герцог, на– конец, отпустил затянутую в перчатку руку Анжелы.

– Мне приятно слышать, что вам нравится этот прием. Частенько такие вещи вызывают откровенную зевоту, – бросив на девушку испытующий взгляд, он вновь повернулся к компаньону. – Не расстроит ли вас, Джон, если я попрошу вашу дочь удостоить меня чести станцевать со мной первый танец?

Донельзя изумившись, Анжела несколько мгновений слышала лишь звон в ушах, затем последовало согласие отца, и герцог взял ее РУКУ:

– Мисс Линделл, сочту за честь, если вы согласитесь станцевать со мной. Обычно начинают с менуэта.

– С радостью, ваша светлость, – запинаясь, проговорила она. Боже, ей не приходилось танцевать уже несколько месяцев. Что, если она споткнется или забудет какую-нибудь фигуру?

Но опять ей на помощь пришли годы тренировок и мучений, весьма болезненные уроки балетмейстера, нанятого матерью в детстве. И когда музыканты взяли первые аккорды, девушка с удивлением обнаружила, что находится в центре зала под руку с герцогом Тремейнским. Другие пары грациозно двигались рядом с ними в ритме старинного французского танца. Их откровенно рассматривали. Большинство гостей, как думала Анжела, ломали голову над тем, кто она такая. Джона Линделла хорошо знали в деловых кругах, но не в среде аристократов.

Когда танец закончился, герцог подвел ее к матери, а затем с поклоном и восхищенным бормотанием удалился.

Анжела чувствовала, что мать просто трепещет от возбуждения.

– Он подтвердил, что тебя приняли в их круг, – прошептала Алисия на ухо дочери. – Не могу поверить в нашу удачу. Посмотри, как люди смотрят на тебя и шепчутся.

– Это же смешно, – проворчала Анжела. – Я чувствую себя фарфоровой куклой на маскараде. Интересно, можем ли мы испить пунша, а потом незаметно ускользнуть?

Изумленно оглядев дочь с ног до головы, Алисия спросила:

– С какой же стати мы должны так поступить? Ты только что была принята в высшее общество.

– Да потому, что этот вечер обещает быть скучным до смерти. Я почти никого здесь не знаю, а те, кого знаю, – ужасные зануды.

Алисия быстро-быстро начала обмахиваться своим красивым, из слоновой кости и кружев, веером, чтобы скрыть нахмуренное лицо.

– Ты только что танцевала с герцогом, – ее голос понизился до шепота. – Он вдовец. Это может быть началом твоей новой жизни, Анжела, вступлением в мир элиты. Ты разве не можешь заглянуть в будущее?

– Мама…

Женщина с треском захлопнула веер:

– Мне всегда казалось, что ты достойна лучшей жизни. Почему ты все время ставишь палки мне в колеса? Конечно, ты могла бы провести вечер с Артуром, а не приезжать сюда, где аристократия уже шепчется о тебе.

Артур был не кем иным, как занудным бароном Ван Гозден-Лиаром, который неделю назад вежливо предложил немного повременить со свадьбой. Мать его решение повергло в отчаяние – барон предпочел не связываться узами брака с юной женщиной, на репутации которой имелось небольшое пятнышко. Объяснение того, чем девушка столь длительное время занималась вдали от дома, не очень-то нравилось человеку, собиравшемуся жениться на ней. Анжелу его решение как нельзя лучше устраивало, но Алисию нет.

– Очень хорошо, мама. Я постараюсь найти себе развлечение.

– Вот-вот! – резко ответила женщина. – Лучше найди себе подходящего мужа.

– В Лондоне нет ни одного приличного человека, которого я хотела бы в мужья, – пробормотала девушка и вздохнула, когда веер матери раскрылся и с треском захлопнулся. Очевидно, по этому вопросу они так и не придут к согласию. Надо было свои горести держать при себе, но теперь поздно.

