ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Шестнадцать против трехсот
Чужая война
Карильское проклятие. Наследники
Время не знает жалости
Свой, чужой, родной
Неправильные
Новые рассказы про Франца и футбол

У меня с собой снимка не было, но я пообещал Гилберту, что непременно пришлю ему копию. Однако оставить адрес он не пожелал. Тогда я сказал ему, что он может найти меня в Бракстоне. — Кейн улыбнулся. — Я, правда, не осмелился сообщить ему, что снимок будет красоваться на листках для розыска преступников, распространенных по семи штатам.

— У меня такое чувство, что он и сам об этом вскоре узнает, — предположила Дженни.

— То же самое предсказал Данза, когда узнал, что я позволил им уйти.

— Как ты думаешь, Данза приедет к нам на свадьбу? Кейн рассмеялся:

— Сомневаюсь. Он терпеть не может подобные торжества.

— Он терпеть не может меня.

— Он очень хорошо к тебе расположен, любимая. Ему просто не нравилось то, что я делаю.

— Что именно? — удивилась Дженни.

— Что поставил тебя выше своей работы. У Данзы свои взгляды на жизнь, и ему еще предстоит найти то, что станет для него важнее всего на свете.

— Вероятно, ему нужно найти себе женщину, не так ли? Может, нам стоит его познакомить с Самантой Джеймс? Надеюсь, она все еще в Бракстоне.

Кейн расхохотался:

— Упаси Господи! Он скорее удавит ее в первые же минуты.

Пробормотав что-то нечленораздельное, Дженни уткнулась лицом ему в грудь и закрыла глаза. Но тут Кейн взял ее за подбородок, и губы их слились в долгом поцелуе, от которого у нее перехватило дыхание.

— Не думай о Данзе, — прошептал он. — Думай о нас. Когда он снова начал ее целовать, Дженни вдруг воспротивилась:

— Кейн, мы же стоим посреди улицы!

— Но здесь никого нет, кто нас увидит? А впрочем… — Поскольку Дженни не хотела его слушать, он вздохнул и, оглядевшись, сказал: — Хотя в последнее время у меня развилась стойкая неприязнь к переулкам, я, кажется, нашел разрешение нашей проблемы. — Он сделал несколько шагов назад и свернул на боковую улочку. — Тут лучше, верно?

Дженни молча кивнула.

В густой тени переулка их не могли увидеть случайные прохожие, и Кейн принялся покрывать поцелуями лицо и шею своей возлюбленной.

— Не просто лучше, — прошептала Дженни. — Тут восхитительно, Кейн.

— Ты тоже восхитительна, любовь моя.

Дженни просияла. Она знала: отныне все ее дни и ночи будут наполнены Кейном. Возможно, их жизнь не будет идеальной, но она станет женой Кейна, а большего ей и не требовалось.

Эпилог

6 августа 1881 года

Шон Маклинток, сидевший на веранде гостиницы, сверлил Кейна суровым взглядом.

— Ты знаешь, Рэнсом, у техасских рейнджеров не так уж много правил. В большинстве случаев мы позволяем нашим офицерам делать то, что они считают необходимым для выполнения своего долга. Ты, однако, преступил даже этот скромный свод правил, когда взял невинного человека в качестве заложника. Кейн пожал плечами.

— Я полагаю, что исправил эту ошибку, капитан.

— Ты ошибаешься! — проворчал Маклинток. — Ты что, намерен женитьбой исправлять каждую совершенную ошибку, Рэнсом?

Кейн невольно улыбнулся. Грозный капитан техасских рейнджеров был вовсе не так сердит, как хотел показать.

— Нет, это единственная ошибка, которую я намерен загладить женитьбой, сэр.

Теперь настал черед Маклинтока улыбнуться.

— Что ж, желаю удачи, Рэнсом. — Маклинток запустил руку в карман и вытащил помятый конверт. — Я получил приглашение, если ты помнишь.

— И ради этого проделал долгий путь до Бракстона? Не верю, Шон.

Маклинток рассмеялся:

— Не только ради этого, хотя… Если у меня не будет выхода, я смогу поручить это дело Данзе. Полагаю, его можно обучить работе на фотографическом аппарате Броуди.

Кейн покачал головой:

— Шон, ты отлично знаешь, что Данза не прикоснется к камере даже под угрозой повешения. Это ниже его достоинства.

— К черту его достоинство! — воскликнул Маклинток, откинувшись на спинку стула. — Скажи, Данза будет на свадьбе?

