ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженни снова рассмеялась, и тетка с племянницей снова обнялись.

— Может, мы все отправимся сейчас домой и перекусим? — предложил мистер Картер.

Эйприл тут же закивала:

— Да-да, конечно! Уверена, что после долгой дороги ты устала, Дженни. К тому же ты, должно быть, еще не совсем окрепла. Расскажи мне о Джонни все, что знаешь.

Когда они разместились за столом и Дженни обвела глазами знакомую комнату, у нее возникло ощущение, что она отсутствовала не два месяца, а гораздо дольше. Когда же она взглянула на фотографию на каминной полке в крохотной гостиной, ей показалось, что на ней не они с тетей, а совершенно незнакомые женщины. Неужели это и в самом деле они? Тетушка выглядела теперь совсем иначе — во всяком случае, казалась моложе. Что же касается племянницы… Дженни взглянула на свое личико, смотревшее на нее с фотоснимка, и изумилась. Неужели она и впрямь была такой напыщенной и самодовольной?!

— Да, это ты, — услышала она голос Кейна, приблизившегося к ней сзади.

Дженни повернулась к нему, испытывая некоторое смущение.

— Неужели я и в самом деле была такая заносчивая? Кейн кивнул:

— Ужасно заносчивая. — Дженни поморщилась, и он со смехом добавил: — Но у каждого свои странности, дорогая.

Потом Эйприл стала рассказывать о том, как она обходилась все это время без племянницы.

— Конечно, после этого Уоррен — мистер Картер — предоставил мне новый кредит, и я смогла делать больше шляпок. Делая больше шляпок, я смогла больше принимать заказов. Все получалось замечательно, как мне кажется. Да-да, все было бы хорошо, если бы я так ужасно не скучала по тебе, Дженни, и не беспокоилась за тебя. — Эйприл презрительно фыркнула. — Этот болван шериф ни на что не способен. Он не способен самостоятельно найти последнюю картошину в своем мешке, не говоря уже о проведении расследования. Мне пришлось заняться этим делом самой, хотя было довольно трудно, так как я не представляла, с чего начинать.

— И с чего ты начала? — осведомилась Дженни, начиная свыкаться с мыслью, что ее якобы глупая и неуверенная в себе тетка оказалась весьма энергичной и изобретательной. Припомнив недавний разговор с Кейном на эту тему, она украдкой взглянула на него и по его лукавой улыбке догадалась, что он прекрасно помнит об этом разговоре.

— О, я просто проконсультировалась кое с кем, и меня направили к мистеру Маклинтоку. Он оказался очень любезным.

Кейн в изумлении уставился на Эйприл. После секундного замешательства спросил:

— Вы сказали… к мистеру Маклинтоку?

— Совершенно верно! Так вы его знаете? Кейн хмыкнул:

— Да, немного.

— Зато мистер Маклинток, похоже, знает вас очень даже неплохо. Он сказал мне, что все в порядке. А потом, когда я наконец-то получила от вас, мистер Рэнсом, письмо, я поняла, что можно не волноваться.

Кейн и Дженни переглянулись.

— Ты отправил ей письмо? — удивилась Дженни. — Но почему ты ничего мне не сказал?

Кейн пожал плечами:

— Ты не спрашивала.

Обескураженная, Дженни откинулась на спинку стула. Проявив предусмотрительность, он отправил ее тетке письмо, но даже не удосужился сообщить об этом!

— Негодник, — пробурчала Дженни.

— Еще кофе? — предложила Эйприл, взяв фарфоровый кофейник.

Наливая Кейну кофе, Эйприл повернулась к племяннице:

— Дженни, я хочу, чтобы ты рассказала мне о Джонни. Мне известно не так уж много.

Собравшись с духом, Дженни рассказала тетушке все, что знала о брате. И конечно же, сообщила, что он находится под арестом и вскоре предстанет перед судом.

— Что его ждет за эти преступления? — спросила Эйприл. — Казнь?

— Нет-нет, — поспешно ответил Кейн. — Ваш племянник принимал участие в ряде ограблений, но он никого не убивал. Полагаю, что судья сможет проявить к нему снисходительность.

— Значит, его посадят в тюрьму? Кейн кивнул:

— Да. Он отправится в территориальную тюрьму. Всего на несколько лет. Джонни виноват в том, что связался по недомыслию с бандитами, и он не может остаться безнаказанным.

