1
2
3
...
52
53
54
...
76

Последовала еще одна длинная пауза, прежде чем старик медленно произнес:

— Кто-то из нашей деревни разгневал Чака, он не слушает мои молитвы и не принимает те жертвы, которые мы ему приносим. Поэтому мы решили, что лишь пролитая кровь сможет умилостивить богов.

Стив не подал вида, как слова шамана обеспокоил и его. Он лишь чуть заметно пожал плечами.

— Это мудрое решение. Вы уже выбрали животное? Юм Кин покачал головой:

— Нет. Мы решили, что жертву выберем из вас, белых людей.

— Возможно, проливать кровь пленников нет необходимости.

— Сейчас у нас нет другого выбора. Жертвоприношение должно свершиться.

Черт! Стив опустил глаза, после чего спросил таким тоном, будто бы ответ был ему абсолютно безразличен:

— И кого вы выбрали?

— Мы решили, что, возможно, боги будут благоволить нам, если получат в жертву женщину…

— Нет. Женщины — слабые существа. Я предлагаю в жертву себя. — Стив твердо встретил взгляд старого шамана. — Я — Эль Ягуар, и если вы принесете в жертву меня, это будет наилучшим выходом.

Покачав головой, Юм Кин сказал:

— Выбор уже сделан. Риск вызвать гнев Чака, принеся в жертву того, кто так близок к нему, Эль Ягуара, не слишком мудрый поступок. Жертвой будет женщина с волосами цвета луны. Это честь для нее — отдать свое бьющееся сердце Чаку.

Тигр внутри существа Стива мгновенно ожил и оскалился, стремясь защитить Иден, но Стив усилием воли сумел посадить его на цепь. Не сейчас. Ему надо подумать. Нельзя терять даже самое маленькое преимущество. После краткого колебания он сказал:

— Но если вы рассердите Отца Чака, посылая в подземный мир Метнал ту, кому он благоволит даже больше, чем мне, урожай может высохнуть и превратиться в прах.

Юм Кин несколько минут обдумывал эти слова. Потом глаза его сверкнули.

— Чак благоволит этой женщине?

— Да. Говорят, что она — Иш-Чель, богиня Луны. Возможно, вы слышали, что она спустилась с небес и взяла себе любовника. Многие знают, что в этот раз она выбрала в качестве мужа Эль Ягуара. Станете ли вы рисковать гневом Отца Чака, предлагая ему в жертву богиню?

— Все это сложно, — сказал Юм Кин через минуту. — Но нет никаких доказательств того, что она — Иш-Чель. Жертва должна быть принесена.

— Ядам вам доказательства, — сказал Стив, лихорадочно обдумывая одну возможность за другой. — Я могу показать вам ее могущество.

Покачав головой, Юм Кин ответил:

— Мы можем испытать ее огнем и водой. Если она не богиня Луны, тогда мы отдадим ее Ах Чуй Каку, богу жертвоприношений.

— Позвольте мне доказать вам, — быстро проговорил Стив. — Я буду просить от вашего имени. И если Чак рассердится, то не на вас, а на меня.

Последовала короткая пауза, после чего Юм Кин склонил голову.

— Вам выпала честь проверить богиню Луны. Ноесли ваши попытки не увенчаются успехом, всемогущий вождь воинов, мы примем это как знак того, что Чак требует последнюю жертву — ваше бьющееся сердце как воплощение жизни.

Стив согласно кивнул.

— Мои попытки увенчаются успехом, Юм Кин.

Я докажу вам, что она — Иш-Чель, богиня Луны. Я отдам ее Ах Канцикналю, богу воды. И он вернет мне ее обратно, чтобы не разгневать Отца Чака.

В глазах старика Стив увидел огонек любопытства, но шаман быстро опустил голову.

— Возможно, я вас недооценил. Предлагать такое, брать на себя смертельный риск — тут нужно быть твердо уверенным в своем успехе.

Слова хитрого шамана не утешали, но выбора все равно не было. Если ему все удастся — что ж, хорошо. А если он провалится… Стиву оставалось только надеяться, что Иден останется в живых и когда-нибудь сможет его простить.

