1
2
3
...
80
81
82

– Если бы я не позволил ей плыть на моем корабле, ее могли бы арестовать за шпионаж… С полковником Деспардом произошел случай, привлекший мое внимание…

Помолчав, Анжела подняла глаза и спросила:

– Отлично понимаю, почему ты хочешь, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Но ты разве забыл, что тебя самого могут арестовать? Конечно, если ты сам не вовлечен в предательство! – глаза Анжелы расширились, и она, затаив дыхание, с надеждой в голосе спросила: – О, Кит, ты не участвуешь в этом, да?

Удивленный, тот заверил собеседницу:

– Нет, дорогуша. И ты, между прочим, ошибаешься в определении мотивов, побудивших меня спасти Контессу от возмездия. Она – не моя любовница, а моя мать.

Мисс Линделл долго не могла прийти в себя. Затем, запинаясь, проговорила:

– Т-твоя… мать?!

Отпустив руки девушки. Кит поправил прическу и нервно начал мерить шагами маленькую комнату.

– Да, конечно. Контесса Вильерс и есть Вивиан Сен-Женевьев, герцогиня Тремейнская. На ее поиски у меня ушли годы. Я гонялся за ней по всему земному шару, и когда в последний раз она милостиво позволила мне настичь себя, это случилось в Лондоне.

Воцарилось молчание. Мужчина обернулся и наблюдал, как Анжела восприняла эту информацию. На лице девушки застыло выражение крайнего изумления. Сейбр понял, что она думает о том, почему мать избегала своего единственного сына. Этот вопрос не давал ему покоя долгие годы, поэтому Кит не мог ожидать, что блондинка быстро все поймет.

– По пути сюда, – глядя поверх Анжелы в темноту, проговорил Кит, – я спросил Контессу, почему она избегала меня. Когда я был очень мал, она ушла от отца и забрала меня с собой. Не буду вдаваться в подробности, но во время путешествия она все уладила наилучшим образом, но человек, который согласился ей помочь бежать из Лондона, не хотел обременять себя маленьким ребенком. Он состряпал целое представление, заставившее мою мать подумать, будто я упал за борт и утонул. Испугавшись мести отца, она несколько лет скрывалась, но к тому времени, когда обнаружилось, что я жив, меня уже захватили пираты. Я провел юность в разбое и грабеже, колеся вдоль побережья Испании. В это время, прослышав, что Вивиан бросила меня и я попал к корсарам, меня активно разыскивал отец. После двух лет, проведенных на пиратском судне, мне не нужна была другая жизнь. Я помню, что сначала был напуган до смерти, но будучи крепким и сильным для своего возраста, я быстро научился защищать себя… С пиратами мне было хорошо.

Когда он остановился, Анжела спросила:

– И тебе не хотелось домой?

– Нет, – Кит пожал плечами. – Что надо мальчику? Я делал то, что хотел, и в то же время следовал предписанным правилам. Я был сведущ в распутстве.

– Но, вернувшись к отцу, ты наверняка понял, что привык к другой жизни. – Девушка нахмурилась, и мужчина подавил желание поцеловать изящную морщинку между тонкими бровями.

Вздохнув, Анжела посмотрела на него:

– Кит, я уверена, что герцог хотел, чтобы ты нашел в жизни более достойное занятие. Я знаю, что ты учился в Оксфорде.

– Да? – удивленный, Сейбр едва удержался, чтобы не поцеловать ее.

Дилан и Турк должны быть вознаграждены за свои труды, пусть вначале его и душила злоба.

– Я был не очень хорошим студентом, – объяснил Сейбр. – Слишком буйным, как говорили. Меня очень часто наказывали за нарушение порядка, кроме того, меня не очень любили другие студенты.

– Но не Турк.

– А, Турк тоже был отверженным. Представь себе, его, с его умом, они заставляли чистить камины, носить уголь и полировать каминные решетки. Меня это возмутило, – Сейбр положил руки девушке на плечи и облегченно вздохнул, что она позволила сделать это. – Я бы никогда не узнал о его умственных способностях, если бы однажды не застал его читающим одну из труднейших лекций по химии. Турк решал задачи, делал выводы из лабораторных опытов и, к моему удивлению, мои преподаватели хвалили меня за гениальные идеи. – Рассмеявшись, Кит покачал головой. – Они мне не поверили, когда я сообщил, кто делает эту работу. Тогда меня поддерживал отец. Меня всегда интересовало, почему он поверил в Турка, может, просто радовался, что я наконец нашел какой-то интерес, который не требовал огромных денежных затрат на мое спасение? Герцог давал деньги на обучение гиганта, который оказался одним из самых блестящих студентов университета. По крайней мере до тех пор, пока мы не ушли оттуда.

