1
2
3
...
26
27
28
...
76

— В чем дело? — спросила Иден тихим шепотом.

Стивен молча приложил палец к губам — он уловил запах дыма со стороны их хижины, однако ничего не слышал, даже знакомого гомона птиц. Двигаясь с предельной осторожностью, он поднял ружье и передернул затвор. Почувствовав, что Иден начала волноваться, Стив бросил на нее свирепый взгляд. Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами, но не издала ни звука. Сначала он хотел оставить Иден в тени дерева, но потом передумал — возможно, кто-то уже наблюдал за ними. Стив знаком дал понять Иден, чтобы она поставила корзину с бельем на землю и следовала за ним.

На всякий случай Стив решил сойти с привычной тропинки и стал осторожно пробираться сквозь густую поросль, чтобы подняться на холм и осмотреться. Корни, образовывавшие клубки, кое-где поломанные и оголенные дождями, ветром и временем, извивались предательскими кольцами над краем обрыва. Внизу был виден разведенный костер, отбрасывавший оранжевые и серые тени. Стив присел на корточки и велел Иден опуститься рядом с ним.

Несколько человек вырисовывались на фоне костра. К своему удивлению, Стив узнал в одном из них Йака, индейца, с которым разговаривал в своем лагере месяц назад. Однако внимание Стива привлекли двое белых, которые пришли с индейцами. Один из них, старший, был худощавый, с лысеющей головой, другой — моложе, блондин. Младший, с неуклюжей походкой, либо был хромым от рождения, либо ранен.

Предчувствие, что внизу его подстерегают неприятности, казалось бы, ни на чем не основывалось, ведь эти люди ждут его прихода, а следовательно, они не враги. Странно, но тревога не проходила.

Иден, стоявшая рядом с ним, приглушенно вскрикнула. Он обернулся и посмотрел на нее. Даже при слабом свете он увидел, что она смертельно побледнела. Глядя ему в лицо расширившимися от страха глазами, она прошептала, задыхаясь:

— Колин. Там внизу Колин… Господи помилуй, он жив.

Глава 10

Колин… как? Ты… ты жив? Я думала… я считала, я видела, как ты упал… — Иден, спотыкаясь, приближалась к пристально смотрящему на нее мужчине.

— Да, я жив. Удивлена? Или расстроена? — Колин перевел взгляд своих бледно-голубых глаз с Иден на Стива, снова уставившись на Иден. Его губы кривились в улыбке. — Мы ждали вас и уже начали думать, что вы больше не вернетесь сюда.

— Нет. — Иден судорожно вздохнула, все еще не в силах осмыслить происходящее. Облегчение от того, что он выжил, смешивалось с пронизывающей болью тревоги. — Мы ходили… стирать белье.

Зная, что ее рубашка и брюки липнут к ней заметными влажными пятнами, а волосы все еще не высохли после купания, она избегала встретиться взглядом с Колином, который строго смотрел на нее.

— Правда? — протянул Колин. — При взгляде на вас этого не скажешь. И где же это чистое белье, которое вы так усердно стирали?

Иден резко подняла голову и в упор взглянула на мужа. Он тяжело опирался на крепкую палку; его одежда была рваной и грязной. Он все так же пристально разглядывал ее своими мутновато-голубыми глазами; затем, подозрительно прищурившись, взглянул на Стива. Иден кашлянула, чтобы привлечь его внимание.

— Когда мы поняли, что кто-то есть в нашем лагере, я оставила белье и решила удостовериться, что опасности нет. — Иден глубоко вздохнула, у нее сжалось горло. Ей следовало бы сказать, что она рада его спасению, благодарна судьбе, что он чудом избежал смерти, но она не могла выдавить из себя ни слова — ком в горле мешал ей. Колин… Живой… Теперь, после нескольких недель вновь обретенного счастья… Господи, как же теперь быть?

— К счастью, в разговор вступил Стив:

— Как это вам удалось пережить эту бойню и ухитриться разыскать нас?

— Слепая удача, — ответил Колин и, обернувшись, снова взглянул на Стива. — Я был ранен и непременно умер бы, если бы не они, — указал он на трех индейцев, молча стоявших в стороне. — Они отлично разбираются в лекарственных травах, потрясающе простых, недейственных. Это они нашли вас и привели нас сюда. У вас найдется несколько монет, чтобы заплатить им, мистер?..

