ЛитМир - Электронная Библиотека

Элиас в изумлении уставился на девушку.

— Э… кому?

— Жене доктора Лафферти, — пояснила Дженни с ноткой раздражения в голосе. — Вы что, забыли? Я же говорила, что делаю эту шляпку для нее.

— Э… да-да, очень симпатичная шляпка, — пробормотал Элийс. — Уверен, что миссис Лафферти будет в восторге. Но, Дженни… Простите, мисс Эллисон, знаете ли вы, зачем я пришел к вам сегодня?

— Поговорить об ограблении банка. Почему-то никто не может отыскать никаких следов ни грабителей, ни денег. Все только и заняты обсуждением этой темы.

— Нет, это не единственная причина. Я пришел спросить разрешения вашей тетушки навещать вас… Официально, я имею в виду.

«О Боже, — подумала Дженни. — Я должна была предвидеть, что это рано или поздно случится». Она заставила себя улыбнуться.

— Спасибо за оказанную честь, но боюсь, что сейчас не самое подходящее время. Тетя Эйприл, она… она не совсем здорова. И полагаю, если бы у меня…

— Не здорова? — раздался за спиной знакомый голос, и Дженни поморщилась, осознав, что возмездие за ложь последует незамедлительно.

— Да, тетя Эйприл. Я знаю, что тебе не нравится, когда кто-нибудь затрагивает эту тему, так что лучше воздержимся… Мистер Берд, вы нас понимаете, не правда ли? Вот и хорошо. А теперь я должна как можно быстрее отнести шляпку миссис Лафферти, пока она не рассердилась. Вы же знаете, какой у нее ужасный характер. — Дженни аккуратно завернула шляпку в бумагу и уложила ее в картонку. Затем с улыбкой надела собственную шляпку и направилась к парадной двери. — Я не задержусь, тетя Эйприл. Простите, мистер Берд, что покидаю вас так быстро. Нет, не беспокойтесь, провожать меня не нужно. До возвращения домой мне надо еще кое-куда зайти. Репа сварится через полчаса, тетя Эйприл. Не забудь снять ее с плиты.

Поток слов, который Дженни обрушила на тетушку и банковского клерка, оглушил их на некоторое время, и они сидели, в недоумении переглядываясь. Наконец Эйприл развела руками и пробормотала:

— Племянница очень занята сейчас. Видите ли, миссис Лафферти требует пунктуальности.

Подобное объяснение совершенно не удовлетворило Элиаса, однако он промолчал. Как и большинство молодых людей в Бракстоне, он был безнадежно влюблен в Дженнифер Эллисон. Да и как можно было в нее не влюбиться, если она была столь прелестна? Дженни снилась Элиасу едва ли не каждую ночь — снились ее обольстительные формы и рыжее облако волос, обрамлявшее очаровательное личико, на котором сияли огромные голубые глаза, затененные длинными густыми ресницами. А ее прелестные полные губки… О, как же ему хотелось, чтобы эти губки приоткрылись… и произнесли чудесное слово «да». Элиас со вздохом поднялся и, поклонившись пожилой даме, сказал:

— Пожалуйста, миссис Тейлор, передайте вашей племяннице, что я скоро снова зайду. Возможно, в другой раз она будет не так… занята.

Эйприл энергично закивала, и ее мелкие седые кудряшки, напоминавшие маленькие пружинки, пришли в движение.

— Да-да, конечно! В другой раз…

Элиас снова поклонился и направился к выходу. Через несколько секунд дверь за ним закрылась, и Эйприл тотчас же взялась за уборку. Расхаживая по магазину, она перекладывала с места на место отрезы ткани, раскладывала по коробочкам разноцветные перья и протирала и без того чистый прилавок. «Почему же Дженни отказалась от денег Джонни? — думала Эйприл. — Ведь она обычно очень экономная, то есть знает цену деньгам. А налоги ужасно высокие…»

Эйприл нахмурилась и снова принялась протирать прилавок. Поведение племянницы казалось ей странным и легкомысленным. Вот если бы Дженни нашла того, кто мог бы о ней должным образом позаботиться, то тогда бы она, Эйприл, не стала так беспокоиться. И вообще, это неправильно и несправедливо, что такая хорошенькая девушка, как ее Дженни, вынуждена работать, не разгибая спины. Дженни должна жить со слугами и одеваться в шелка и атлас — так жила в ее годы Эйприл Тейлор. Вспомнив старые добрые времена, пожилая дама едва заметно улыбнулась. Подобные воспоминания помогали ей легче переносить тяготы нынешней жизни.

