1
2
3
...
27
28
29
...
76

Глубоко вздохнув, Иден снова посмотрела на Ричарда.

— Спасибо тебе, — сказала она тихо. — Но я не хочу, чтобы ты считал себя обязанным защищать меня от него. Я много нового узнала о себе за эти последние несколько недель и больше не позволю себя изводить.

Откашлявшись, Ричард пробормотал:

— Ты всегда была сильной женщиной, Иден. Но это не означает, что мне охота слушать, как он выставляет себя дураком.

Она криво улыбнулась:

— Мне тоже. Но я больше уже не чувствую себя беспомощной. Я не позволю ему запугивать меня.

— Умница, — сказал Ричард с едва заметной улыбкой на губах и посмотрел на Стива, который все еще разговаривал с индейцами. — Этот человек, который спас тебя — туземцы называют его Эль Ягуар, — ты доверяешь ему?

— Да, — не задумываясь ответила она. — Ручаюсь жизнью. А что?

Ричард беспокойно заерзал, и тень пробежала по его лицу, прежде чем он поднял на нее свой близорукий взгляд. Поморгав, чтобы лучше видеть, он слегка пожал плечами:

— Похоже, у него в здешних местах весьма дурная репутация, если можно доверять моим знаниям испанского.

— Что ты имеешь в виду? — Иден взглянула в сторону Стива, который, казалось, отлично поладил с индейцами. Оттуда раздавался смех, и кувшин переходил из рук в руки.

— Ну, — тихо начал Ричард, — сперва я услышал о нем в Мериде. Кажется, он провел весьма бурную жизнь и ему немало пришлось хлебнуть. Разыскивается за убийство в Америке, за разграбление гробниц и храмов в Мексике. Некоторое время был рабом.

Иден раздраженно вздохнула:

— Что значит — рабом?

Ричард пожал плечами:

— То и значит. Крусообы начали захватывать рабов для обработки полей, и он был одним из них, пока не сумел сбежать. Вероятно, там он и изучил их обычаи. Индейцы, что заботились о нас, судя по всему, считают его в некотором роде колдуном, или целителем, который может по своему желанию обращаться к богам. Конечно, слухи нельзя проверить, но это все же немного странно, мне кажется, а тебе?

Иден глубоко вздохнула. Она не могла опровергнуть слухи ни о прошлом Стива, ни о настоящем. В конце концов, она слишком мало о нем знала — лишь то, что он сам рассказал и о чем прочла в нескольких газетных вырезках, которые нашла между страниц одной из его книг.

— Это туземцы тебе рассказали? — спросила она, и Ричард покачал головой.

— Мистическую часть — да. Все остальное я узнал от мексиканских властей. Они разыскивали Стива Райана. Очевидно, его обвиняют в разграблении здешних храмов и продаже ценностей за границу. Правительство действительно сильно обеспокоено подобными делами.

Сомнения зашевелились у нее в душе, но Иден их тут же отбросила.

— Я не думаю, что Стив стал бы красть артефакты. Он даже не хочет, чтобы сюда приезжали люди. Он сказал, что это привело бы к уничтожению тропических лесов. Тебе не кажется, что, если бы он грабил храмы, мы бы здесь увидели хоть какие-то доказательства, улики? Я провела тут почти целый месяц и никогда не видела ничего, что указывало бы на его причастность к таким делам.

— Думаю, он вряд ли позволил бы хоть кому-то узнать об этом, — сухо возразил Ричард. — Но я доверяю твоим впечатлениям. Если ты веришь в него, я тоже.

Иден прикусила нижнюю губу и взглянула в сторону Колина. Ей отчетливо вспомнилось язвительное замечание Стива, что она, очевидно, не слишком-то хорошо разбирается в людях, иначе не вышла бы замуж за Колина. Это было верно только отчасти, но достаточно убедительно, чтобы она почувствовала беспокойство. Что, если она заблуждается относительно Стива? Что, если его возражения против исследования руин майя были только дымовой завесой? Думать об этом было просто невыносимо.

— Ричард, Колину известно все то, что ты только что мне рассказал?

Глядя на нее, он удивленно сказал:

— Да. Конечно. А что?

— Да так, ничего. Я только… ты ведь знаешь, какой он задира. Если он начнет доставать Стива, конфликт неизбежен.

