ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженни все крепче прижималась к Кейну, и в какой-то момент ей почудилось, что она растворилась в нем, стала с ним одним целым.

Охваченная страстью, Дженни тихонько застонала и прикрыла глаза. А в следующее мгновение она вдруг обнаружила, что обвивает руками шею Кейна и отвечает на его поцелуй. Внезапно руки его соскользнули с ее спины и замерли на ее бедрах. Крепко прижимая к себе девушку, Кейн принялся покрывать поцелуями ее шею. «О Боже, — промелькнуло у нее, — что же со мной происходит? Таких вольностей я не позволяла еще ни одному мужчине». Однако Дженни не могла не признать, что ей нравились ощущения, вызванные объятиями и поцелуями Кейна.

Но почему же ей это нравилось? Может быть, она такая же порочная, как и он? Неужели она забыла о том, чему ее учила тетушка? Неужели забыла обо всем на свете?

«И все же это так приятно…» — услужливо нашептывал ей внутренний голос, и Дженни вынуждена была согласиться. Кейн сумел затронуть в ней те струны, к которым прежде никто не прикасался, — он сумел пробудить ее чувственность. Когда же он наконец отстранился и отступил на шаг, Дженни едва не вскрикнула от разочарования. Однако она почти тотчас же овладела собой и сделала именно то, что должна была сделать. Она с достоинством отвернулась и не произнесла ни слова. Впрочем, ей нечего было сказать, и Кейн прекрасно это понимал. Более того, он знал, что она не осталась безучастной к его ласкам и поцелуям. «Он теперь, вероятно, думает, что я такая же, как Саманта Джеймс», — промелькнуло у Дженни.

Но Кейн ничего подобного не думал. Он без труда распознал невинность ее поцелуя и сразу же понял, что в любовных делах Дженни не имела совершенно никакого опыта. Это открытие ошеломило его — именно поэтому он и заставил себя отстраниться. Да, он сумел взять себя в руки, хотя сделать это было не так-то просто.

Кейн тоже промолчал — как и Дженни, он просто не мог ничего сказать — и, резко развернувшись, направился к своей лошади. Ему сейчас требовалось чем-то занять свои руки, чтобы не поддаться соблазну и не покуситься на невинную девушку. Увы, он не был уверен, что и в дальнейшем сумеет совладать с собой.

— Черт бы ее побрал, — ворчал Кейн себе под нос. — Может, будет лучше, если я немедленно отвезу ее в Бракстон?

Однако Кейн Рэнсом был не из тех, кто отступает в сложной ситуации. Напротив, он всегда отвечал на любой вызов. Но сможет ли он оставить Дженнифер Эллисон в покое? Сможет ли держать себя в руках?

— Похоже, путешествие будет необычайно увлекательным, — проворчал Кейн сквозь зубы.

Глава 10

Надпись на покосившейся табличке гласила, что городок называется Парадайз, но в данном случае это было явным преувеличением. Остановившись на краю поселения, два всадника о чем-то горячо спорили, с легкостью перекрикивая завывания ветра, обдувавшего равнину.

Дженни подбоченилась и с вызовом посмотрела на своего спутника:

— Я не могу этого сделать!

— Почему? Ведь это очень просто, — сказал Кейн. — Сделай так, как я говорю, и все будет хорошо.

— Я что, похожа на помощника фотографа? — Дженни нахмурилась. — Меня скорее можно принять за странствующего сезонного работника.

Кейн окинул девушку критическим взглядом.

— Возможно, ты права. — Он пожал плечами. — Да, пожалуй, ты выглядишь немного… неряшливо.

— В этом нет моей вины.

— Да, действительно. Но тем не менее это правда.

День уже клонился к вечеру, и солнце огненно-красным шаром висело над горизонтом. Вокруг же не было ни деревца, ни холмика. Не было даже людей — по городку бродили только ленивые полусонные собаки, так что Парадайз казался городом-призраком.

Кейн собирался выдать девушку за свою помощницу и осторожно расспросить жителей — возможно, они что-то знали о банде Доусона. Но Дженни со всей решительностью отмела его идею — ей казалось, что никто им не поверит.

Они спорили еще минут пять, наконец Кейн в задумчивости пробормотал:

— Что ж, пожалуй, ты права. Но в таком случае тебе ничто не мешает выступить в роли моей женщины. Люди все равно так подумают, уверяю тебя.

