ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейн же, с усмешкой взглянув на вдову, проговорил:

— Сэмми, иди домой и возьми другую шляпку. А я тем временем провожу мисс Эллисон. Потом мы снова встретимся у меня, поняла?

— Вы хотите проводить меня?! — Дженни вскочила со стула. — В этом нет необходимости.

Рэнсом пожал плечами:

— Возможно, вы правы. — Он распахнул перед Самантой дверь. — Но Сэмми все равно нужно взять шляпку, верно, Сэмми?

Саманте ужасно не хотелось оставлять Дженнифер наедине с Кейном, но она все же заставила себя улыбнуться и пробормотала:

— Да, конечно. Я скоро вернусь, так что ждать долго тебе не придется.

Как только вдова удалилась, Дженни тоже шагнула к двери. Взглянув на Кейна, она сказала:

— Тем не менее спасибо за беспокойство, мистер Рэнсом.

Но Кейн по-прежнему стоял у двери и, похоже, не собирался отпускать ее.

— Мисс Эллисон, вы уверены, что доберетесь до дома без сопровождения?

Дженни вскинула подбородок и заявила:

— В вашей помощи, сэр, я не нуждаюсь, хотя польщена вашим вежливым обхождением со мной. — Кейн не отходил от двери, и Дженни добавила: — Сэр, позвольте мне уйти — или же мне придется позвать кого-нибудь на помощь.

Рэнсом ухмыльнулся:

— Непохоже, что вы польщены, мисс Эллисон.

Дженни обошла Кейна и потянулась к дверной ручке, но он, опередив ее, распахнул дверь.

— Я и сама могла бы открыть! — заявила девушка.

— Неужели? — Он снова ухмыльнулся. — Может, вы еще будете носить штаны и скакать верхом, сидя на лошади по-мужски?

Девушка пристально взглянула на собеседника:

— Если того потребуют обстоятельства, я и это сумею. Кейн рассмеялся:

— Не девушка, а дикая кошка. Дженни едва не задохнулась от гнева.

— А вы, сэр… вы грубый дикарь! Не смейте надо мной насмехаться!

— Я вовсе не хотел вас обидеть, мисс Эллисон. Но если вы все-таки обиделись, то прошу извинить меня.

Дженни сдержанно кивнула:

— Я принимаю ваши извинения. А теперь отойдите, пожалуйста, в сторону и выпустите меня.

— Может, вы позволите мне загладить мою вину? — Кейн отступил от двери.

Дженни вышла на крыльцо и, повернувшись к Кейну, спросила:

— Загладить вину? Каким образом, мистер Рэнсом? Неужели вы полагаете, что я смогу забыть ваши оскорбительные слова?

Он пожал плечами:

— Вероятно, не сможете. Но в таком случае мы могли бы заключить что-то вроде перемирия. Глупо враждовать, когда живешь в таком маленьком городишке.

«В этом предложении, пожалуй, больше здравого смысла, чем во всех остальных его словах», — подумала Дженни. Немного помедлив, она сказала:

— Что ж, наверное, я обо всем забуду, мистер Рэнсом. И обещаю никогда впредь не упоминать о нашей ссоре.

«Тем более что не собираюсь снова с вами разговаривать», — добавила она про себя. Кейн улыбнулся:

— Если бы не пылающие огоньки в ваших глазах, мисс Эллисон, я бы вам поверил.

Дженни тоже улыбнулась.

— Неужели так заметно? — спросила она.

— Очень заметно.

— Значит, я не умею обманывать.

Кейн рассмеялся, и Дженни вдруг поняла, что на сей раз в его смехе не было язвительности.

— Если не умеете, то это не так уж страшно, мисс Эллисон. У людей бывают и более серьезные недостатки.

— Не стану возражать. — Протянув Кейну руку, она добавила: — Хорошо, я простила и забыла.

После некоторого замешательства Рэнсом взял ее маленькую ручку с исколотыми пальцами в свою широкую ладонь.

— Послушайте, давайте начнем все сначала, — проговорил он. — Возможно, я смогу как-то… исправить ситуацию и возместить ваши материальные потери из-за испорченной шляпки.

Девушка тут же отдернула руку и покачала головой.

— Я имел в виду, что могу сделать ваш фотоснимок, если хотите. Бесплатно, — пояснил он. — Можете привести с собой ваших близких.

