ЛитМир - Электронная Библиотека

Она попыталась вновь:

– Кит, пожалуйста. Я не могу отказываться от любви, когда есть еще один шанс.

– Черт, – рявкнул Сейбр, поворачиваясь и схватив ее руки. – Неужели ты не слушаешь меня? Ты была права, ничего не изменилось: я не изменился, ты не изменилась, мой отец, Лондон. Те же самые люди вращаются в тех же кругах, делая те же самые вещи. Боже, если я останусь в Лондоне, я сойду с ума. А ты никогда не уедешь. Это твой мир, Анжела, не мой, уже не мой. Да и был ли он когда-нибудь моим? Я приехал сюда, чтобы отыскать ответы на вопросы, которые, может, совсем не такие, как я хотел, но я получил ответы на большинство из них. На другие… – он поднял глаза и посмотрел куда-то мимо нее, немного разжав пальцы. – На другие, – мягко продолжил Сейбр – я так и не узнаю ответа, как предупреждал меня Турк. Черт бы его побрал.

В его голосе звучала такая боль, что Анжела наклонилась и положила голову ему на плечо. Она слышала его дыхание, затем мужчина обнял ее, запрокинул ей голову и начал целовать. У девушки голова пошла кругом, теперь все потеряло свою значимость, кроме его объятий и поцелуев.

Скользя рукой по его шее, Анжела зарывалась пальцами во влажные, темные волосы, слегка завивающиеся у основания шеи. Он пах морем и ветром – такой знакомый, ставший родным аромат, напоминавший ей теплые тропические ночи, песчаные пляжи и чувственный ритм волн, разбивающихся о берег. – Кит, – прошептала она, – обними меня. Он застыл на мгновение, затем поднял голову, внимательно глядя на нее. Снаружи раздался звон колокола. Корабль плавно покачивался из стороны в сторону, заставляя фонарь бросать длинные тени то по стене, то по полу, то по лицам обнявшейся парочки. Ролло сонно проскрежетал что-то, захлопал крыльями И сунул голову под крыло.

Набрав в легкие воздуха, Сейбр поднял девушку и, подойдя к постели, осторожно положил. Кровать прогнулась под его весом, когда он, наклонившись, поцеловал ее, нежно водя – губами по ее полуоткрытым губам. Анжела провела по таким знакомым очертаниям склоненного над ней лица, по шраму, тянувшемуся от брови до щеки. Затем нежные проворные пальчики коснулись точеных губ мужчины. Он схватил ее руку и осторожно укусил за большой палец.

– О, Кит, – прошептала мисс Линделл, и Сейбр улыбнулся ей. Она положила свободную руку на расстегнутый ворот рубашки и начала расстегивать пуговицы. Тонкая ткань хранила влажность и прохладу ночного воздуха, но обнаженная кожа горела, словно в жаркий солнечный день.

Дойдя до последней пуговицы на талии, девушка широко открыла глаза. Кит вздохнул и поднялся, одарив ее сардонической усмешкой, от которой у нее перехватило дыхание и в горле встал комок.

– Как это понимать, – небрежно спросил он, – как любовь или как желание? Мне надо знать точное определение, вдруг пригодится в будущем.

Анжела быстро села, чувствуя себя так, будто на нее вылили ушат ледяной воды. Кит поднял бровь и схватил ее за подбородок.

– Итак, что это, радость моя?

Она сбросила его руку и поднялась на ноги, сгорая от смущения и гнева. Сейбр славился своим умением придираться к словам и бить противника его же собственным оружием – словами, вылетевшими из того в порыве гнева, ярости или страсти. А она сама пыталась соблазнить Кита его же собственными уловками. Почему мисс Линделл считала, что ее слова и поступки не безразличны Киту Сейбру или Кристиану Шеридану, кем там он решит себя назвать?

Вздохнув, попытавшись успокоиться и небрежно пожав плечами, Анжела процедила:

– Разве это имеет значение? Ну все равно, ты испортил настроение. Не понимаю, откуда у тебя репутация нежного любовника. Может, какой-нибудь другой слух базируется на достоверном факте, не знаю, но этот явно нет.

– Я огорчен.

Его циничное замечание заставило ее подбородок взметнуться:

– Конечно. Ну, если ты намереваешься повторить прошлое, то я просто теряю время. Кит прищурился:

– Я получил урок, – холодно произнес он, и от звука его голоса девушка затрепетала, – и я не собираюсь повторять ошибки, что бы ты там ни думала.