Дженни тяжело вздохнула, ей пришлось признать, что ее наверняка примут за любовницу Кейна, если только она не выдаст себя за юношу.

— Хорошо, я согласна играть роль помощника, — пробормотала она. — А что он должен уметь делать в первую очередь?

Кейн улыбнулся:

— Значит, ты не будешь моей…

— Никогда!

— Никогда не говори «никогда», моя милая. Не искушай судьбу.

— Ты прав, но только не в этом случае! — заявила Дженни.

Кейн снова улыбнулся и протянул ей широкополую шляпу:

— Ну-ка надень.

Надев шляпу, Дженни надвинула ее на лоб и убрала под нее свои длинные волосы. Окинув девушку взглядом, Кейн кивнул и проговорил:

— Очень славный мальчик. Только постарайся выглядеть мужественнее. Видишь ли, мне кажется… О, я знаю, в чем дело. — Кейн вытащил из седельной сумки рваную рубаху и протянул ее Дженни: — Надень это поверх блузы и застегни на груди. Да-да, вот так. Замечательно. Теперь ты прекрасно выглядишь. Дженни оглядела себя и прошептала:

— О Боже, какой ужас…

Кейн усмехнулся и направил свою лошадь к ближайшим домикам. Дженни спешилась и последовала за ним; ей казалось, что она выглядела довольно нелепо, если бы въехала в город верхом на муле (мула теперь звали Сьюки, так как имя Тихоход девушке совершенно не нравилось).

Подъехав к некрашеному деревянному строению, Кейн соскочил на землю и, повернувшись к своей спутнице, сказал:

— Подожди немного.

Минуту спустя он вернулся. Привязав лошадь и мула к ближайшему столбу, проговорил:

— Остановимся в этой гостинице.

— Неужели ты думаешь, что я соглашусь здесь остановиться?! — возмутилась Дженни. — Ты, вероятно, сошел с ума!

Кейн пожал плечами:

— Прошу прощения, но другая гостиница мне не по карману.

Бросив на него уничтожающий взгляд, Дженни заявила:

— Как жаль, что я не мужчина! Иначе тебе бы не поздоровилось!

Прошу вас, миледи. — Кейн распахнул перед девушкой дверь и тотчас же провел ее в гостиничный номер. Опустив седельные сумки на пол, он окинул Дженни взглядом и с улыбкой проговорил: — Мисс Эллисон, мне казалось, что мы с вами поладим. Но увы, похоже, я ошибся. Последние двадцать четыре часа ты только и делаешь, что мне угрожаешь. Почему? Тебе что-то не нравится?

Дженни взглянула на него с удивлением и воскликнула:

— И ты еще спрашиваешь?! Ты меня похитил, ты тащишь меня куда-то — и еще спрашиваешь, что мне не нравится?!

Кейн рассмеялся:

— Что ж, я очень рад, что ты прямо ответила на мой вопрос. Я боялся, что ты будешь лицемерить.

Дженни внимательно посмотрела на него и вдруг спросила:

— Скажи, почему ты так странно говоришь? Иногда ты говоришь, как невежественный ковбой, а иногда — как человек образованный. Или мне просто показалось?..

Кейн молча пожал плечами и отвернулся к окну. Было очевидно, что ему не хотелось говорить об этом. Дженни сняла шляпу, и ее волосы рассыпались по плечам. Немного помедлив, она направилась к туалетному столику у стены. Склонившись над ним, посмотрела на свое отражение в зеркале, затем покосилась на Кейна Рэнсома. Казалось, он о чем-то думал, но о чем? К сожалению, она этого не знала. А может, он думал о том, что в номере… только одна кровать?

Тут Кейн наконец-то повернулся к ней и сказал:

— Я скоро вернусь. Надо отвести животных в конюшню. — Шагнув к двери, он добавил: — И даже не пытайся от меня удрать. Это будет чревато неприятностями.

В следующее мгновение дверь за ним закрылась, и почти тотчас же в замочной скважине звякнул ключ, а затем щелкнул замок.

— Как ты смеешь?! — в негодовании воскликнула Дженни.

Девушка подбежала к двери, с силой пнула ее ногой и тут же вскрикнула от боли — увы, она забыла, что на ней были мягкие мокасины. Кое-как доковыляв до кровати, она взобралась на матрас, знавший лучшие времена, и принялась массировать ушибленные пальцы.

18
{"b":"4643","o":1}