Дженни ненадолго задумалась. Тетя Эйприл неоднократно ей говорила, что хотела бы иметь их общую фотографию. К тому же у тетушки скоро был день рождения, и лучший подарок трудно было бы придумать.

— Что ж, пожалуй, — пробормотала Дженни. — Видите ли, тетушка не раз говорила, что хотела бы сделать общий семейный снимок, но…

— Тогда приводите с собой вашу тетю. Значит, перемирие?

— Перемирие, — кивнула Дженни после секундного колебания. Но тут же с улыбкой добавила: — Но не забывайте: перемирие означает лишь временное прекращение огня, в течение которого обе стороны обдумывают, как уничтожить противника.

Кейн снова рассмеялся:

— В таком случае пусть победит сильнейший, мисс Эллисон.

— Отлично, мистер Рэнсом! Но когда нам с тетей зайти? Когда вам удобнее?

— Когда захотите, мисс Эллисон. Заходите в любое время.

Кивнув Кейну на прощание, Дженни спустилась с крыльца и зашагала в сторону своего магазинчика. Глядя вслед девушке, Кейн ухмылялся: было очевидно, что он очень собой доволен.

Предложение племянницы пришлось Эйприл Тейлор по душе.

— О Дженни! — воскликнула она. — Как это любезно со стороны мистера Рэнсома!

— Его любезность здесь ни при чем. Полагаю, он просто чувствовал свою вину, — возразила Дженни. Впрочем, ей вовсе не казалось, что Рэнсом испытывал угрызения совести. Но почему же он в таком случае предложил ей бесплатно сфотографироваться? На этот вопрос Дженни не находила ответа, и это все больше ее беспокоило.

— Чувствовал свою вину? — удивилась Эйприл. — Как тебя понимать?

— Рэнсом вел себя… Он меня оскорбил, но я сумела дать ему отпор, — пояснила Дженни.

Племянница рассказала тетушке о том, что с ней произошло, и пожилая дама почему-то очень развеселилась.

— Выходит, жизнь не так уж плоха, правда? — спросила Дженни, глядя на смеющуюся Эйприл.

— Пока у меня есть ты, девочка, — ответила тетушка, заключая племянницу в объятия.

Глава 5

— Должен заметить, что тебе придется воспользоваться более действенными методами, амиго, — возразил Данза. — В противном случае она тебе ничего не скажет.

— И что ты предлагаешь? — усмехнулся Кейн. — Выпороть ее плетью? Или медленно поджарить на углях? — Вскочив на ноги, он прошелся по комнате. — Возможно, ей вообще ничего не известно. И я абсолютно уверен в том, что тетка ничего не знает о делах своего племянника. — Кейн закурил ароматную сигару и выпустил к потолку голубоватое облачко дыма. — Что же касается девицы… Я обхаживаю ее уже вторую неделю, но так ничего и не выяснил.

Данза едва заметно улыбнулся и пробормотал:

— Подождем еще неделю, амиго? Может, она все же падет под натиском твоего обаяния?

Кейн покосился на друга и проворчал:

— Если события будут развиваться так же, как сейчас, то мне и через год ничего не выяснить.

Данза откинул за спину свои длинные черные волосы и на минуту задумался.

— Именно поэтому я и говорю, что тебе следует действовать иначе. Возможно, ты рассмотришь мое предложение…

Кейн энергично покачал головой:

— Но я вовсе не собираюсь ее похищать! Индеец с улыбкой пожал плечами:

— Похищать, возможно, не следует. Но полагаю, что ей, как и всем прочим женщинам, ведом страх, амиго.

Кейн внимательно посмотрел на друга, потом с улыбкой проговорил:

— Пожалуй, ты прав, Данза. А впрочем… В общем, я знаю, что делать.

Дженни поставила новую фотографию на каминную полку и окинула ее критическим взглядом. Затем, повернувшись к тетушке, спросила:

— Ну как? Тебе нравится? Эйприл расплылась в улыбке:

— Конечно, нравится. Замечательная фотография. Вот только… — Тетушка внезапно умолкла.

Дженни уселась на ручку кресла, в котором сидела Эйприл, и с тревогой в голосе спросила:

— В чем дело? Похоже, ты чем-то озабочена.

— Ты верно подметила. Тебе не показалось, что мистер Рэнсом задавал нам много странных вопросов, пока нас фотографировал?

— Много странных вопросов? — переспросила Дженни. — Да, пожалуй. Но он не очень хорошо воспитан — мне кажется, что именно в этом все дело.

9
{"b":"4643","o":1}