ЛитМир - Электронная Библиотека

Стив пристально смотрел на него. Истерика сейчас губительна. Особенно если ее закатит мужчина.

— Ричард сказал, что ты был на войне, Миллер. Ты же должен знать, как это действует. Ожидание — вот судьба простых солдат. Они ждут приказов, ждут еды, ждут следующей битвы — ты должен был к этому привыкнуть. Не нужно раскисать именно сейчас.

— Война! — Улыбка Колина была скорее печальной, чем веселой. — Да, я был на войне. Однако секретарь в штабе видит не так уж и много военных действий. — Он бросил взгляд на Иден. — Я часто писал домой, рассказывал ей о том, как это сложно. В каких плачевных условиях мы оказались. Да так оно и было. Но не для меня. Мой отец был человеком влиятельным, поэтому я получил чин офицера, не поучаствовав ни в одном сражении. — Он горестно вздохнул, а потом вдруг посмотрел на Стива так, словно видел его впервые. Его бравада снова вернулась к нему, и Колин пожал плечами. — Как лейтенант армии, я был назначен помощником генерала в штабе Шермана. Мы так и не покинули Вашингтон. У нас была лучшая еда, прекрасные условия. И все это — официально, разумеется.

— Наверное, это было неплохо. — Стив переменил положение тела, расправил плечи и постарался найти более удобную точку опоры на сплетенной из древесных ветвей стене хижины. Что он мог сказать? Может, вины самого Миллера и нет в том, что он так и не поучаствовал в военных действиях. Да это и не имело значения. Стоять по уши в грязи и стрелять в людей, которые палят в тебя, — это не самое лучшее времяпрепровождение. А с тех пор ему пришлось пережить куда более худшее. Возможно, если бы Стив провел войну за роскошными обедами в компании генерала, он был бы таким же напыщенным идиотом, как и Колин Миллер.

— Да, — продолжал тем временем Колин, — полагаю, это было лучше, чем голодать в окопах.

Стив сжал зубы. Он вдруг вспомнил тот ужас, который переживаешь, когда пушечные ядра свистят над самой головой, когда кругом взрывается порох и ты не знаешь, доживешь ли до следующего утра, но постарался выбросить эти воспоминания из головы.

— Да, — сказал он, — цыпленок на генеральском обеде гораздо вкуснее, чем горячий свинец и комья грязи на солдатских сапогах.

— А как ты думаешь, они будут нас кормить?

Стив постарался взять себя в руки и лишь безразлично пожал плечами.

— Зависит от того, как скоро они решат избавиться от нас, полагаю.

Вознаграждением за усилия ему было то, что Колин мгновенно побледнел. Несносный осел! Похоже, жадность — его главный порок. Колин привык к хорошей жизни. Нет сомнений, что, когда война урезала его средства, он научился хорошо жить на деньги своей жены. Стив подумал, что это отчасти объясняет его алчность. По мнению Стива, жить на деньги женщины по меньшей мере неприличной вообще бесстыдно, и не важно, какими узами ты с этой женщиной связан. Может, именно по этой причине Миллер так настойчиво и слепо гнался за потерянными сокровищами, мечтая сделать необыкновенное открытие. Конечно, устроиться на нормальную работу ему и в голову не пришло. Такие, как Колин, кто во время войны целиком и полностью зависел от влиятельного папочки, готового выполнить за сына даже его гражданский долг, просто не могут нормально трудиться.

— Рад видеть, что вы уладили ваши разногласия, — заметил Ричард Аллен, садясь и протирая рукой заспанные глаза. — Тут ужасно жарко, вам так не кажется?

— Прохладнее здесь не станет, — сказал Стив, глядя в глаза Ричарду. Тот коротко взглянул на пальцы Стива, лежащие на руке Иден. Он заметил этот собственнический жест и, очевидно, решил, что лучше не обращать внимание на то, что место Колина занял Стив. Ведь, в конце концов, если муж не сумел защитить ее, Стивен по крайней мере может попытаться.

Черт, Стив прекрасно понимал, что у него есть кое-какие шансы выпутаться из этой передряги, но пока не знал, как именно это сделать. Однако своим спутникам он об этом сказать не мог. Колин, наверное, снова разрыдается, и тогда их тюремщики почувствуют такое отвращение, что тут же всех убьют. Нет, он будет молчать.