– Турк закончил обучение, потому что ты закончил?

– Да, я пытался убедить его остаться, но он был упрям. Ты ведь знаешь, он иногда упрям, как осел.

– Да, – Анжела помолчала, затем едва заметно улыбнулась. – Если он во что-то верит, то его трудно разубедить.

– Анжела… – Кит взял руки девушки в свои. – Дай мне еще один шанс. Я знаю, что сделал очень много ошибок. Возможно, я совершу что-нибудь еще. Мне нелегко измениться, но я хочу попытаться.

Он посмотрел на ее маленькие изящные руки, потирая большими пальцами стороны ладоней. Его руки по сравнению с ее выглядели большими и тяжелыми, все в шрамах и мозолях. Внешняя хрупкость мисс Линделл скрывала сильный характер. Не ведая, что говорит вслух, Сейбр поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Думаю, я вел себя, как последний трус. Я считал, что поступил достаточно умно, возведя стену между нами. Я думал, что могу делать абсолютно все – захватывать корабли и грузы, и все это для того, чтобы отомстить отцу и всем, кто предал меня. Но жизнь серьезная и запутанная штука. Ты не можешь причинить боль другим людям и остаться в стороне. Мне надо было давно это понять или прислушаться к Турку. Он любит поучать, давать советы и наслаждаться эффектом, однако я не слушал его. Гигант намного умнее и проницательнее, чем я. Боже, я стою здесь и говорю, что Турк прав, а я нет. Он должен быть здесь, ему это понравится. Он заставлял меня есть согласно своей ужасной диете.

Сейбр вздохнул полной грудью и с удивлением обнаружил, что Анжела смеется и плачет одновременно. Слезы катились по ее щекам, оставляя серебристые дорожки, и Кит протянул руку, чтобы стереть их.

– Не плачь, дорогая, – пробормотал он, обнимая девушку. – Пожалуйста, не плачь. Я не могу видеть женских слез, они разрывают мне сердце.

– Кит, – проговорила она ему в рубашку, голос от этого звучал глухо. – Я не знаю, что ты ждешь от меня.

Объятия мужчины стали еще крепче.

– Если ты скажешь, что чувствуешь все, кроме правды, это будет несправедливо. – У Сейбра внутри все дрожало. Что, если она отвергнет его? Что, если уже слишком поздно? Он открыл ей свою душу, сердце и потаенные мысли. Боже, что будет, если своим поведением он все испортил?

Запутавшись в ее волосах, свободно лежавших на плечах и струившихся по спине, капитан вздохнул. Девушка подняла голову. Зеленые глаза блестели от слез, но она улыбалась.

– Я люблю тебя, – призналась Анжела, и мир закружился в бешеном водовороте.

– Боже, – хрипло произнес Кит. – Я тоже люблю тебя… Анжела, ты выйдешь за меня замуж?

– Еще не знаю, – лукаво заявила девушка, склонив голову набок. – Я буду женой лорда или пирата?

– А кем ты хочешь быть? Немного подумав, мисс Линделл откровенно ответила:

– Пирата, наверно…

Рассмеявшись, Кит слегка приподнял Анжелу и поцеловал ее долгим поцелуем изголодавшегося по женской ласке мужчины.

– Почему, – наконец прошептал Сейбр, когда оторвался от ее губ, тяжело и прерывисто дыша, – ты предпочитаешь пирата?

Коснувшись пальчиком его уха и осторожно водя по нему, Анжела прошептала:

– Думаю, мне нравится, как ты владеешь саблей.

– А-а… – Кит набрал в легкие воздуха и нежно провел рукой по горлу девушки. – Саблей… Понимаю. Ты имеешь что-то против? Мне трудно сосредоточиться, когда ты ласкаешь меня… Господи…

Рука мисс Линделл скользнула под ремень. От ее прикосновения мускулы мужчины напряглись.

– Анжела… – в этот раз Сейбр говорил хриплым голосом, смутившим его самого. Девушка взглянула на пирата:

81
{"b":"4641","o":1}