ЛитМир - Электронная Библиотека

Иден кивнула, нахмурившись:

— Все это так, но дело в том, что сюда хотели отправиться не только мы. Многие мечтают отыскать храм Ягуара, но Ричарду — он был главой нашей экспедиции — удалось договориться с влиятельными людьми, и в результате именно наша группа отправилась в это путешествие. И все-таки мы до самого отъезда опасались происков конкурентов, — возможно, поэтому и не успели разузнать все до мелочей. Но… как бы то ни было, никто из них не заслужил такую смерть.

Стив небрежно пожал плечами:

— Но ведь крусообы не взяли их в плен, что само по себе великое благо. Обычно индейцы заставляют пленных работать на своих полях, а это, уж поверь мне, гораздо, гораздо хуже, чем быстрая смерть от пули или от ножа.

Иден пристально взглянула на собеседника и вдруг прокричала:

— Так как же получилось, что ты все еще жив?! Утверждаешь, что здесь очень опасно, но ведь ты все еще жив и даже не в плену… Почему?

Он едва заметно улыбнулся и, поднявшись на ноги, подошел к Иден почти вплотную. Потом вдруг опустился на корточки рядом с ней. Она вопросительно взглянула на него, но он молчал. Отблески пламени плясали в золотистых глазах, на губах же по-прежнему играла насмешливая улыбка. «А ведь этот странный незнакомец… довольно хорош собой», — неожиданно промелькнуло у Иден. Но тут он вновь заговорил — и она в ужасе замерла.

— Я жив и свободен лишь по одной простой причине… Крусообы решили, что я безумец, беседующий с древними богами.

Иден почувствовала, как волосы у нее на затылке становятся дыбом. О Боже, она-то подумала, что оказалась в безопасности, а ведь он еще опаснее Ягуара…

Стив прекрасно понимал, что женщина напугана — иначе и быть не могло. Столь внезапное появление этой привлекательной незнакомки — даже несмотря на многочисленные ссадины и царапины на ее лице, он видел, что она на редкость привлекательна, — потрясло его больше, чем ему хотелось бы признать. И было совершенно очевидно: на Юкатане ей не место. Черт побери, да ему и самому не было здесь места, пока не удалось каким-то непостижимым образом убедить дикарей, что он, Стивен, — безумец, не представляющий для них опасности.

Нарушив затянувшееся молчание, Стив проговорил:

— Белым людям теперь закрыт путь на Юкатан. Здесь уничтожают всех пришельцев. Так повелось с тех самых пор, как около десяти лет назад безмозглые чиновники своими злоупотреблениями полностью разрушили систему взаимоотношений с племенами майя.

— Уничтожают? Нам только сказали, что опасно продвигаться далеко в глубь территории.

— Да, так оно и есть. Но тот, кто говорил вам об этом, наверное, забыл упомянуть о потоках крови, смывших с лица земли целые города. Разразилась всеобщая война, во время которой майя сплотились вокруг двух вождей с «говорящим крестом», а затем основали культ Говорящего креста. Последователей этого культа, крусообов, называют еще индейцами Чан-Санта-Крусаnote 1.

— Говорящий крест? Звучит несколько фантастически, ведь такого не может быть… — пробормотала Иден.

Стив окинул ее быстрым взглядом и пожал плечами:

— Как бы это ни звучало, это чистейшая правда. Конечно же, крест не может говорить. Но индейские жрецы-чревовещатели заставили своих последователей поверить, что может. Кстати, крусообы — производное от «крус», по-испански — «крест». Так вот, теперь они правят Карибским побережьем как Империей Креста. И их весьма раздражают некоторые иностранцы.

— Это я уже поняла, — кивнула Иден.

Стивен пристально посмотрел в ее голубые глаза. Они казались необычайно огромными и испуганными. Он прекрасно понимал, что этаженщина изо всех сил старается держать себя в руках. Ему вдруг стало жалко ее, и он проговорил:

— Зови меня Стив. Эту ночь можешь провести здесь. Ее глаза сделались еще больше.

— Ночь? А что же потом?!

Стивен поморщился и резко поднялся:

— Это уже твое дело.

