ЛитМир - Электронная Библиотека

Опустив глаза, Иден увидела, что одна штанина у нее разодрана, а на колене огромная ссадина. Пошевелив руками и ногами, она поняла, что ничего не сломала, хотя все тело ныло и болело.

Медленно поднявшись на ноги, Иден снова осмотрелась, однако свертка с вещами нигде не было — возможно, она выронила его еще наверху. С минуту поколебавшись, она принялась карабкаться обратно. Когда же Иден наконец-то удалось выбраться из оврага, местность наверху показалась ей совершенно незнакомой. И сверток с бельем здесь не обнаружился. Может, она ошиблась? Может быть, ей следовало карабкаться по другому склону? Но не спускаться же обратно в овраг…

Немного подумав, Иден решила, что лучше на время забыть о гордости. Набрав в легкие побольше воздуха, она громко закричала, надеясь, что Стив ее услышит.

Но единственным ответом был птичий гомон на верхушках деревьев. Иден снова закричала, но Стивен и на сей раз не отозвался. Сделав глубокий вдох, опять позвала:

— Стив, сюда! Я здесь!

Ответа не последовало, и Иден охватила паника. Но почти тотчас она взяла себя в руки. Может, Стив действительно разозлился, но бросать ее одну в джунглях не стал бы. Вскоре он заметит, что ее нет рядом, и непременно вернется, чтобы найти. И уж тогда Иден все выскажет ему…

Однако Стивен не появлялся, и Иден решила, что было бы глупо дожидаться его у края оврага. Она сделала несколько неуверенных шагов по тропе и остановилась — ей вдруг показалось, что она узнает это место. «Да, очень может быть, что это и есть дорога обратно», — решила Иден.

Собравшись с духом, Иден снова зашагала по тропинке, и с каждым шагом в ней росла уверенность в том, что она идет в правильном направлении. Вероятно, она просто не все запомнила — вот почему ей сначала показалось, что она ничего здесь не узнает.

Несколько раз Иден останавливалась и звала Стива, но он по-прежнему не отзывался. Над ее головой порхали яркие птицы, а в самых верхних ветвях слышался веселый гомон обезьян. Пако говорил ей: «Если обезьяны не спасаются бегством, то рядом нет крупных хищников». Вспомнив эти слова своего проводника, Иден вздохнула с облегчением. Но хищники могли появиться в любой момент, так что ей следовало проявлять осторожность.

Внезапно тропа закончилась, и Иден остановилась в нерешительности. Неужели она ошиблась? Неужели пошла в неправильном направлении?

По обеим сторонам тропы поднимались крутые склоны, усыпанные камнями и увитые лианами. Иден задрала голову и поняла, что солнце уже садится. Вероятно, часа через полтора совсем стемнеет, и тогда уж она наверняка заблудится. А впрочем, она уже заблудилась.

«Но что же теперь делать? Как выбраться отсюда?» — спрашивала себя Иден.

И тут ей вспомнились слова Колина: «Если потеряешься, нужно стоять на месте, чтобы тебя легче было найти». Кажется, так он говорил. Увы, она не стояла на месте. Более того, она уже ушла очень далеко оттого оврага…

Теперь Иден по-настоящему испугалась. Еще утром ей казалось, что она наконец-то в безопасности, и вот она снова осталась одна. А виноват в этом только Стив. Если бы он не злился на нее, то не шел бы так быстро. Хотя очень может быть, что он нарочно «потерял» ее. Ведь он ясно дал ей понять, что ему не по душе ее присутствие в лагере.

Тут Иден вдруг почувствовала, что едва стоит на ногах, — ей нужно было хоть немного отдохнуть. Осмотревшись, она заметила неподалеку огромный камень, опутанный лианами. Иден подошла к нему и наклонилась, чтобы очистить его от лиан. Она решила, что будет сидеть здесь и ждать. И время от времени звать Стива. Если ей очень повезет, он услышит ее и найдет…

Когда Иден отодрала последнюю лиану, ее пальцы коснулись какой-то выбоины в камне. Она наклонилась еще ниже, чтобы обследовать странный выступ, — и вдруг замерла в изумлении. На камне был высечен ягуар с обнаженными клыками и сверкающими глазами. Это рельефное изображение еще хранило остатки краски, хотя барельефу было не меньше тысячи лет.