— О Господи, надеюсь, что нет. Индейцы, которые доставили нас сюда, не хотят сопровождать нас дальше. Они отказались отвести нас в город, а согласились только отыскать для нас Эль Ягуара.

Иден вздохнула:

— Если Колин станет раздражать Стива, боюсь, что все мы можем оказаться покинутыми и предоставленными самим себе. Если только вы с ним не ухитритесь достать картузам необходим Стив, лишь он сможет провести нас в безопасное место. В джунглях все еще встречаются враждебно настроенные индейцы, которые будут чрезвычайно рады закончить то, что начали.

Ричард нахмурился:

— Знаешь, я уже думал об этом. В ночь резни, могу поклясться, я слышал, как некоторые из нападавших говорили по-английски.

Иден в изумлении посмотрела на него:

— Но это невозможно. Это были индейцы. Стив думает, что это были крусообы, вовлеченные в ужасную войну каст на Юкатане.

— Да, да, я знаю о крусообах. А в ту ночь царил такой хаос. Ружейная пальба, сабли, мачете, горящие палатки… да, полагаю, я мог ошибиться. И все-таки до сих пор я был в этом совершенно уверен…

Он замолчал и взглянул на нее.

— Ты не знаешь, еще кто-нибудь спасся?

— Только Пако. Он нашел меня, когда я пряталась в стволе дерева, но теперь он мертв.

— А-а, я помню Пако. Тихий такой индейский мальчик. Как он погиб?

— Точно не знаю. Крокодил, я думаю… Мы прятались среди деревьев возле болота, и ночью я услышала всплеск и пронзительный крик. Я так испугалась… даже не могла его окликнуть и потом больше не слышала, чтобы он кричал. Днем, когда стало светло, я спустилась с дерева и пошла его искать, но нашла только обрывок рубашки, в которую он был одет. — Она содрогнулась. — На ней была кровь.

— Бедный ребенок, — пробормотал Ричард и, протянув руку, сжал ее запястье. — Ты и в самом деле очень страдала. Надеюсь, что скоро наши испытания закончатся. Посмотрим, как быстро Колин сможет передвигаться, чтобы мистер Райан отвел нас в безопасное место.

Это и есть наилучший выход, мрачно думала Иден. Теперь, когда оказалось, что Колин жив, она должна принять решение. Он был ее мужем, и, несмотря на то что произошло между ней и Стивом, чувство долга обязывало ее остаться с Колином. Чувство вины, пронзившее ее, не имело ничего общего с эмоциями, которые она испытывала прежде. Она была несчастна. Никогда, даже когда ей приходилось сталкиваться с наиболее возмутительными изменами Колина, ее не посещала мысль ответить ему тем же. Но — и это было хуже всего — стоило Стиву захотеть ее, и она полетела бы к нему в тот же миг, невзирая на Колина.

Закрыв глаза, Иден пыталась не думать о длинной череде предстоящих ей дней, наполненных страданиями.

— Черт побери, нет, я не уступлю мою постель, — раздраженно отрезал Стив. — Если хочешь отдать ему свою, прекрасно.

— Но, Стив, он ранен.

Иден на короткое мгновение встретилась взглядом со Стивом и тут же снова отвела глаза. Он не был удивлен. Она не могла смотреть ему в лицо с тех самых пор, когда они спустились с холма и встретились с ее мужем. Это приводило его в ярость. Ему хотелось разбить, уничтожить что-нибудь, в особенности Колина Миллера. Несносный тип. Он сидел, вытянув раненую ногу, и отдавал приказания Иден, словно она была ему не жена, а служанка. Она уже принесла ему воды, еды, подушку для ноги и даже книгу. Теперь ей предстояло приготовить ему удобную постель. Пожав плечами, Стив сказал:

— Это не моя проблема. Если хочешь, устрой его в гамаке, тебе решать.

Пустой гамак, запылившийся из-за того, что им долго не пользовались, все еще покачивался в углу хижины. Похоже, теперь ему найдется применение. Ну что ж, он молил Бога о женщине на время, и кажется, именно это и получил. Иден Миллер явилась чудесным, но кратковременным событием в его жизни. Теперь настало время снова взглянуть в лицо реальности.

— В самом деле? — с раздражением вмешался Колин. — Верх великодушия. Вы действительно полагаете, что моя жена должна спать на земле снаружи?

28
{"b":"4642","o":1}