Не обращая внимания на явное приглашение назвать свое имя, Стив коротко ответил:

— Нет.

Он опустил винтовку, поставив ее прикладом на землю, и окинул туземцев быстрым взглядом.

— Все равно они не знали бы, что делать с деньгами. Здесь деньги бесполезны. Простая вежливость обычно ценится больше.

Повернувшись, Стив поднял винтовку и направился к индейцам. Тотчас же послышались напевные звуки их речи, и Иден отвела от них взгляд.

Старший из мужчин прочистил горло легким покашливанием, и она направилась к костру, возле которого на бревне сидел Ричард Аллен. Опустившись рядом с ним на колени, она улыбнулась:

— Ричард, я так рада, что ты жив. Ты сильно пострадал?

— Нет, по большому счету, хотя и получил несколько царапин. Хуже всего, что я потерял свои очки. Хотя мне удалось сохранить мачете и походную лопатку… — Он дружески положил ей руку на плечо и вымученно улыбнулся. — Мы так беспокоились за тебя, Иден. Когда дым рассеялся и эти добрые люди нашли нас, мы долго искали тебя. Потом нам сказали, что ты не в плену, как мы сначала думали, а сумела отыскать этот лагерь. — Он посмотрел на Стива, затем снова на нее. — Как только Колин стал способен передвигаться, они проводили нас сюда.

— Ну что ж, я очень рада вас видеть, — сказала она тихо и положила ладонь поверх его руки. — Знаю, что вам пришлось многое пережить.

— Да, да, это так, — сказал Ричард с легкой дрожью в голосе. — Но могло быть и хуже. Я говорю о наших погибших друзьях и совершенных злодеяниях…

После его слов воцарилось молчание, и Иден стиснула его руку.

— Теперь все закончилось. Мы ничего не можем вернуть. Колин, хромая; выступил вперед, и Иден обернулась, чтобы взглянуть на него. Длинная царапина искажала одну половину его лица, хотя теперь она почти зажила. Всегда так заботившийся о том, чтобы выглядеть безупречно, Колин был не похож на себя — грязный, растрепанный, какой-то жалкий. Сочувствие к нему заставило ее улыбнуться, но улыбка гут же застыла у нее на лице от его язвительных слов:

— Я вдруг подумал, дорогая женушка, что стоит и выяснить, как это ты ухитрилась сбежать абсолютно целой и невредимой. Я что-то не припомню, что видел тебя после первой атаки. — Его рот искривился в знакомой ухмылке.

Она медленно встала, заставляя себя смотреть прямо в его прищуренные глаза.

— Ты недоволен, Колин? Может быть, мне следовало бы продемонстрировать тебе жуткие раны? Ты что, предпочел бы, чтобы я умерла?

Он покраснел от гнева:

— Не будь смешной. Я просто поинтересовался, как ты умудрилась скрыться невредимой, вот и все.

— Я бы не сказала «невредимой», Колин. События той ночи все еще преследуют меня, и скорее всего так будет всегда. Я провела две недели в джунглях одна, напуганная, голодная, постоянно думая о том, что каждый мой вздох может оказаться последним. Нет, я точно могу сказать, что не осталась невредимой.

— Как тебе удалось найти его? — Колин указал на Стива большим пальцем. — Или ты уже знала, где его искать? Мне кажется, вы слишком уж близки для недавнего знакомства.

Иден смотрела на него, избегая даже взглянуть в сторону Стива. Да, это был тот Колин, которого она прекрасно знала, — несносный, подозрительный, жестокий. Подумать только, когда-то она считала его самым привлекательным и достойным из мужчин. Господи, как давно это было и какой наивной и доверчивой она, должно быть, казалась!

— Право же, Миллер, — запротестовал Ричард, и Иден перевела взгляд на его несчастное лицо. — Не будь дураком. Ты должен радоваться, что она жива и сумела найти пристанище. Перестань травить бедняжку. Ты что, не видишь, что ей тоже пришлось несладко?

— Как всегда, Ричард — защитник слабых, — с насмешкой в голосе сказал Колин, отходя в сторону и неуклюже усаживаясь на широкий пень сейбы — он неловко отставил в сторону ногу, от бедра до икры обмотанную повязкой, покрытой кровавыми пятнами.

27
{"b":"4642","o":1}