ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мастер-маг
Никогда тебя не отпущу
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Маленькая жизнь
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Код 93
Пустошь. Возвращение
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Искушение Тьюринга

— Твои бабушка и дедушка очень гордились бы тобой, да? Он услышал, как она резко втянула воздух, после чего спросила тихим дрожащим голосом:

— Ты так думаешь?

— Да. Ты вела себя очень смело. Сегодня ты сделала столько, что некоторым не удалось бы совершить и за всю жизнь. Я знаю, что они гордились бы тобой. И если это что-то для тебя значит… я тоже тобой горжусь.

В комнате снова повисла тишина, словно сплетаясь с густым сумраком. Иден не шевелилась. Она молчала несколько долгих минут. Просто сидела и смотрела в никуда. Потом Стив услышал, как легко шуршит ее одежда, когда Иден поменяла положение.

— Стив?

Он снова повернулся к ней и был немало удивлен, когда увидел, что она поднялась и идет к тому месту, где он сидел, опершись затылком о стену. Она села рядом с ним на колени, и Стив сумел различить затененные черты ее лица. У него ком застрял в горле. Стив не знал, что она собирается сказать или сделать, эта дикая и непредсказуемая женщина, которая ухитрилась полностью разрушить его жизнь за такое короткое время. Он настороженно посмотрел на нее.

— Чего ты хочешь?

— А почему ты думаешь, что я чего-то хочу? Я просто подумала, что составила о тебе неправильное мнение. В некотором отношении, конечно.

— Да, возможно. — Он бросил на нее вопрошающий взгляд. — Ведь ты перевернула мою жизнь вверх тормашками.

— Я? — Она отбросила с лица длинную золотую прядь и уселась рядом с ним, скрестив ноги. — Почему ты так говоришь?

Он улыбнулся:

— Всего лишь два месяца назад я жил один-одинешенек, тихо-мирно… Единственным веселым днем в моей жизни был тот, когда Балам ухитрился притащить домой одного вздорного кинкажу, которого, очевидно, счел подходящей закуской. Кинкажу весь ощетинился, зубы оскалил. Видно, у него были свои планы на вечер. Так вот, они устроили в моей хижине такую свару, что разнесли там все, пока мне наконец не удалось выдворить обоих. Балам потом несколько часов дулся — потерял кинкажу. С громкими воплями он удалился в лес и потом долго оплакивал там свою потерю. Ты когда-нибудь пыталась успокоить рассерженного ягуара? И не надо. Очень неуступчивые создания.

Иден рассмеялась.

— Совсем как я, ты хочешь сказать?

— Ну да. — Он улыбнулся, когда она легонько ткнула его кулаком в плечо. — Мы снова друзья, Златовласка?

— И всегда ими были, — вздохнула она. — Я была в ужасе. Лучше бы ты заранее сказал мне, что собираешься делать.

— Если бы я мог!.. Но это было невозможно, иначе они могли заподозрить, что все это — просто маскарад. — Он нахмурился. Помолчали. — Странно, но их церемония является смесью языческих и христианских обрядов, и временами это сбивает меня с толку. Иногда очень хочется поправить их, но потом теряешься, особенно когда вокруг куча вооруженных людей, а на шесте торчит чья-то голова… — Он сморщился. — Прости. Я забыл, что ты его знала.

— Да. — Она содрогнулась. — Лен Хауэлл был одним из членов нашей экспедиции. Надеюсь, перед смертью он не очень мучился?

Стив решил не отвечать на этот вопрос. Он молча протянул руки и привлек Иден к себе. Та не сопротивлялась, и Стив закрыл глаза. Несколько минут он держал ее в тесных объятиях. Моменты, подобные этому, позволяли думать, что ему есть ради чего терпеть все муки и сомнения. Мысль не очень-то утешала, однако Стив уже начал подозревать, что с этой женщиной его свяжут не совсем обычные отношения.

А как еще можно объяснить все то, что он делает?

Разве послушал бы он Джона Картера и оставил свой лагерь, если бы не волновался за Иден? Конечно, нет! Он просто остался бы на месте, и будь она проклята, эта их дурацкая экспедиция. Он и ломаного гроша не дал бы ни за пресловутый трон Ягуара, ни за драгоценный нефрит, ни за все золото древних майя. Ему хотелось только одного — мира. И того состояния духа, которое этот мир приносит. И только сейчас, держа Иден в своих объятиях, Стив понял, что мир — это просто сидеть с ней рядом и не думать больше ни о чем. Есть только он и она, а все прочее может катиться ко всем чертям.

