1
2
3
...
46
47
48
...
53

Джонни утер ладонью пот со лба и снова вздохнул Похоже, они были обречены, а Боб Доусон, казалось, не хотел это признавать.

— Послушайте, — проговорил вдруг Доусон, — а ведь он там один. Его будет не так уж трудно снять. Если мы дадим ему повод открыть огонь, наш меткий стрелок возьмет его на мушку.

— Ничего не выйдет, — возразил Джонни. Доусон с минуту молчал, потом спросил:

— Что ты имеешь в виду? Почему ничего не выйдет?

— Потому что не выйдет. Во-первых, нет никакой уверенности, что он один. А во-вторых, кто из вас рискнет выйти наружу, чтобы вызвать на себя огонь?

Воцарилась тишина. Откуда-то из глубины шахты доносилось журчание воды, стекавшей по стене. Наконец Кид Коултер предложил:

— Что, если мы сделаем вид, что сдаемся? Натянем на палку или что-нибудь подходящее белый флаг? Это его отвлечет, а Техас тем временем всадит в него пулю.

— Нет-нет! — воскликнул Джонни. — Я не собираюсь выходить отсюда и открывать огонь неизвестно в кого! Я не успел испортить отношения ни с одним из рейнджеров и не тороплюсь это делать. Если я уложу кого-то из них, это будет равносильно моему смертному приговору. И тогда, можно не сомневаться, меня точно вздернут!

Доусон хрипло рассмеялся:

— Черт возьми, Техас, виселица и без того по тебе плачет! Ведь мы уже ограбили столько банков и почтовых дилижансов, перестреляли столько людей!.. Если нас схватят, суд над нами будет скорым! Вы и глазом не успеете моргнуть, как нас вздернут! Так же, как этих двоих, что уже болтаются в поле на перекладине.

Вспомнив двух несчастных с веревками на шеях, Джонни ощутил приступ тошноты. Он был рад, что не стал очевидцем самого момента повешения. С него вполне хватило и предшествующей сцены. Умереть подобным образом?.. Ждать, когда палач набросит тебе на голову черный колпак, а затем почувствовать на шее грубый поцелуй веревочной удавки?.. Джонни в ужасе содрогнулся.

— Что ж, возможно, быстрая смерть лучше медленной, — промолвил он наконец. — Давайте рискнем.

Сидя на корточках за камнем, Дженни смотрела на вход в штольню и ждала под палящими лучами солнца дальнейшего развития событий. Кейна она уже несколько минут не видела, и с каждым мгновением тревога ее усиливалась. Она лихорадочно размышляла — что же сделать, что предпринять?

Возможно, она должна была сделать выбор между братом и человеком, которого любила. Да, она любила Кейна Рэнсома, хотя до сих пор ни словом об этом не обмолвилась. Только он нашептывал ей слова любви, когда они лежали ночью в объятиях друг друга. Но любил ли он ее на самом деле? Ей очень хотелось верить, что любил.

Несмотря на жару, Дженни пробирала дрожь. От страха у нее сжималось горло и дрожали руки.

Внезапно она услышала за спиной чьи-то осторожные шаги и легкий хруст щебенки. Резко обернувшись. Дженни в изумлении уставилась на приближавшихся к ней Гилберт и Пруитта.

— Что вам надо? — Она подала им знак пригнуться. Они медлили, и Дженни, не выдержав, громко закричала:

— Присядьте, сейчас начнется стрельба!

Ее слова произвели должное впечатление. Парочка тут же упала на колени. Теперь они продвигались к ней на четвереньках.

— Кто собирается стрелять? — спросил Пруитт, Гилберт же уставился на вход в шахту.

— Пока никто, — ответила Дженни. Немного помолчав, проговорила: — Вам что здесь надо? Что вы здесь делаете?

Томми Гилберт, не замедлив удовлетворить ее любопытство, тихо прошептал:

— Я пошел за тобой, чтобы попросить тот фотоснимок. Знаешь, тот, что вы сделали в Додж-Сити…

Дженни молча уставилась на него, ей хотелось рассмеяться, но она прекрасно понимала, что смех сейчас был бы крайне неуместен.

— Если через полчаса мы будем еще живы, то я непременно позабочусь о том, чтобы вы получили второй экземпляр фотографии, — проговорила она наконец.

Гилберт с Пруиттом переглянулись и с опаской посмотрели в сторону штольни.

— Стрельбы пока не слышно, — констатировал Пруитт.

