ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не могу понять, что в этом хорошего. — Она снова исподлобья посмотрела на него. — Ты — Эль Ягуар, вызывающий дожди, гром и молнию, разящий людей одним ударом, — не смог ничего поделать. Ты даже не можешь выйти отсюда! Так что могу я?

Некоторое время Стив молчал. Он все еще взвешивал их шансы, искал выход, который помог бы всем им. Но в одном она была права: он не может выйти отсюда. Пока. Теперь, как ни странно, Стив все отчетливее понимал: он хочет только, чтобы было хорошо ей. И речь не о том, чтобы спасти ее. Нет. Ему хотелось быть таким, каким она его видела раньше. Или думала, что видит, пока он не столкнул ее вниз, в эту чертову яму. Ее мнение о нем, похоже, изменилось в худшую сторону, но Стив надеялся это исправить.

Конечно, будь его воля, они вдвоем давно ушли бы отсюда. Но при этом оставили бы Колина с Ричардом, а Стив знал, что на это Иден никогда не пойдет. И Стив не собирался рассказывать ей больше того, что было необходимо. Однако если бы потребовалось, он не задумываясь оставил бы мужчин. Он пытался спасти им жизнь, но если придется выбирать между Иден и остальными — то выбор явно сделан. Он просто не расскажет ей о том, что выбор вообще существовал.

— Курочку? — сказал он через минуту и улыбнулся, когда она посмотрела на него с непониманием. — Вареная, но на вкус ничего. Хлеб тоже получился неплохой. Они его называют тутивах.

Иден посмотрела на маленький столик с едой:

— Я видела, как женщины все это готовили.

Она подняла на него глаза, потом осмотрелась вокруг. Стив ждал, пока до нее дойдет очевидное. Прошло несколько минут, прежде чем она заметила сплетенные из веток стены, высокую тростниковую крышу и скудную обстановку хижины. У одной стены примостился малюсенький деревянный стол, на земляном, но хорошо утоптанном полустояло несколько длинных скамей. Еще в хижине имелась большая бадья с водой и черпак из тыквы возле нее. На полулежали разноцветные плетеные коврики, а с большой балки под потолком свисало что-то наподобие гамака. Посередине было нечто вроде очага — небольшое углубление в земле, окруженное засохшей глиной, над которым висел металлический вертел, используемый, видимо, в кулинарных целях. Было даже уютно. И мирно.

— Где собираешься жить ты? — Она медленно повернулась, чтобы посмотреть на него, и Стив улыбнулся. — Здесь?

— Ну… они ведь думают, что мы с тобой — супруги. Слухи, знаешь ли, слухи… Предполагается, что мы — богиня Луны и Эль Ягуар… В общем, это была не моя идея, Златовласка, но, черт бы меня побрал, я вовсе не собираюсь что-то менять.

— Иш-Чель — богиня плодородия, ты говоришь… — Она вдруг залилась краской. — А ты не промах, Стив Райан!

— Но ведь мы уже жили вместе, забыла? Кроме того, согласно легенде, богиня Луны — жена Солнца, а еще она имеет отношения с другими богами, совсем как Луна зачастую пересекается с Солнцем, звездами и планетами. Если не со мной, то тебе, возможно, придется провести ночь с Юм Кином, Повелителем Солнца.

— Стоит подумать, — бросила без стеснения Иден, и Стив с недоумением посмотрел на нее.

— И это благодарность за то, что я спас тебе жизнь?

— Спас?! Да ты пытался утопить меня! Ты думаешь только о себе! Я просто оказалась у тебя под рукой в нужный момент.

Черт! Ему следовало бы догадаться, что она именно так себя поведет. Стив сжал зубы, изо всех сил стараясь не сказать того, чего не должен был говорить.

Он сделал глубокий вдох и спокойно произнес:

— Ты права, я не люблю мокнуть. Я — просто эгоистичный ублюдок.

— Я рада, что мы хоть в чем-то с тобой согласны. — Она снова отвернулась, глядя куда-то сквозь щели в стене хижины. В приоткрытую дверь проник легкий ветерок, немного освежив воздух, придавленный жарой.

Придется уйти, оставить ее, подумал Стив. На самом деле придется. Она не верит ему, не верит в него, а ее трусливый никчемный муж будет рад малейшей возможности пустить ему пулю в спину. Если у него осталась хоть капля здравого смысла, он должен был заключить с Юм Кином сделку и убраться отсюда поскорее подобру-поздорову.

