ЛитМир - Электронная Библиотека

Иден ничего не ответила. Она думала о том, что сказал Ричард, когда они собирались очистить каменные руины от буйной растительности.

«Такое чувство, будто за ночь здесь вырастают новые заросли, — жаловался Ричард. — Но огорчаться не следует. Имейте в виду, что мы, возможно, первые живые существа, которым удастся взглянуть на эти храмы после того, как их оставили те, кто воздвиг их вечность назад».

Бедный Ричард… Он так и не увидел храм целиком. Ему удалось рассмотреть лишь маленькую его часть. Один из индейских проводников принес покрытый многовековой коркой грязи обломок статуи; когда же удалось его очистить, оказалось, что он из нефрита и золота. Возбуждение рослое каждой минутой. Иден прекрасно помнила, как ликовал Колин. Он был абсолютно уверен в том, что очень скоро все они станут сказочно богатыми. И это замечание мужа задело Иден. Ведь археологи по призванию редко становились богатыми людьми. Финансировали экспедиции в основном частные заказчики или же музеи, однако денег все равно не хватало. Как бы то ни было, настоящие археологи стремились лишь к одному: найти что-нибудь ценное и возвратить эту ценность людям.

— Осторожнее, — снова предупредил Стив, по-прежнему размахивая своим мачете.

Иден едва успела переступить через толстый — с человеческую ногу — корень, преграждавший ей путь. Если на такой напороться безлунной ночью, беды не миновать. Она подняла глаза на Стива и пробормотала:

— Спасибо за предупреждение. Мне никогда не удается вовремя заметить такие корни. А когда я их вижу, становится уже слишком поздно.

— Да, я заметил. А ты не пробовала смотреть под ноги?

— Это что, намек? Хочешь сказать, что я не смотрю, куда иду?

— До сих пор помню, как ты скатилась с холма прямо мне под ноги.

Иден немного помолчала, потом вдруг выпалила:

— Тогда я думала лишь о том, чтобы не сломать шею! Мне просто не приходило в голову, что надо смотреть под ноги!

Стивен рассмеялся в ответ и проговорил:

— Оказывается, тебя очень легко вывести из себя. Держу пари, что в шумной компании ты всегда в центре внимания.

Иден фыркнула и проворчала:

— А ты всегда такой… грубиян?

— Да, всегда. Грубить — мое призвание.

— Охотно верю. Полагаю, что ты…

— Осторожно!

Иден чуть не наступила на змею, медленно переползавшую тропу. Когда пресмыкающееся скользнуло под торчавший из земли корень и исчезло из виду, Иден вздохнула с облегчением.

— Она не ядовитая, — заметил Стив, даже не обернувшись. А сейчас мы увидим воронку.

Проходя под низко свисавшей веткой, Иден пробормотала:

— Что ты сказал? Воронку?..

— Да, воронку. Карстовую воронку. — Стивен усмехнулся. — Похоже, ты не знаешь, что это такое? Скажи, в каком журнале ваша экспедиция собиралась печатать свои публикации? Рискну предположить, что в торговом каталоге.

— Если ты хочешь сказать, что Американская археологическая ассоциация действует непрофессионально, то ты ошибаешься. Именно ей музеи обязаны самыми ценными своими экспонатами. Некоторые из них даже становятся предметом изучения.

Стивен снова усмехнулся:

— Представляю, как все это происходит. Большинство таких находок благополучно оседает в домах богатых коллекционеров или же распродается с аукциона по самым высоким ценам. Мне прекрасно известно, как обделываются такие дела. И могу тебе сказать только одно: если ты настолько глупа, что веришь всему, что говорила сегодня утром, значит, ты и впрямь заслужила свои неприятности.

В этот момент Стив слишком рано отпустил ветку, которую придерживал, и Иден, шедшая следом за ним, едва успела пригнуться. Однако листья все же задели ее волосы, и за ворот ей посыпались какие-то жуки. Иден выронила сверток с бельем и отчаянно завизжала.

Прекрасно понимая, как нелепо выглядит, Иден все же не могла удержаться — запустив руку за ворот рубашки, она пыталась избавиться от цепких насекомых, однако у нее ничего не получалось.

Стивен какое-то время молча наблюдал за своей спутницей, а потом шагнул к ней и ухватился за ее воротник. Не обращая внимания на протесты женщины, он стянул с нее рубаху и несколько раз встряхнул. Затем тщательно осмотрел рубашку и вернул Иден.

