ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькая жизнь
Крах и восход
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Тиргартен
Криштиану Роналду
Случайный лектор
Цвет Тиффани
Мифы и заблуждения о сердце и сосудах
Assassin's Creed. Преисподняя

— Нет, она может лечь в гамаке, но вам придется спать снаружи.

— Да я же ранен, приятель, — запротестовал Колин, указывая на свою ногу. — Вы что, рассчитываете, что я довольствуюсь несколькими одеялами на земле, тогда как вы…

— Ложись в гамаке, Колин, — поспешила сказать Иден. — Мне будет очень удобно на воздухе, только придется воспользоваться средством от насекомых. Кроме того, у нас с Ричардом будет прекрасная возможность поговорить. Правда, Ричард?

Ричард взглянул на нее с улыбкой:

— Я действительно с нетерпением жду этого, Иден. Я видел много любопытного во время нашего неудачного похода через джунгли.

Иден взглянула на Колина, злобно уставившегося на Стива, и нервным жестом пригладила волосы.

— Я тоже. Я, например, обнаружила стелу с резными изображениями, на них все еще сохраняются следы краски, и еще высеченную морду ягуара…

— Где? — воскликнул Ричард. — Ты говоришь, ягуара? Возможно, это часть храма, который мы искали…

— Забудьте об этом. — Холодный тон Стива охладил пыл Ричарда и Иден, на что тот и рассчитывал. — Если я куда-то и поведу вас, дорогие мои, то только в город.

— Но позвольте, любезный, — запротестовал Ричард, — находка такого рода может оказаться бесценной!

— Мне на это плевать. Как только нога Миллера заживет, я отведу вас как можно ближе к городу, и это все, на что вы можете рассчитывать. — Он метнул разъяренный взгляд на Иден, и она поняла: за упоминание о найденной ею стеле. — После этого можете делать все, что вам заблагорассудится, черт бы вас подрал.

— Вот это да! Ну и грубиян, — услышал Стив реплику Колина, когда, развернувшись на каблуках, направился прочь. — Я, безусловно, буду рад выбраться отсюда.

Ричард Аллен, по-видимому, забыл обо всем, кроме открытия Иден, и засыпал ее вопросами. Стив схватил свой «винчестер» и растворился в ночи. Они могут сколько угодно разрабатывать свои планы. Ему необходимо проветриться и выпустить пар, сорвать зло на ком-нибудь или на чем-нибудь. Задержись он в лагере еще чуть-чуть, и дело могло кончиться тем, что он выпроводил бы их всех. За исключением Иден, возможно. Но это только говорит о его глупости. Обладай он хоть каплей здравого смысла, отослал бы ее в первую очередь.

Полная луна поднялась над вершинами деревьев, льдинкой сверкая на темном ночном небе. Лианы цеплялись за его одежду, когда Стив в гневе, быстрыми шагами удалялся от поляны. Насекомые вились вокруг него, и он ругнулся, с опозданием вспомнив, что забыл воспользоваться какой-нибудь мазью, что обычно делал. Единственное, о чем он мог думать, была Иден. И Колин. Господи!

Одна только мысль о ее близости с этим хлыщом и занудой сводит его с ума и вызывает тошноту, заставляет его желать… Он глубоко вздохнул. Нет. Хватит. Он поклялся, что ни одна женщина никогда больше не вывернет его душу наизнанку. Повесив винтовку дулом вниз на сгиб руки, он побежал, интуитивно находя путь в темноте. Индейцы, которые привели к нему Ричарда и Колина, рассказали, что случилось и как они нашли этих людей неподалеку от их разоренного лагеря. Их привлек туда дым от горящих палаток да еще любопытство. Колин был без сознания, Ричард, по-видимому, в шоке.

Йак, предводитель группы, хмуро сообщил ему, что старший из мужчин неподвижно сидел возле распростертого тела Колина, словно в ожидании смерти. Стив знал, что иногда, даже в разгар битвы, с людьми случается такое при виде всего происходящего. Он видел неподвижно сидящих людей, из глаз которых сами по себе струились слезы, либо они просто смотрели перед собой невидящими глазами, тогда как вокруг них свистели пули и взрывались пушечные ядра — в ступоре те походили на каменные изваяния. Потрясение и страх, подумал он, на всех действуют по-разному.