И тут же, словно в опровержение его слов, грянул выстрел. После этого на несколько секунд воцарилась тишина, а затем из черного зева раздался голос:

— Эй, послушайте! Мы выходим на переговоры, так что не стреляйте!

Собравшись с духом, Дженни выглянула из-за камня наконец-то увидела Кейна. Он стоял чуть сбоку от входа в шахту, и в руках у него были пистолеты. У Дженни перехватило дыхание. О Господи, неужели он не знает, что в шахте — несколько человек?! Или он намерен хладнокровно их перестрелять, когда они будут поодиночке выходить наружу? Чего же он добивается?

— Выходите! — раздался голос Кейна. — Но сначала выбросите наружу ваше оружие. Я пристрелю первого же, кто мне не понравится.

— Послушай, — прокричали в ответ, — ты же не ждешь, что мы будем сиять от счастья, верно?!

Пропустив это замечание мимо ушей, Кейн повторил: — Бросайте оружие!

Через несколько секунд из темноты вылетели четыре пистолета — они со стуком упали на камни.

— Все до единого! — выпалил Кейн.

И тут же неподалеку от него упали еще два пистолета.

— Это все! — послышался голос, и Дженни показалось, что он принадлежал Бобу Доусону. — А теперь мы выходим с поднятыми руками, так что не вздумай стрелять, рейнджер.

В следующее мгновение за поваленными балками замаячили тени — из шахты с поднятыми над головой руками выходили бандиты.

Что за чертовщина? — проворчал Пруитт. — Ничего не понимаю.

Гилберт вдруг поднялся на ноги и заявил:

— Пожалуй, надо убираться отсюда. Я не хочу схлопотать шальную пулю.

Кейн, заметивший, как из-за камня поднялся какой-то человек, среагировал мгновенно — «кольт» в его правой руке произвел выстрел. Пуля угодила Гилберту в плечо, и он, вскрикнув, повалился на землю к ногам перепуганной насмерть Дженни.

Пруитт тотчас же выхватил пистолет и направил его на Кейна.

— Нет! — закричала Дженни. Бросившись на Пруитта, она сбила его с ног, так что пуля просвистела над головой Кейна. — Не стреляйте, это недоразумение!

При первом же выстреле бандиты бросились врассыпную. Боб Доусон устремился к своему пистолету, рядом с ним бежал его брат. Кейн выругался сквозь зубы и выстрелил — на сей раз его пуля прочертила на земле глубокую борозду.

И тут Дженни — она действовала инстинктивно — выхватила пистолет из кобуры лежавшего рядом с ней Гилберта и направила оружие на Пруитта.

— Не смей больше нажимать на курок! — предупредила она. — И положи свой пистолет на землю. Да, вот так. Это недоразумение, я же сказала…

Дженни снова повернулась к шахте и тотчас же увидела бандитов. Братья Доусоны и Кид Коултер за грудой валунов стреляли в Кейна, но, судя по всему, они были не очень меткими стрелками. Однако своего брата Дженни не видела — он так и не вышел из шахты.

Глава 22

Кейн бросился на землю и выстрелил в Боба Доусона. Он прекрасно знал, что Техасский Изменник из шахты не вышел. И он догадывался: с Дженни что-то случилось. Эта мысль очень тревожила его, однако в данный момент он не мог пробраться к девушке.

Кейн снова спустил курок, и из-за валунов донесся вопль — пуля попала в цель. Криво усмехнувшись, он взял на мушку другого бандита, но тут у его виска просвистела пуля, выбившая из камня фонтан осколков.

— Отличный выстрел, — проворчал Кейн. Уж не Техасский ли Изменник выбрался из шахты незамеченным?

Но на этот раз стреляла Дженни. Увидев брата, появившегося в провале штольни, она решила отвлечь Кейна, так как боялась, что он застрелит Джонни.

— Но что же дальше?.. — в отчаянии прошептала Дженни.

В следующее мгновение она заметила брата — тот приблизился к поваленной балке. Дженни затаила дыхание. Может, надо его предупредить? Или подождать и посмотреть, что будет делать Кейн? Кем пожертвовать — братом или человеком, которого она любит?

Дженни закрыла глаза и взмолилась о чуде.

И чудо действительно свершилось.

…Спустившись по склону холма, Данза натянул поводья, вынуждая жеребца остановиться, и тотчас же спрыгнул на землю. Затем, пригнувшись, побежал туда, откуда доносились выстрелы. Инстинкт подсказывал ему, где он должен находиться и что должен предпринять.

47
{"b":"4643","o":1}