Какой же он мерзавец. Стив прекрасно понимал это, но не мог с собой ничего поделать. Да, вероятно, он совершенно отвык от общества себе подобных и теперь уже не мог находиться среди людей. А особенно — рядом с женщиной. Эта мысль ужасно не понравилась Стивену, и он нахмурился. А затем явилась другая мысль — еще более шокирующая… Ему вдруг пришло в голову, что крусообы, возможно, на его счет нисколько не ошибались. Ведь стоило ему всего лишь раз помолиться одному из их древних богов, и… Да кто бы мог подумать, что Ицамна станет прислушиваться к мольбам белого человека? Особенно после того, как во время последней засухи Стив оказался в весьма затруднительном положении и молился богу дождя Чаку…

И тут Иден встала и чуть дрожащим голосом сказала:

— Так что же я буду делать потом? Ты проводишь меня до Мериды?

— Мерида слишком далеко отсюда. Я дам тебе еды и объясню, как добраться до Ушмаля, самого ближайшего города.

Он не смотрел на нее. Это было бы для него смерти подобно. Ах если бы он мог еще и выбросить из памяти ее образ — длинные обнаженные ноги, изящные линии фигуры, — все то, что так сильно испугало его поначалу. Да, она произвела на него впечатление, и с этим ничего не поделаешь.

— О, вы так добры, — проговорила Иден, хотя было совершенно очевидно, что она ничего подобного не думает.

Стив отошел от нее на несколько шагов и кивнул в сторону своей хижины.

— Эту ночь можешь провести в моей лачуге.

— Ваше благородство просто не имеет границ!

— Благородство сейчас не в почете. Неужели не знаешь? Стивену очень хотелось извиниться за свою грубость, но он подавил в себе этот порыв. И еще ему ужасно хотелось поцеловать ее. Разумеется; не только поцеловать. Черт побери, все было гораздо хуже, чем он поначалу предполагал. Ну зачем он искушал бога озорства и проказ, прося подарить ему женщину?!

Глава 2

Иден, осматривавшая жилище Стивена, была немного удивлена его ухоженностью и уютом. Свет масляной лампы, освещавшей хижину, окрашивал стены красновато-золотистыми всполохами. Вдоль стен были аккуратно расставлены плетеные корзины, в которых хранились покрывала, одежда и всякая утварь. С потолка свисали длинные связки чеснока и перца, а на крюках в углу болтались медные котелки и кастрюльки.

Искусно сплетенные конопляные циновки, украшенные красочными узорами, покрывали большую часть земляного пола. У дальней стены лежал пухлый матрас, на котором красовалось несколько подушек, а над подушками висела противомоскитная сетка. И повсюду лежали кипы книг.

Повернувшись к Стивену, Иден спросила:

— А ты где собираешься спать?

Он ухмыльнулся:

— Не нужно провоцировать меня. А впрочем… Возможно, с тех пор, как я в последний раз был с женщиной, прошло довольно много времени, но я не потеряю над собой контроль. Во всяком случае — не сегодня. А спать я буду здесь. — Он протянул ей еще одно покрывало. — Вот возьми. Оно все же посуше того, что на тебе. Я буду накрываться другим.

Прихватив покрывало и для себя, Стив побрел в противоположный угол хижины. Иден смотрела на него со смешанными чувствами. С одной стороны, перед ней были неоспоримые свидетельства его мужественности. Он был прекрасно сложен и мускулист, — вероятно, именно так и должен был выглядеть человек, ведущий подобный образ жизни. И все же Иден не могла избавиться от ощущения, что этот человек еще не окончательно порвал с цивилизацией. Кроме того, ей казалось, что от него исходит какая-то неведомая опасность. Вот только какая именно? На этот вопрос Иден не могла бы ответить.

Внезапно он усмехнулся и медленно проговорил:

— Не уверен, что хотел бы знать, о чем ты сейчас думаешь. Иден залилась краской; она вдруг осознала, что уже целую минуту таращится на этого человека.

— Я думала лишь о том, что ужасно устала, — солгала она.

Стив снова усмехнулся; было очевидно, что он ей не поверил. Кивнув на сетку, он сказал:

— Не забудь про нее. Она защищает от летучих мышей.

вернуться

Note1

Впервые «говорящий крест» появился на дереве в местечке Чан, где затем выросло поселение Чан-Санта-Крус. — Примеч. пер.

3
{"b":"4642","o":1}