Но он этого не сделал, и вот теперь завяз тут по самое горло, и выпутаться без потерь вряд ли сможет.

Продолжая молчать — отчасти из-за своего дурного характера, а отчасти благодаря тому странному чувству, которое он осознал лишь недавно, — Стив тихо сидел на коврике, который выбрал, и задумчиво смотрел на игру света и тени за пределами хижины.

Иден сидела в своем длинном бесформенном белом платье, притянув колени к груди и отвернувшись. В бледном свете ее волосы матово поблескивали золотом. Стиву хотелось дотронуться до этих легких прядей, притянуть Иден к себе и держать в объятиях, пока она не забудет все свои обиды; хотелось говорить и говорить, что он вовсе не намерен обижать ее и никому другому не позволит это сделать.

Но он не мог. Не имел права. Да, она не хотела бы этого. Ему бы следовало взорваться, бурно негодовать, когда она обвинила его в том, что он едва не утопил ее ради собственного спасения, но Стив не чувствовал гнева. Он понимал ее, знал, что она сейчас чувствует.

Черт, он просто устал! Стив уже много дней спал урывками, не позволяя себе полноценного сна. Еще немного, и он попросту заберет себе гамак и уляжется в нем на всю следующую неделю.

Стив боролся со сном, подавляя зевоту. Он прижал ладони к глазам и давил на них, пока перед его мысленным взором не заплясали разноцветные искры. Неимоверным усилием воли он заставлял себя бодрствовать. Он не мог позволить себе заснуть, пока не удостоверится, что они в безопасности. И главное, что с Иден ничего не случится. Черт бы ее побрал!

Ветер занес в хижину дразнящий запах готовящейся пищи, и Стив наконец пошевелился.

— Кабашбуул, — сказал он вслух, и Иден повернулась к нему, ее силуэт казался темной тенью на фоне светлого дверного проема.

— Что?

— Кабашбуул, — указал он пальцем на дверь. — Это самая сытная пища задень, ее едят на закате. Обычно это черные бобы. Они очень вкусные.

Она изучала его лицо несколько секунд, ее глаза поблескивали в темноте.

— Откуда ты столько всего знаешь?

— Приехав на Юкатан, я познакомился с одним молодым человеком, и он пригласил меня к себе в дом. Он не был крусообом и прежде никогда не видел белых людей. — Стив улыбнулся. — Оказалось, что у нас множество общих интересов, по крайней мере ты назвала бы это так.

— Каких? — саркастически улыбнувшись, спросила она.

— Жить в мире, без ссор и раздоров.

Иден уставилась на него с непониманием. Стив, пожав плечами, пробормотал:

— Кому-то это покажется глупым, возможно, но в то время для меня это было крайне важным. И сейчас тоже.

Помолчав немного, она спросила:

— А где он сейчас, этот твой друг? Ты с ним еще видишься?

— Нет. — Стив резко втянул воздух. — Несколько лет назад его убили.

— О… — Она замолкла, а потом тихо произнесла: — Мне очень жаль.

— Да. И мне тоже. Ах Тул был хорошим человеком. С чувством юмора. У него были маленькая толстенькая жена и ребенок. У них я чувствовал себя как дома. Странно, но там мне было уютнее, чем на родине, в Техасе.

Снова наступила тишина. Потом Иден нерешительно спросила:

— А ты когда-нибудь был женат?

Стив наклонил голову и уставился в пол. В хижине протянулись длинные тени, теперь сквозь дверной проем проникали лишь небольшие пятна света.

— Нет, — через минуту ответил он. — Не совсем.

— Не совсем? Звучит как-то неопределенно.

— О, все было очень даже определенно. Однако это был не мой выбор. А ее. Но это было давным-давно, и теперь я никогда не думаю об этом.

Иден пошевелилась, ее рубашка казалась движущимся белым пятном, окруженным серыми тенями.

Стив чувствовал, что она смотрит на него. Ему было интересно, о чем она думает. Должно быть, о том, какой он подлец. Сегодня это, наверное, было ее любимой темой. Но по крайней мере она с ним разговаривает. А это уже немного лучше, чем некоторое время назад. Наверное, он не сможет сегодня уснуть. Стив все время думал об Иден и обо всех тех событиях, которые привели их обоих на Юкатан. Не поворачивая головы, он тихо проговорил:

56
{"b":"4642","o":1}