Дженни нисколько не преувеличивала, когда говорила, что у миссис Лафферти ужасный характер. Жена доктора не отказалась взять заказанную шляпку, но все же не удержалась, высказала критические замечания. Терпеливо выслушав заказчицу, Дженни вышла на улицу, но тут с крыльца соседнего дома — в нем Кейн Рэнсом арендовал несколько комнат — ее окликнула вдова Джеймс.

Дженни в нерешительности остановилась. Она всегда недолюбливала Саманту Джеймс, и ей совершенно не хотелось с ней разговаривать. Не хотелось еще и потому, что сейчас рядом с Самантой стоял Кейн Рэнсом. После того как Дженни побеседовала с ним недавно, в день ограбления банка, у нее сложилось о нем не самое благоприятное впечатление.

Решив, что не стоит отвечать на приветствие Саманты, девушка направилась в сторону магазина, но вдова снова окликнула ее и добавила, что хочет заказать шляпку. Дженни тихонько вздохнула. Увы, она не могла проигнорировать заказчицу.

Дженни подошла к крыльцу и остановилась. Но Саманта попросила ее войти в дом, пояснив, что собирается заказать новую шляпку для фотосъемки.

— Я могу принять заказ и здесь, — отозвалась Дженни.

Но я хочу, чтобы вы вошли. Там не так жарко, — заявила вдова. Не сказав больше ни слова, она открыла дверь и вошла в дом, так что Дженни осталась наедине с Кейном Рэнсомом.

Девушка снова вздохнула — у нее не было выбора. Не желая общаться с фотографом, она тотчас последовала за Самантой. Вдова же, усевшись перед высоким зеркалом, покосилась на Рэнсома и томным голосом проговорила:

— Мне нужно что-нибудь элегантное. Такого же зеленого цвета, как мои глаза. Вы можете это сделать, мисс Эллисон?

— Да, конечно, — кивнула Дженни. Она окинула вдову критическим взглядом. — Шляпка не должна быть слишком большой, иначе она не будет гармонировать с вашим лицом. Я советую вам маленькую шляпку. Вот здесь… — Дженни прикоснулась к самой макушке Саманты. — И хорошо бы — с несколькими перышками, образующими изящную линию.

— Нет, я хочу широкополую шляпу со страусовыми перьями, вот такую, — заявила вдова, взмахнув над головой руками. — Я не собираюсь платить деньги за вещь, которую никто не увидит!

— Но менее громоздкая шляпка будет смотреться элегантнее, миссис Джеймс. К тому же вы наверняка захотите выгодно подчеркнуть красоту ваших волос, не правда ли?

Саманта в замешательстве уставилась на девушку. Она очень гордилась своими волосами, на которые изводила хну целыми бутылями.

— Выгодно подчеркнуть? Да-да, отличная идея, — проговорила наконец вдова. — Но я хочу, чтобы она была готова завтра пополудни. Чтобы Кейн… то есть мистер Рэнсом мог меня сфотографировать. Какое время вы считаете наиболее удобным, мистер Рэнсом?

Кейн провел рукой по своим густым черным волосам и, покачав головой, неопределенно пожал плечами.

— Я уже говорил, Саманта, что могу сфотографировать тебя в любое удобное время. Похоже, что никто, кроме тебя, не торопится, — добавил он с язвительной усмешкой.

Вдова передернула плечами и театрально рассмеялась.

— Но, Кейн, ты же знаешь, что заставляет меня торопиться.

Рэнсом промолчал. Дженни же, пробормотав извинения, направилась к выходу.

— Подождите минутку, мисс Эллисон, — сказала Саманта. — Я хочу быть уверенной, что вы сделаете все правильно.

— Я сделаю все в точности, как вы просите, миссис Джеймс. Маленькую шляпку из бархата под цвет ваших глаз с маленькими изящными перышками, чтобы подчеркнуть форму вашей головы и прическу. В какое время принести заказ? — спросила Дженни, взявшись за дверную ручку. — За срочность работы мы, естественно, взимаем дополнительную плату.

Саманта на мгновение сконфузилась, потом кивнула:

— Ладно, хорошо. Принесите около трех. И пожалуйста, не опаздывайте, — добавила она, когда дверь за Дженни уже захлопнулась. Взглянув на Кейна, вдова проворчала: — Какая дерзкая девчонка. Неудивительно, что она до сих пор не замужем.

6
{"b":"4643","o":1}