— Ты же прекрасно знаешь, что нет.

— А ты пообещал своей невесте, что повесишь на стену свои пистолеты и станешь домашним мужем, не так ли? — проговорил Маклинток с театральным вздохом.

— Ошибаешься, старый разбойник! — взорвался Кейн. — Просто ты чего-то от меня хочешь, верно?

Маклинток усмехнулся. Он понял, что Рэнсом у неге на крючке.

— Кое-что, Кейн. Не так уж много. Просто вы с Данзой должны сделать несколько снимков и переправить им нам, чтобы мы могли размножить их. Кстати, мне только что пришла в голову гениальная идея. Думаю, что твоя прелестная женушка согласится отпустить тебя без скандала, если ты возьмешь с собой ее братца.

— Что?! — Кейн вскочил на ноги. — Что за чертовщина?!

Маклинток пожал плечами и широко улыбнулся:

— Видишь ли, просто я предлагаю благоразумное решение. Я могу освободить Техасского Изменника под твою ответственность и отправить его с тобой и Данзой. Как ты считаешь, не сделает ли это будущую миссис Рэнсом счастливее?

— О нет! Дженни придет в ярость. И у меня нет желания становиться нянькой при ее братце, когда мне положен медовый месяц!

Маклинток продолжал улыбаться, и Кейн добавил:

— Но ты уже все сделал, не так ли? Ты уже выпустил Джонни Эллисона под мою ответственность!

Капитан кивнул:

— Не люблю откладывать важные дела. К тому же я подумал, что сделаю для него приятный сюрприз, доставив на свадьбу к сестрице. Да, он показал мне, где спрятал свою часть похищенных в банке денег. Затолкал их в тайник письменного стола и…

— Дженни знает об этом?

— Нет пока. Эллисон хочет преподнести ей сюрприз. Кейн покачал головой:

— Он удивит сестру, спору нет. Но боюсь, что мой сюрприз окажется для нее более неожиданным, когда я обрадую ее сообщением, что не могу провести с ней первую брачную ночь.

Маклинток с укоризной посмотрел на своего подчиненного:

— О, Рэнсом, как ты мог подумать, что я сотворю с тобой такое! До отъезда из города у тебя будет день или два.

— Превосходно! Можешь поставить Дженни в известность.

— Нет. — Маклинток наклонился к нему и заговорщически улыбнулся. — Пусть лучше это сделает ее брат-близнец, как ты считаешь? Кейн рассмеялся:

— Должен признать, что вы сгладили все углы, капитан Маклинток тоже рассмеялся и снова откинулся на спинку стула.

— Но хочу предупредить, — продолжил Кейн, — что моя милая невеста раскусит тебя в два счета. Еще мне сдается, что она не замедлит найти свою шляпу и мокасины.

— Найти… что? — Маклинток с удивлением уставился на своего подчиненного.

— Увидишь, — пообещал Кейн.

8 августа 1881 года

На широкой равнине, расстилавшейся сразу за Бракстоном, гулял легкий ветерок, когда в тусклом свете раннего утра из города выехали четверо всадников и на минуту остановились. Издалека донесся протяжный вой койота, обращенный к ущербному диску луны, еще висевшему низко над землей.

Дженни Эллисон Рэнсом повернулась в седле, чтобы посмотреть на мужа и брата. Позади них восседал на своем жеребце Данза. Покачав головой, он что-то проворчал насчет «сложившейся ситуации».

— Ну? — спросила Дженни, глядя на мужа. — Мы готовы?

Кейн надвинул шляпу на лоб, пряча глаза за широкими полями.

— Разумеется, готовы. И все же я считаю Маклинтока сумасшедшим.

— Ты заметил его лицо, когда Дженни настояла, чтобы мы взяли ее с собой? — с улыбкой вставил Джонни. — Я впервые видел, чтобы у человека стал такой багровый цвет лица.

Дженни в раздражении фыркнула:

— Я за всю жизнь ни разу не слышала подобной чепухи! В конце концов, я не такая уж беспомощная! Тем более что со мной рядом трое опытных мужчин.

— Пятеро, если прибавить еще новых парней, — поправил ее Джонни, и все вопросительно взглянули на него.

— О ком это ты? — нахмурился Кейн.

— Маклинток нанял еще двух парней, которые должны встретиться с нами в Додж-Сити. А разве он вас не предупредил?

Кейн покачал головой:

— Мне ничего об этом не известно. Кто они? Джонни пожал плечами:

52
{"b":"4643","o":1}