Очень энергичный джентльмен в желтом сюртуке приблизился к ним и, прижав руку к внушительному животу, склонился в поклоне:

– Миссис Линделл, не правда ли? – произнес он, расплываясь в улыбке. – А это прекрасная мисс Линделл. Не думаю, что вы помните меня…

– Конечно, помню… – перебила его Алисия, наградив мужчину радостной улыбкой. —

Как же можно забыть такого очаровательного джентльмена, как вы, лорд Бромнтон. Мы впервые встретились на балу у леди Джерси, не так ли?

– О, у вас отличная память, миссис Линделл. Я думал, ваша дочь еще за границей, – он перевел взгляд на девушку. – Как прошло ваше путешествие, мисс Линделл, успешно?

Подумав и решив не говорить правды, Анжела улыбнулась и кивнула. Но удовлетворить любопытство лорда Бромнтона оказалось не так уж легко.

– О, мисс Линделл, конечно, вы можете сказать пару слов о вашей поездке, не стесняйтесь. – Мужчина расплылся в улыбке, от которой по его мясистому лицу поползли морщинки.

– Она оказалась… довольно длинной, – проговорила девушка, мысленно браня себя за отсутствие воображения, – и… волнительной, освежающей. Но больше всего меня обрадовало возвращение в Англию. – Вот и другая ложь. – А теперь расскажите нам, лорд Бромнтон, о вашем посещении… Греции, не так ли?

Она молила Бога, чтобы страна, упомянутая ею, и в действительности оказалась Грецией, но мать вновь пришла на помощь, начав безостановочно болтать об общих знакомых, об их разговорах. К счастью, лорд действительно был в Греции и позабавил их рассказами об этой замечательной стране. Анжела вежливо слушала его, и когда мужчина на мгновение замолчал, чтобы перевести дыхание, она извинилась и упорхнула.

Облегченно вздохнув, девушка направилась к столику, стоящему недалеко от окон, выходящих на открытую веранду. Шагнув в укрытие развесистых ветвей, мисс Линделл прислонилась к стене. Это место являлось хорошим наблюдательным пунктом, ей было видно всех собравшихся, а вот ее увидеть было довольно затруднительно. Она удивлялась, почему столь удачная мысль сразу не пришла ей в голову. Мама любит такие вечеринки, а на нее они навевали тоску. Алисия Линделл помешалась на пустых беседах, ведущихся в гостиных, где толпится самая разнообразная публика, а вот ее дочь старалась избегать их. Даже до своего злосчастного путешествия девушка стремилась увильнуть от таких вечеринок, предпочитая им прогулки в Гайд-парке или посещение друзей, или чтение в саду. Теперь, по возвращении в Лондон, великосветские визиты превратились в настоящую пытку.

Нахмурившись и поправив длинную, по локоть, белую перчатку, Анжела размышляла над тем, почему такой важный и влиятельный человек, как герцог Тремейнский, выделил ее из толпы и показал половине Лондона. То, что аристократ такого ранга позволил себе танец с дочерью банкира, явилось для нее полной неожиданностью. Тут не принимался в расчет тот факт, что банкир очень богат и могуществен. У герцогов свои связи и власть, а Джон Линделл – лишь маленькая спица в большом колесе предприятий.

Здесь крылась какая-то другая причина, Анжела была в этом уверена.

Рассеянно похлопывая по висящей перед глазами грозди винограда, Кит Сейбр, ничуть не удивляясь, слушал рассказ шпиона, нанятого им несколько дней назад. Габриэль – его фамилия так никогда и не была упомянута – приближался к концу своего повествования.

Прижав ногу к груди, Дилан сидел на песке и внимательно слушал. Он в последнее время замкнулся в себе, забирался в самые отдаленные уголки пляжа. Вот и сейчас юноша выбрал тихое, укромное местечко, где тишину нарушали лишь крики морских птиц, шелест прибоя и шум находившейся вдалеке греческой деревушки.

67
{"b":"4641","o":1}