ЛитМир - Электронная Библиотека

— Здесь ли он, Балам? Будет ли он рад видеть меня?

Золотистые глаза Балама напомнили ей глаза Стива. Она вопросительно посмотрела на ягуара, но тот вдруг насторожился, вглядываясь в кустарник за скалами. Потом вскочил и куда-то умчался. Иден же тихонько вздохнула и, поднявшись на ноги, оправила юбку, попыталась привести в порядок волосы. И наконец-то ступила в прохладную полутьму пещеры. Сделав несколько шагов, она остановилась, чтобы глаза привыкли к темноте. Прошла дальше и осмотрелась. Тут было уже не так темно, потому что неподалеку находился пролом в потолке, сквозь который в пещеру проникал свет.

Увы, Стива нигде не было. Тяжко вздохнув, Иден повернула обратно. Ее башмаки громыхали по каменному полу, а стук сердца отдавался в ушах.

Решив спуститься к озеру, Иден обогнула груду камней и наконец-то увидела его. Стив купался, и сквозь прозрачную воду она прекрасно видела очертания его фигуры. Он медленно переплывал озеро, и свет, струившийся из отверстия в потолке, ярко освещал его обнаженное тело.

Иден вздохнула с облегчением. Она была рада, что пришла одна. Ей вдруг стало неловко. Захотелось отвернуться и убежать в дальний конец пещеры, однако Иден заставила себя остаться…

Стив нахмурился. Разумеется, ему следовало бы успокоиться, но спокойствие не приходило к нему уже многие месяцы. Сейчас он вдруг вспомнил, как на днях, отправившись с Баламом на охоту, нечаянно набрел на свою старую хижину и вновь испытал горькое чувство утраты. Это чувство по-прежнему преследовало его. Да, он правильно поступил, когда покинул хижину. Он не смог бы жить в ней, потому что постоянно вспоминал бы Иден…

Иден. Его лунная богиня. Светлые волосы, чудесные голубые глаза и кожа цвета слоновой кости — воплощение всего самого прекрасного в женщине… Да, она, безусловно, знала, как подобраться к нему, разве не так? Не проходило и дня, чтобы он не думал о ней. И вот уже пять месяцев прошло с тех пор, как она ушла из его жизни, скрывшись в дождливой мгле. Она ушла не оглядываясь.

Это и к лучшему, конечно. Стив знал об этом даже тогда, когда они еще были вместе и он крепко обнимал ее по ночам, прислушиваясь к тихому дыханию. А сейчас его часто будили воспоминания, и он, проснувшись, думал об Иден. В такие минуты ему даже казалось, что он чувствует, как она прижимается к нему…

Стиву следовало бы сказать ей о своих чувствах. Но он не успел. Не было времени для прощания, времени на слабость. С тех пор он не раз поглядывал в сторону Мериды. Но ни разу не пошел в том направлении. Сейчас она, должно быть, уже благополучно вернулась в Штаты. Наверное, живет так, как ей и следует жить, то есть в нормальных условиях. Да, жизнь в джунглях не для такой женщины, как Иден. Он это знал с самого начала, а теперь окончательно убедился в том, что не ошибся.

Но все же одиночество иногда становилось невыносимым, так что никакое количество бурбона не помогало. И тогда Стив думал о том, что хотел бы, чтобы все кончилось иначе. Он спрашивал себя: что привело Иден к нему в первый раз?..

— О, могущественный Ицамна, властелин жизни, пошли мне женщину, полную света и красоты… — пробормотал он вполголоса.

Да, так и было. Примерно такие слова он тогда произнес. О Господи, он, должно быть, сошел с ума! Неужели он действительно полагает, что древние боги майя, услышав его мольбу…

Внезапно послышался какой-то странный плеск, и Стив поднял голову. Он протер глаза — и у него перехватило дыхание. Должно быть, это видение. Снова этот проклятый итальянский художник — Боттичелли.

С робкой улыбкой ступив в воду, распустив свои чудесные золотистые волосы, струившиеся по обнаженным плечам до самой талии, к нему приближалась Венера. Кожа цвета слоновой кости… нефритовое с золотом ожерелье на шее, украшенное росписью майя. Да-да, конечно же, это видение…

— Стив… — Она снова улыбнулась.

Он крепко зажмурился. Иден? Но этого не может быть. Ведь удача уже давно покинула его. И чудеса происходят с другими. С ним же никогда не случается чудес.