Иден склонилась над соседним камнем, и ей удалось разглядеть еще один барельеф…

Выругавшись сквозь зубы, Стив повернул обратно. Черт бы ее побрал! Он так и знал, что от нее будут одни неприятности! Любая женщина, которой посчастливилось выжить после жуткой резни и которой потом удалось проложить себе дорогу по джунглям до его лагеря, не смогла бы принести Стиву ничего, кроме проблем. Нужно было просто дать ей в руки карту и, пожелав доброго пути, отправить в город. Но нет, он позволил ей остаться. Да-да, почему-то позволил!..

И вот теперь… Теперь уже близится ночь, а ему приходится бродить по сельве, разыскивая женщину, у которой не хватило здравого смысла хотя бы на то, чтобы не отстать от него по дороге к лагерю. Стив постарался заглушить в себе чувство вины. Действительно, ведь не его вина, что она так медленно ходит. Если бы постаралась, то смогла бы догнать его.

И вновь ее образ предстал перед его мысленным взором: вот она сидит на камне, прекрасная и чувственная… Стив нахмурился. Он желал ее, и в этом не было ничего удивительного — ведь он столько времени прожил здесь один. Однако ею нынешние ощущения причиняли массу неудобств — возможно, потому, что это его желание отличалось от того повседневного, когда ему всего лишь хотелось женщину, любую женщину. Да, как ни странно, но он чувствовал, что Иден может стать для него чем-то большим — не просто мимолетным удовольствием. Именно это обстоятельство больше всего треножило его, а вовсе не влечение к женщине само по себе.

Снова выругавшись, Стив переложил потерянный Иден сверток с вещами в другую руку. Он нашел его не так давно, нашел в том месте, где она, должно быть, упала в овраг. Вот неуклюжая! Неужели у нее не хватает ума распознать, где твердая земля под ногами, а где — нет? Даже неискушенный турист смог бы сообразить, что на такие корни становиться не следует — они попросту не выдержат человеческого веса. И вообще, почему она его не окликнула, когда вдруг отстала? Он подождал бы ее. Наверное, подождал бы.

На ум ему пришло еще одно ругательство, на сей раз более витиеватое, но вслух Стив его не произнес. Наступали сумерки, москиты вышли на охоту и теперь ужасно докучали. Как жаль, что он не догадался прихватить с собой мазь от кровососущих. Надо поскорее найти Иден, иначе оба они станут ужином для этих прожорливых маленьких паразитов. Черт бы ее побрал! Если он не отыщет эту проклятую искательницу приключений до наступления ночи, то непременно привяжет ее к столбу и намажет кое-чем, чтобы ее сожрали вечно голодные москиты.

При этой мысли перед ним опять возник ее образ, необычайно яркий и живой. Обнаженная, она сидела на том камне… Стив не удержался и разразился проклятиями.

Сидевший где-то наверху зелено-желтый попугай подхватил фразу и принялся горланить, повторяя ее снова и снова. Стив поднял голову. Птица посмотрела на него своими черными глазками-бусинками и еще раз прокричала:

— Будь все проклято!..

— Вот именно, — проворчал Стив. — Я тоже так думаю. Шумно взмахнув крыльями, птица взвилась в воздух, и проклятие Стива пронеслось над джунглями.

Стивен наклонился, чтобы получше рассмотреть сломанную ветку. Похоже, она проходила здесь. И этой даме очень повезло, что ее выслеживает именно он, человек, не желающий ей зла. Да, конечно же, Иден здесь проходила — оставила после себя столько следов, что и слепой мог бы найти ее.

Стив задумался над словами «не желающий ей зла»; он уже хотел кое-что исправить в этой фразе, как вдруг услышал какой-то странный звук… Прислушался. Да, похоже на тихий крик. На женский крик.

Стивен снял с плеча ружье и осмотрелся. Затем осторожно раздвинул ветви и шагнул на другую тропу. Не успел он сделать и нескольких шагов, как впереди что-то мелькнуло. И почти тотчас снова послышался крик.

Покрепче сжав ружье, Стив зашагал по тропе и несколько секунд спустя увидел свою белую рубашку… словно парившую высоко над землей. Стив замер в изумлении. Наконец, приблизившись, убедился в том, что перед ним действительно Иден. Ее волосы были перетянуты на затылке белым шнурочком, и она… карабкалась на наклонную стену, увитую лианами. Через каждые несколько секунд Иден останавливалась и вскрикивала, затем продолжала свое восхождение.

11
{"b":"4642","o":1}