Мужчина поднялся и подошел к Анжеле, схватив ее за подбородок, однако его хватка оказалась на удивление мягкой и нежной.

– Однажды я думал, что можно избежать прошлого. Но я не могу этого сделать, дорогуша, никто не может. Его не избежать и не изменить. И только безрассудные идиоты могут не обращать на это внимания.

Отпустив ее подбородок, Сейбр отступил на шаг, и девушка попыталась удержать горячие слезы.

– Хорошо, – удалось выдавить ей. – Покончили со старым, теперь принимаемся за новое. Думаю, тебе пора идти и догонять прекрасную княгиню Вильерс. Эта новизна ощущений взбодрит тебя. У тебя ведь не было таких в прошлом? Поэтому это что-то новое, непривычное, а?

Анжела хотела, чтобы ее слова прозвучали насмешливо и цинично, как и его, но, к ее изумлению, Кит хрипло рассмеялся:

– Итак, ты слышала о княгине Вильерс? Мне следовало давно догадаться. Сплетни – достойное занятие достопочтенных лондонских бездельников, – рот пирата скривился в усмешке. – Не давай себя обмануть, малышка. Княгиня вовсе не новое явление в моей жизни, мы знакомы очень давно, дольше, чем с любой другой женщиной.

Анжела, уже не желающая да и не находящая сил остановиться, продолжала:

– Тогда это правда? Ты встречался с ней?

– Всякий раз, когда она допускает это. Она помешана на том, чтобы мужчины бегали за ней. Мгновение здесь, взгляд там, и плутовка такова, оставляя умирающие от жажды жертвы ждать следующей капли. О да, эта часть вполне достоверна. Говорят, я преследую ее?

Анжела уныло кивнула, и Кит еще злобнее усмехнулся:

– Ай-ай-ай. Наверно, надо было бы вас познакомить сегодня. Если бы я знал, что ты шпионишь за мной, то наверняка бы так и поступил.

Вспоминая красавицу в экипаже, мисс Линделл задала вопрос, хотя уже заранее знала ответ:

– В экипаже, это была княгиня?

– Да. Красавица, не правда ли? Пожалуй, никто не сможет так великолепно выглядеть в ее годы. На ее лице есть всего несколько знаков, выдающих возраст – морщинка-другая, начинающая желтеть кожа, однако не буду утруждать себя деталями.

– Нет, – прошептала девушка, пытаясь нащупать края накидки и натянуть на себя, словно стараясь уберечь себя от боли, пронзающей тело и мозг. – Не надо утруждать. Мне надо идти.

Каким-то образом там очутился Дилан, и его голос направил ее из каюты Кита на палубу, и его слова успокоили ее возбужденные, взвинченные нервы и дрожь, пробегавшую по всему телу. Она мало что помнила об обратной поездке домой, о том, как ее укладывала в постель Эмили. Все смешалось в одно большое, расплывчатое пятно, кроме отчетливого голоса Кита, разбившего все надежды, которые у нее еще оставались.

Глава 23

– Неужели это простое совпадение, что Анжела Линделл так удивительно похожа на Эйлин? – небрежно спросил Чарльз Шеридан.

Напрягшись, Кит угрюмо бросил:

– Что ты, во имя дьявола, хочешь этим сказать?

Герцог пожал плечами и, скрестив руки на груди, подошел к окну кабинета.

– Только то, – проговорил он, – что твое отношение к Анжеле зависит от этого. Ты думаешь, что она такая же расчетливая, как Эйлин. А это, сын мой, может быть и не так. По двуличности только Вивиан годится к этой роли, но она находится вне пределов досягаемости простого смертного, ты не сможешь достать ее.

Пожав плечами. Кит сказал:

– Меня удивляет тот факт, что ты женился на таких дьявольских женщинах. Я очень часто размышлял о мужестве или глупости человека, который мог предпринять такой отчаянный шаг.

Герцог, улыбаясь, повернулся:

– Да? А если это было вызвано любовью? Вивиан Сен-Женевьев было только четырнадцать, когда мы поженились. И я никогда прежде не видел ее, только в день брачной церемонии, – Чарльз задумался, вспоминая прошлое, слабая улыбка все еще блуждала на его лице. – Можешь этому не верить, но для меня это была любовь с первого взгляда. Мне тогда исполнилось семнадцать, и мысль связать свою судьбу с девушкой из французского предместья не очень привлекала меня. Но Вивиан изменила мою точку зрения и перевернула мою жизнь, поставив ее с ног на голову в очень короткое время.

77
{"b":"4641","o":1}