— Стив… — В голосе ее звучала надежда.

Он заставил себя открыть глаза. Господи, она была так удивительно прекрасна…

Собравшись с духом, Стив направился к отмели, туда, где у камней его ждала Иден. Приблизившись к ней, Стив в растерянности остановился, он вдруг обнаружил, что не может вымолвить ни слова. Вернее, все слова, приходившие на ум, казались совершенно бессмысленными.

Иден тоже молчала. Какое-то время она смотрела на него, затем опустила взгляд на свои стиснутые руки и с дрожью в голосе проговорила:

— Может, мне не следовало… приходить? Но я подумала, что ты, возможно, захочешь… повидаться со мной.

Стив по-прежнему молчал; ему казалось, что если он скажет хоть что-нибудь или прикоснется к Иден, то снова выставит себя идиотом. И разве не хватит тех глупостей, что он уже наделал?

Молчание затягивалось, и Иден, тяжко вздохнув, пробормотала:

— Вижу, что я допустила ошибку.

«Нет-нет, это я ошибся. Я не должен был тебя отпускать». Но он и на сей раз не произнес ни слова. Тихонько всхлипнув, Иден отвернулась и зашагала к выходу. Стив понял, что упускает последний шанс. Он догнал ее, взял за руку и, сделав над собой усилие, проговорил:

— Иден, дорогая, ты не совершила ошибки. Просто я не могу поверить, что ты здесь, что ты проделала весь этот путь… ко мне. Ради меня.

Она остановилась, не оборачиваясь. Он откашлялся и снова заговорил:

— Эти последние месяцы без тебя, Иден… Я хотел отправиться в Мериду, но…

— Но почему же не пришел, Стив? — Она по-прежнему стояла спиной к нему. — Я ждала тебя, Стив. Я надеялась…

Она снова вздохнула, и он почувствовал странное стеснение в груди.

— Дорогая, это не потому, что я не хотел быть с тобой. Что я мог тебе предложить? Одни лишь опасности? Необходимость постоянно скрываться? Ты заслуживаешь лучшего.

Она покачала головой; ее волосы, казалось, мерцали в приглушенном свете.

— Стив, больше так продолжаться не может, и ты это знаешь.

— Ты говоришь о помиловании? — Он отпустил ее руку и провел ладонью по влажным волосам. — Полагаешь, власти пойдут на это?

— У меня есть знакомые адвокаты. К счастью, они друзья нашей семьи, поэтому должны помочь тебе. Ведь это неправда, что ты грабил храмы. А стрельба в Техасе — это больше походит на самозащиту, чем на убийство. Конечно, потребуется много времени, чтобы добиться оправдания, ноя уверена, что все будет в порядке.

— Боже мой, Иден… — Он внезапно почувствовал себя совершенно беспомощным. Но почему же он не может высказать вслух то, о чем так часто думал в одиночестве? Черт возьми, почему он так красноречив, будучи один, и так чертовски косноязычен, когда Иден наконец-то рядом с ним?

Глубоко вздохнув, Стив продолжал:

— Ты хочешь знать, почему я не отвез тебя в Мериду? Что ж, я скажу тебе… это не потому, что я кого-то боялся. Просто я не хотел потерять тебя. Хотел, чтобы ты была со мной.

Она взглянула на него через плечо, но тут же снова отвернулась.

— Ты должен был сразу так сказать. Мне было необходимо это услышать. Ведь требовалось только найти нужные слова, Стив. Почему же ты их не произнес?

Он положил ей руку на плечо и закрыл глаза. Но нужные слова по-прежнему не приходили. Время шло, и молчание становилось все более тягостным. «Но что же ей сказать? — думал Стив. — Как убедить ее остаться со мной?» Он судорожно сглотнул… и снова не смог произнести ни слова.

Иден вдруг отстранилась. Он открыл глаза и в отчаянии выпалил:

— Иден, останься со мной! Я люблю тебя!

Стив заметил, как по телу ее пробежала дрожь. Наконец-то Иден повернулась к нему лицом. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, на ее густых ресницах сверкали слезы, а нижняя губа чуть подрагивала. Он же смотрел на нее и думал о том, что его мечта все-таки сбылась.

Наконец Иден улыбнулась и хрипловатым голосом проговорила:

— Я люблю тебя, Стив. И хочу, чтобы мы больше никогда не расставались. Скажи, что позволишь мне остаться…

75
{"b":"4642","o":1}