1
2
3
...
36
37
38
...
76

— Понятно.

Ричард отошел к Колину, и Иден снова стала вглядываться в дорогу. На самом деле не имело никакого значения, в какую сторону она пойдет. Потому что сейчас она действует наугад. И в любом случае, даже если они смогут добраться до храма, маловероятно, что им удастся откопать что-нибудь примечательное. У них было мало инструментов, и они были грубыми, совсем непохожими на то прекрасное археологическое оборудование, которое они привезли с собой на Юкатан. Сейчас те инструменты валяются где-то посреди джунглей. Или же индейцы сделали из них украшения для своих хижин.

— Черт, Иден! — нетерпеливо прервал ее размышления Колин. — Подумай! Ты совсем не стараешься! Неужели ничего не можешь вспомнить?

Она бросила на него возмущенный взгляд. О да. Она много чего помнила. Но ничего из этого он не хотел бы услышать. Она плотно сжала губы и махнула рукой, указывая вперед.

— Туда. Вниз с этого холма, а потом вверх на следующий. Мы должны отыскать дорогу, которую, как утверждает Ричард, проложили древние майя.

— Я не утверждаю, — поправил ее Ричард, наклоняясь, чтобы поднять узел с припасами. — Они на самом деле проложили ее. Вот увидишь. Я докажу это, и когда-нибудь мои записки прочтет весь мир!

Когда они осторожно спускались по опутанной лианами стороне оврага, Иден поняла, что Стив был прав относительно многих вещей. Ричард одержим. А Колин — просто скулящая тряпка. А она слишком трусливая, чтобы решиться на то, чего она действительно хочет. Она заслужила все, что с ней происходит. Она должна была сделать выбор, когда он у нее был. Но она потеряла время, и теперь уже слишком поздно. Слишком поздно для всего хорошего.

Ее горло мучительно сжалось. Она снова увидела перед собой колючие глаза Стива, когда он спрашивал, идет ли она с Колином и Ричардом или же остается с ним. Это видение довольно часто посещало ее в последние часы. В сердце женщины теплилась слабая надежда, что Стивен все же хотел, чтобы она осталась. Но его пожелание ей найти то, что она ищет, было достаточно откровенным — он не хотел, чтобы она осталась с ним. Колин был совсем рядом и все слышал, но она все же попыталась сказать Стивену, что сделала неправильный выбор. Однако его, казалось, это не заботило. Так она и ушла, не в силах взглянуть на него, не в силах понять…

Нежданные слезы ослепили ее, и Иден споткнулась. Ричард помог ей подняться на каменистый склон. Он тактично отвернулся от ее заплаканного лица, и Иден была ему безмерно благодарна за чуткость.

К ее удивлению, когда они взобрались на противоположную сторону и прорубили себе путь сквозь свисающие лианы и лозы, такие толстые, что они походили на плетеную циновку под ногами, их глазам предстало действительно подобие дороги. Камни, увитые лианами и заросшие кустами, были все еще видны. А гладкую, утоптанную поверхность тропы нельзя было не разглядеть. Она местами заросла травой и мхом, но все еще четко вырисовывалась под ногами.

— Да, — сказала Иден, тяжело дыша после крутого восхождения, — я думаю, что мы на правильном пути. Эта дорога выглядит совсем как та.

Ее одежда была мокрой и липкой от влажной жары, а спутанные волосы мокрыми прядями липли к щекам и шее. Было страшно неудобно, и Иден села на бревно, чтобы собрать волосы. Она старательно заплетала косу, как вдруг Колин резко толкнул ее. Сильным взмахом руки он пихнул ее в плечо и сбил с бревна.

Падая назад, Иден задохнулась от неожиданности.

— Да что ты…

— Не двигайся.

Что-то в его голосе остановило ее. Белое и напряженное лицо Колина заставило ее насторожиться, и Иден замерла. Уголком глаза она заметила какое-то движение. И тут Ричард сделал выпад и резко взмахнул мачете. Стальное лезвие промелькнуло сбоку, и в воздух взметнулось скрученное тело. Змея!

С трудом сглотнув слюну, Иден ждала, пока Колин и Ричард убедятся, что тварь мертва. И лишь после этого позволила себе расслабиться. Дрожа всем телом и тяжело дыша, она опустилась на землю. Прошло несколько минут, прежде чем она обрела дар речи.

— Зря я села на бревно, не осмотревшись вокруг, — сказала она хриплым голосом. — Колин… спасибо тебе. Ты спас мне жизнь.