Замедлив бег, Стив пытался отдышаться. В лунном свете серебрилась земля, черные тени передвигались вместе с проплывающими над головой облаками. Ветер шелестел в листьях сейбы и шевелил шелковистые стручки, с громким щелканьем ударявшиеся о ствол. Сладкий пьянящий аромат луноцвета, окутывающий дерево, придавал ночи особую пряность, крупные соцветия белыми пятнами выделялись на темной коре. Все было так прекрасно. И спокойно. Но Стива охватило неотвратимое чувство, что все это вскоре должно измениться.

Он прислонился к стволу дерева, сминая плечом россыпь лепестков. Его голова склонилась, оцарапавшись о грубую кору до боли. Он обрадовался этому как отвлекающему моменту, как чему-то способному облегчить нарастающее внутреннее напряжение.

Его ладони увлажнились от пота, и он поставил винтовку прикладом на землю у ноги. Ствол был холодным и скользким, таким привычным в его руке. В ветвях над головой паурак издал свой пронзительный печальный свист «пурвиии-и-и-и-и…», напоминавший плач ребенка. Другие птицы дружно загомонили в ответ — и все стихло. Но это была не естественная тишина, а напряженное молчание, наполнившее лес странной тревогой. Стив ждал, напрягая все чувства, стараясь видеть и слышать все в этой тропической ночи.

Стив заметил его в тот момент, когда зверь пришел, бесшумно двигаясь по тропе( огромные когтистые лапы ступали уверенно и осторожно. Пальцы Стива сжались вокруг ствола винтовки, и он поднял ее на всякий случай, медленным движением передернул затвор. В отдалении, в пятне лунного света, промелькнула тень, но так быстро, что Стив не был уверен, видел ли ее в действительности.

Затем он понял, что видел, но лишь когда услышал низкое, рокочущее ворчание. Он уловил быстрый взгляд золотистых глаз, отражающих лунный свет, затем безошибочный рык триумфа. Желтая молния мелькнула с кошачьей фацией и прыгнула на него. Привычным быстрым движением вскинув винтовку, Стив спустил курок. Звук выстрела, подобно грому, пронзил спокойную ночь. Быстрый яркий взрыв столкновения… Огненный удар в темноте.

Удар и мучительный рев, затем громкое шуршание листьев и треск веток и сучьев. Стив подождал несколько минут и осторожно двинулся вперед. Предупредительный выстрел имел целью только отпугнуть животное. Стив надеялся, что не попал в зверя. Но когда он опустился на колени, чтобы получше рассмотреть маленькие блестки на сломанном сучке, то понял, что не промахнулся. Крупные капли крови усеивали сучок и опавшие листья. Должно быть, он подстрелил зверя, и теперь раненый ягуар бродит по лесу. Черт побери! Стив поднялся и принялся оттирать кровь с брюк, не забывая настороженно вглядываться в ночные тени. Ему определенно не хотелось углубляться в чащу по дороге назад.

Когда он наконец вернулся в лагерь, Иден, с круглыми от страха глазами, бросилась к нему.

— Стив, ты в порядке? Я слышала выстрел. Боже мой, ты весь в крови…

— Это не моя.

Он крепко обнял ее за талию, наблюдая, как Колин Миллер следит за ними прищуренными глазами.

— Ягуар подумал, что из меня получится отличная полуночная закуска, вот и все, — сказал он, тыкая ее большим пальцем в бок, пока она не взглянула на него.

Она моргнула, широко открытые глаза медленно возвращали ее к реальности — она освобождалась от власти его грубого объятия.

— О, я думала… этот выстрел. Он напомнил мне ту ночь, когда на нас напали.

Опустив руку, он сумел улыбнуться. Она была так близко, что он смог бы разгладить горестные морщинки в уголках ее рта, но он был не настолько глуп, чтобы позволить себе что-то подобное. Если бы он вот так коснулся ее, то уже не смог бы позволить ей уйти, муж там у нее или даже вся родня.

— Извини. Ничем не могу помочь, — сказал он, отступая от нее на шаг. — Я только хотел отпугнуть его.

Она огляделась с рассеянным видом, отбросив со лба волосы, упавшие на глаза, неловко рассмеялась:

— Ну и день сегодня выдался. Пожалуй, с меня довольно. — Иден пошла к мужу.

Стив взглянул на Колина Миллера. Тот в той же позе сидел, развалившись, у костра. Фонарь над его головой светил ярко, позволяя видеть прищуренные глаза и напряженную линию рта — каждая черточка его лица выражала подозрение.

Ричард Аллен громко спросил:

29
{"b":"4642","o":1}