— Я понимаю, это справедливо, — со вздохом промолвила Эйприл. — По крайней мере он больше не будет водиться с этими ужасными разбойниками из шайки Доусона. Я не могу выразить, как я волновалась из-за мальчика, хотя прилагала максимум усилий, чтобы Дженни не догадалась.

— Тетя Эйприл, так ты знала?

Тетушка с ласковой улыбкой взглянула на племянницу:

— Конечно, я все знала, милое дитя. Но ты так старалась скрыть от меня этот факт, что у меня не хватило духа сказать тебе об этом.

— О Боже… — пробормотала Дженни. — Не могу поверить, что мы создали себе столько проблем.

— Создавать себе проблемы — это свойственно человеку, — констатировал Кейн.

— А других новостей у тебя нет, дорогая Дженни? — поинтересовалась Эйприл.

Дженни весело рассмеялась:

— Думаю, что о моих лучших новостях ты уже догадалась, тетушка.

Эйприл кивнула:

— Да, конечно. И я очень за тебя рада. Мы устроим замечательную свадьбу. А венчание состоится в методистской церкви. Я сошью тебе свадебный наряд, и мы пригласим на торжество весь Бракстон! Я уже начала составлять список гостей и позволила себе вольность — включила в список мистера Маклинтока. Надеюсь, вы не возражаете, мистер Рэнсом? Он очень мне помог и проявил большую заинтересованность в судьбе Дженни.

На губах Кейна заиграла улыбка.

— Я совершенно не возражаю, миссис Картер. Эйприл просияла:

— Вот и хорошо! Праздник у нас получится на славу! Вы знаете, что в Бракстоне особенно нечего делать, так что можно не сомневаться, что весь город откликнется. Мы устроим прием вроде тех, что устраивали в Миссури, когда я была еще маленькой девочкой.

— Может, ты против? — спросила Дженни у Кейна уже вечером, когда они пошли прогуляться по тихим улицам.

— Отнюдь. Мужчина женится впервые всего один раз, так что я надеюсь, что смогу это пережить.

Дженни рассмеялась:

— Ох, страдалец!

— Конечно. — Кейн обнял Дженни за талию, привлек к себе и прошептал ей на ухо: — Почему-то закаты в Техасе красивее, чем где бы то ни было.

Дженни прильнула нему, устремив взор на равнину, протянувшуюся до самого горизонта, где в сиянии волшебных красок садилось солнце. Небо светилось розовыми, желтыми, пурпурными и темно-синими полосами. Воздух, обтекая их легкими волнами, казался свежим и прозрачным. На город медленно опускалась ночь. На небе, в мерцании серебристого света, появлялись звезды, а на востоке начала свой неторопливый восход луна.

— Увы, это не Денвер, — посетовала Дженни со вздохом.

Кейн рассмеялся и спросил:

— А ты скучаешь по Денверу? Дженни покачала головой:

— Нет-нет, ведь здесь, в Бракстоне, мой дом. — Немного помолчав, она спросила: — После женитьбы ты намерен остаться с техасскими рейнджерами? Что ж, я не стану возражать. Хотя, вероятно, не очень хорошо, что ты будешь подолгу находиться в разъездах, а я буду нервничать из-за этого.

Кейн еще крепче обнял ее и с ласковой улыбкой проговорил:

— Не беспокойся, дорогая. Если я останусь с рейнджерами, мы что-нибудь придумаем. Но должен признаться: мне и в самом деле чрезвычайно понравилось заниматься фотографией. Мак Броуди — это тот старик, которого убил Доусон, — говорил мне, что она западет мне в душу. И он оказался прав. Есть что-то завораживающее в том, чтобы запечатлевать образы на бумаге — я имею в виду не только детей и преступников. Горы, например, или какие-нибудь красивые места. Ты ведь понимаешь, о чем я говорю?

Дженни улыбнулась:

— Конечно, понимаю. И думаю, что тебе именно этим и нужно заняться, Кейн. Большинство людей никогда не смогут увидеть этих красот, если ты не покажешь их им с помощью своего искусства.

— А как насчет Гилберта и Пруитта? — спросил Кейн с усмешкой.

Дженни рассмеялась:

— Как же им тогда удалось нас выследить?!

— Какая наглость! Просить у нас еще один экземпляр снимка!

— Но ты выполнил их просьбу?

51
{"b":"4643","o":1}