Он просто стоял и смотрел на нее улыбаясь, и Иден вдруг вспомнила того человека, в которого влюбилась. Того идеалиста, которому удалось поразить воображение молоденькой девушки. В нем все еще оставались черты того юноши. Они прятались так глубоко, что, возможно, он даже сам не знал об этом. Годы медленно, но верно загоняли его энтузиазм глубоко внутрь, так же как буйная растительность джунглей скрывает от посторонних глаз древние храмы.

— Нет проблем, принцесса, — мягко ответил Колин и ухмыльнулся. — Это моя обязанность.

— Что ж, — живо сказал Ричард, вытирая лезвие своего мачете, — продолжим? Мне хотелось бы достичь храма засветло, если это удастся. Ты говорила, что обратно до лагеря вы добрались всего за несколько часов?

Иден встала, отряхивая штаны от прилипших листьев.

— Да. Но Стив знал точно, куда идти. Я же лишь молю Бога, чтобы он помог мне найти то место.

— Не растрачивайся на молитвы, — пробормотал Колин, осматриваясь по сторонам. — Возможно, вскоре они нам действительно понадобятся.

Эти слова отнюдь не успокаивали, но Иден вынуждена была признать, что Колин прав.

Уже темнело, а они все еще не нашли стелу. Иден была настолько измотана, что опустилась на колени, не обращая внимания на сырость земли. Заходящее солнце забрало с собой большую часть тепла, и Иден пробирала дрожь. Колин сел рядом с ней.

— Где храм? — мягко спросил он. Он положил руку ей на плечо, будто бы утешая, но его пальцы сильно впились в тело. — Ты должна вспомнить.

— Колин, — запротестовала она, — мне больно!

— Не хныкать! — отрезал он. — Мы обязаны его найти. Ты меня слышишь? Мы должны найти храм, и, Бог свидетель, лучше бы тебе не пытаться нарочно водить нас за нос.

Откинув его руку, Иден вскочила на ноги. Рассерженная, усталая, все еще тоскующая по Стиву. Слова Колина взбесили ее, и Иден уже не могла сдерживать себя.

— Будь ты проклят, Колин Миллер! Клянусь, если бы я знала, где он, то теперь тебе бы ни за что не сказала. Чем, по-твоему, я занимаюсь весь день?! Хотя нет, не трудись отвечать. Мне абсолютно безразлично, что ты думаешь. И ты тоже, — резко одернула она подходящего Ричарда. — Вы оба — безрассудные эгоисты. Вы меня слышите? Ненормальные! Я считаю, что вы сошли с ума. Или же настолько одержимы, что вам безразлично, даже если это путешествие будет стоить вам жизни… Отойдите от меня!

Когда Колин шагнул к ней, Иден отскочила назад и пустилась наутек. Ей было безразлично, как далеко она убежит, куда и зачем. Она просто хотела побыть некоторое время наедине с собой. И подальше от этих мстительных ангелов из ада.

— Иден! — проревел Колин. Но она не обратила на него внимания. Его хромота не позволит бежать за ней быстро, и у нее будет несколько минут одиночества, прежде чем они настигнут ее.

В сгущающихся сумерках Иден не заметила витиеватый корень на дороге, а когда наконец увидела его, было уже слишком поздно. Она споткнулась и выставила вперед обе руки, стараясь удержать равновесие. Но это ей не удалось, и бедняжка, больно сбив коленку, упала на живот. Попутно она ухитрилась ссадить одну руку о толстый корень, а вторую сильно оцарапать о грубый ствол дерева. Несколько секунд она лежала, не в силах даже вздохнуть.

Лишь через несколько минут она заставила себя сесть. При этом Иден задела обо что-то стертой в кровь ладонью и вздрогнула от боли. Сверху все еще лился слабый свет, но земля была уже темной. Иден наклонила голову и подняла ладонь вверх, чтобы поближе рассмотреть рану, изо всех сил напрягая зрение.

Перед ней поднимался черный обелиск, темным пятном выделяясь на фоне заходящего солнца. Откинув назад голову, Иден заметила то, чего не видела раньше: возвышающиеся округлые очертания — громаду, увитую лианами, заросшую деревьями и усыпанную камнями. У нее замерло сердце. Она нашла его. Не только стелу, но и покрытый грязью храм, похороненный тысячелетним буйством разрастающихся джунглей…

37
{"b":"4642","o":1}