Охваченная ужасом, Иден молча терпела все приготовления. Несколько женщин из деревни искупали ее, после чего долго расчесывали волосы, пока они не легли на спину уже сухими мягкими волнами. Сплетенный из прекрасных алых цветов венок водрузили ей на голову. Длинное белое полотняное платье широкими складками спускалось прямо к ее босым ногам. Одна из женщин торжественно повесила на шею Иден золотое ожерелье с нефритами, и теперь оно висело у нее на груди тяжелым напоминанием о том, что должно вот-вот произойти.

Прошло уже два дня, но с тех пор, как Стив разговаривал с деревенским шаманом, она видела его лишь однажды. Он вернулся и тихо стоял, пока двое вооруженных людей заставляли ее подняться на ноги. Когда Иден провели мимо него, Стив прошептал:

— Шевели руками и ногами без остановки.

И это все. Он так и не рассказал ей, какова ее роль в качестве богини. Он не сказал ничего, кроме этих загадочных слов, что очень озадачило Иден. В полном неведении, охваченную беспокойством, Иден увели из их хижины и поселили в другой; с тех пор она не видела никого из пленников и не знала точно, что ее ждет. Оставалось только верить в Стива.

Болтая на своем мягком языке, женщины смотрели на нее с улыбками и приносили всякие вкусные вещи и еще заку. Иден почти не ела, от сильного напряжения у нее пропал аппетит. Иногда она думала о том, как чувствуют себя Ричард и Колин, удалось ли Стиву успокоить и ободрить их. Ей так хотелось узнать, что здесь вообще происходит. Неизвестность была самым ужасным.

Женщины вокруг Иден старательно готовили горы маисовых лепешек. Озадаченная, она могла лишь догадываться об истинном назначении этих лепешек, которые индианки почему-то складывали в кучки по тринадцать штук. Потом лепешки склеивали между собой тестом и заворачивали в широкие зеленые листья. Иден видела снаружи яму — огромную выемку в земле, — накрытую сверху бревнами, поверх которых навалили груду камней.

Еще женщины забивали кур, потрошили и ощипывали, после чего опускали в котлы с водой, развешанные над несколькими кострами. Воздух наполнял дивный аромат.

Иден понимала, что все это — приготовления к какому-то ритуалу, в котором она тоже должна принять участие, но она и понятия не имела, что именно ей придется делать, и это беспокоило женщину. Как ей хотелось, чтобы Стив мог ей все рассказать! И она надеялась, и даже молилась, чтобы все это были его приготовления, а не этих страшных индейцев.

Но сразу после полудня, когда Иден вывели из ее маленькой хижины, она начала понимать, что порой неведение лучше, чем знание. Ее сердце бешено колотилось, и, когда ее торжественно выводили вперед, во рту и горле у женщины пересохло. Ее приветствовали знакомые звуки джунглей, но сейчас резкие крики туканов на деревьях перемешивались с тихим гомоном деревенских жителей. Когда Иден медленно шла через небольшую полянку, со всех сторон окруженную хижинами с тростниковыми крышами, из-под ее ног поднимались маленькие облачка пыли. Она едва ли замечала бродящих вокруг домиков свиней, кур и индеек, так же как и высокий улей посреди деревни. Она старательно поднимала подбородок вверх и уверенно смотрела вперед, снова и снова повторяя про себя те первые указания, что давал ей Стив: «Сохраняй хладнокровие, не выказывай страха, будь настороже». И наконец, это непонятное — «Шевели руками и ногами без остановки».

Спокойствие давалось Иден нелегко. Ведь она даже не догадывалась, что может произойти. Она выпрямилась и вздернула подбородок. Когда ряды индейцев расступились, впереди показался огромный алтарь, перед которым стоял Стив.

У Иден словно гора с плеч свалилась. Возможно, ему все же удалось договориться с ними. Ни Ричарда, ни Колина Иден еще не видела, но Стив, наверное, и для них что-то придумал. Она вознесла молчаливую молитву Господу за всех, после чего сосредоточила внимание на Стиве.

Он был все в той же одежде, только чистой, и тихо ждал, не отрывая глаз от Иден, когда та приближалась к алтарю. За алтарем возвышался огромный крест, а рядом выстроились в ряд деревянные миски. Когда Иден подошла и между ней и Стивом оставалось всего несколько футов, он сделал знак рукой, и ее отвели в сторону.

Удивленная, она обернулась и увидела, что перед алтарем остались одни мужчины. Иден отвели в расположенную неподалеку хижину, где другие женщины готовили обернутые листьями лепешки к выпечке.

53
{"b":"4642","o":1}