— Теперь чисто, — сказал он. — Можешь надевать. Знаешь, с тобой одни неприятности.

Подавленная и униженная, Иден выхватила рубашку из рук Стивена — его нелестные слова в ее адрес очень обиде-пи женщину. Поспешно отвернувшись, она надела рубашку. Ей ужасно хотелось ответить своему спутнику какой-нибудь колкостью, но она сдержалась, боясь еще больше разозлить его. Подобрав с земли свой сверток, Иден со вздохом пробормотала:

— Что ж, я готова.

Стивен ухмыльнулся и снова зашагал по тропе. Потом вдруг оглянулся и проговорил:

— Я начинаю думать, что вы страдаете странной манией, миссис Миллер. Похоже, вам нравится разгуливать по джунглям в полуголом виде. Должен заметить, я полностью одобряю ваше поведение.

Даже праведный гнев не помешал Иден почувствовать, что за дьявольской ухмылкой и лукавым взглядом золотистых глаз Стивена скрывалось непреодолимое влечение к ней. Мысленно улыбнувшись, она подумала о том, что это открытие сулило новые и весьма интригующие возможности.

— Это древняя карстовая воронка. Индейцы называют ее «священный колодец». — Стив остановился у края огромной впадины. Отвесные стены уходили вниз футов на пятьдесят, а на самом дне мерно покачивались темные воды. Когда Иден подошла слишком близко к краю, Стив вытянул вперед руку и преградил ей путь. — Осторожнее. Здесь очень ненадежная почва, она может осыпаться в любую секунду.

И тотчас же, словно в подтверждение его слов, вниз посыпались мелкие камни. Иден отступила на шаг и, вцепившись в руку Стивена, спросила:

— Ты что, собираешься туда спрыгнуть?

Он внимательно посмотрел на нее. Ее волосы были влажными от пота, и золотистые пряди липли к щекам. Капельки пота также скопились на лбу и над верхней губой, и казалось, что они поблескивают, словно бриллианты. Рубашка, тоже влажная, облепляла вздымавшиеся груди этой очаровательной женщины. Да, она была на редкость привлекательной…

Стив отвернулся и пожал плечами:

— Не говори глупости. Как я, по-твоему, потом залезу обратно? Известняк на стенках не выдержит меня. Вот смотри…

Стив кивком указал на край воронки, и Иден, проследив за его взглядом, увидела двух горделивых птиц с зелено-синим оперением. Птицы дрались, сидя на выступе известняка в некотором отдалении от людей, и порода с шорохом осыпалась прямо в воронку, где с тихим бульканьем исчезала под водой. Внизу же, в нефритово-зеленой воде, восседала на плавающих ветках огромная цапля и прихорашивалась в лучах солнца. А рядом с ней кружили над водой прекрасные бабочки с великолепными голубыми крыльями, превосходившими по размеру чайные блюдца.

Услышав возглас восхищения, Стивен снова повернулся к Иден и увидел, что на губах ее играет едва заметная улыбка. Немного помедлив, он пробормотал:

— Пошли, мы не можем стоять здесь весь день.

Еще несколько минут они брели по узкой тропе, затем, миновав огромную, нависшую над ними глыбу, подошли ко входу в пещеру. Повернувшись к спутнице, Стив подал ей знак следовать за ним.

В пещере было гораздо прохладнее, чем снаружи, и царила гробовая тишина. Тишина эта всегда успокаивала Стива — казалось, здесь, прячась среди камней, обитали души людей, давно ушедших из мира живых. Со стен свисали сталактиты, а сквозь круглый пролом в потолке в пещеру пробивался столб солнечного света, озарявший гладкую поверхность огромного озера.

— Сюда, — сказал Стив.

Следовавшая за ним Иден в восхищении воскликнула:

— Как здесь красиво! А вода такая ч истая, что видно дно! Здесь, наверное, очень мелко.

— Нет, просто так кажется, — ответил Стив.

Он указал належавшие неподалеку выдолбленные тыквы. Горлышки этих «кувшинов» были перевязаны веревками, и в каждом сосуде имелось небольшое отверстие для воды, надежно закупоренное пробкой. Когда Стив поднял связку тыкв и протянул их Иден, сосуды глухо зазвенели, ударяясь один о другой.

8
{"b":"4642","o":1}