Вытянув ноги далеко вперед, так что они перегородили почти половину маленькой хижины, Стив спокойно сказал:

— Если они принесут нам еду, это будет хорошим знаком. Что бы ни случилось, сохраняйте спокойствие и будьте бдительны, пока мы не придумаем, что делать дальше.

Ричард молча кивнул, а Колин уставился на Стива во все глаза. Стив посмотрел вниз и слегка нахмурился, когда Иден зашевелилась. Ему ужасно хотелось откинуть с ее лица длинный вьющийся локон, но он удержался. Она спала крепко. Это было очень хорошо. Стиву и самому хотелось немного поспать, но он не осмеливался.

Стив был не очень удивлен, когда Иден, проснувшись, отодвинулась от него. Ее быстрый взгляд был более чем красноречивым.

— Я… я, наверное, все-таки заснула, — пробормотала она, скользнув по его лицу легким, как крыло бабочки, взглядом. — Я и не думала, что после такого смогу уснуть.

Стив пожал плечами.

— Это хорошо, что ты поспала.

Сидящий в другом углу хижины Колин, казалось, ничего не замечал. Он сел, выпрямив спину.

— Мы вроде… разговаривали.

Иден вовсе не удивилась, а лишь с улыбкой откинула волосы со лба.

— Прекрасно. Надеюсь, вы изобрели какой-нибудь способ выбраться отсюда целыми и невредимыми?

Это было совсем не то, что Стив ожидал от нее услышать, и он ухмыльнулся. Сегодня она была не такой пугливой, как прошлым вечером. Это тоже было хорошим знаком. Истерики всегда действовали ему на нервы.

— Мы надеялись, — протянул он, — что ты подкинешь нам какую-нибудь идейку.

Она посмотрела прямо ему в глаза своими огромными голубыми озерами.

— Вообще-то, думаю, у меня есть одна идея. — И, словно боясь, что он перебьет ее на полуслове или начнет вдруг смеяться, Иден затараторила: — Ты напророчишь им страшную кару, если они убьют нас. Они тебе поверят? Я имею в виду, один из них назвал тебя Эль Ягуар, разве нет?

— Боже, ты что, все еще веришь в волшебные сказки, да? — Стив нахмурился. — Если говорить честно, я не уверен, что это сработает, Златовласка. Они, видимо, не очень-то обеспокоены моей репутацией. Иначе не посадили бы меня в этот курятник вместе со всеми вами. Не думаю, что они примут мои слова всерьез, если я вдруг скажу им, что на их поля налетит саранча или их тела покроются язвами, если они по своей глупости решат убить нас.

— Ты вызвал дождь, — напомнила Иден, — и наверняка делал и другие вещи, потому тебя и стали звать Эль Ягуаром. Ведь индейцы оставили тебя в покое. Сделай же что-нибудь! Сделай так, чтобы пошел дождь! Или чтобы дождя не было… Инсценируй припадок, в конце концов!

— Черт, да я могу вызвать дождь из лягушек, в то время как сам буду валяться в припадке, но это вовсе не значит, что они нас отпустят. Вероятнее всего, они просто немного развлекутся, прежде чем… — Он умолк и поморщился. Вовсе не обязательно вдаваться в подробности.

Та голова на шесте ясно говорила о том, что могут сделать с белыми людьми эти индейцы:

— А как же Джон Картер? — неожиданно спросил Ричард. — Не думаете, что он сможет нам помочь?

Стив подобрал с пола тоненькую веточку и некоторое время лениво ковырял ею землю.

— Я думал об этом. Даже если бы он знал, где мы, сомневаюсь, что он смог бы что-нибудь сделать. Он говорил, что привел с собой людей, однако я так их и не увидел. Кроме Пако, с ним никого не было.

— Пако?..

Голос Иден заставил Стива поднять голову.

— Да, похоже, его так и не съел крокодил.

Иден смотрела на него с нескрываемым недоверием.

— Но я слышала… я видела кровь на остатках его разорванной рубашки. Где же он был?

Пожав плечами, Стив пробормотал:

— Когда в следующий раз увидишь его, сама спросишь. Иден закрыла лицо ладонями.

— Все это настолько путано и странно… Все не так. Будто бы я стараюсь собрать мозаику, но не знаю, куда поместить все кусочки. — Она подняла голову и встретилась взглядом со Стивом. — Тут происходит что-то странное, но что…

50
{"b":"4642","o":1}