Он обнимал ее долго, окутанный ощущением спокойствия, упиваясь теплом ее мягкого тела. Иден не пыталась отодвинуться или отстраниться, и казалось, ей тоже хорошо в эти минуты, рядом с ним. Именно этого не хватало Стиву с тех самых пор, как Колин воскрес из мертвых, — их тихой близости с Иден. Их невидимая связь подбадривала, придавала ему силы и утешала, когда проходила буря страсти. Лежать с ней в обнимку, слушать ее тихое дыхание, чувствовать под ладонями ее нежную кожу — это единственное, чего ему не хватало в жизни вдали от всего мира.

Проведя ладонью вниз по его груди, Иден повернула к Стиву свое лицо.

— Стив, как ты думаешь, нам удастся спастись? Легкая улыбка коснулась уголков его губ. Он думает о том, как хорошо быть с ней рядом, а она — о спасении. Каким же сентиментальным дураком он становится! Стив легонько сжал Иден, после чего высвободился из ее рук.

— Если пойдет дождь, они могут всех нас отпустить. С благодарностями, почестями и все такое. Мне только нужно убедить их в том, что они очень щедрые и благородные люди.

Иден нахмурилась:

— Есть что-то такое, о чем ты умалчиваешь. Скажи мне.

— Ты что, научилась читать мои мысли после этого купания, да, Златовласка? Я рассказал тебе все, что знаю. И все, что тебе нужно знать. Мы вольны лишь догадываться о том, как отсюда можно выбраться. Юм Кин может решить, что мы составляем ему конкуренцию, и выслать нас из деревни при первых же лучах солнца. Или ему может быть приятно оттого, что есть с кем разделить вину, если дождь все-таки не пойдет. — Он пожал плечами. — По мне, так и то и то неплохо.

Прежде чем она успела задать ему следующий вопрос, Стив поднялся на ноги.

— Пойдем, богиня Луны. Мне кажется, что нам с тобой пора отдохнуть. Если обещаешь не заигрывать со мной, я пущу тебя ко мне в гамак.

Иден рассмеялась, но в ее взгляде Стив заметил неуверенность. Он был рад, что в хижине довольно темно и Иден не увидит, как он на самом деле себя чувствует. Но когда они наконец оказались в гамаке — тесном плетеном сооружении, — Стив подумал, что ему лучше было лечь на коврике прямо на полу. Держать ее в своих объятиях, чувствовать совсем близко ее податливое гибкое тело было невыносимо. Вот сейчас Стив понял, что никогда больше не сможет отдать ее Колину Миллеру.

Но он еще не знал, как ему освободиться от необходимости сделать это.

Глава 19

Иден разбудил низкий погромыхивающий звук. Еще несколько секунд она лежала неподвижно, стараясь понять, где находится. В хижине было жарко и душно. Она была погружена в непроницаемую тьму. Иден поняла: то теплое, что прижималось к ее спине, — это Стив. Он крепко обнимал ее, его грудь вздымалась, действуя на Иден успокаивающе. Его рука лежала поверх ее ладони, ласково согревая, и Иден вспомнила о тех ночах, что они провели вместе в хижине Стива. На Иден навалились болезненные воспоминания, и она закрыла глаза.

И вот звук раздался снова, на этот раз гораздо громче и отчетливее. Иден широко открыла глаза. Гром! Это раскаты грома сотрясали землю, обещая дождь. Ветер становился все холоднее, отгоняя насекомых. Воздух стал не таким густым, теперь можно было дышать.

Осторожно повернувшись, Иден потрясла Стива за плечо.

— Послушай, — прошептала она мгновенно проснувшемуся Стиву, который резко сел, едва не опрокинув качнувшийся гамак. — По-моему, начинается дождь.

Еще один низкий раскат наполнил ночь, следом за ним яркая вспышка молнии осветила темное небо, проникнув в хижину. Стив лукаво улыбался. Ухватившись за оба края гамака, он попытался прекратить бешеную качку.

— Если тебя интересует мое мнение, то я считаю, что мы спасены, Златовласка.

Иден вцепилась в него:

— Правда? О Боже! Стив, это же чудо! У тебя получилось! Стив крепко прижал Иден к груди, и она услышала мерный стук его сердца.

— Да, — тихо проговорил он. — У нас получилось, правда? Все оказалось лучше, чем я ожидал! Я теперь даже подумываю о том, нет ли у меня и в самом деле какой-то связи со стариной Чаком? — Он зарылся губами в ее волосы и рассмеялся. — Конечно же, решающим стало твое выступление. Я не думаю, что кто-то до тебя ухитрялся выжить после того, как попадал в священную воронку волей Юм Кина. Ты и в самом деле заслужила право быть богиней.

57
{"b":"4642","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Под струной
Квази
Искажение
Назад к тебе
Фаворит. Полководец
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Последняя миссис Пэрриш
Мститель. Долг офицера