ЛитМир - Электронная Библиотека

Ханна задрожала, из груди се вырвался стон, и Криду пришлось ее отпустить. Он сделал это немедленно.

Крид, который уже давно привык контролировать свои чувства по отношению к противоположному полу, сейчас прерывисто дышал. Он словно помолодел, будто впервые поцеловал девушку. Наконец-то. После стольких лет. А он-то думал, что со всем этим навсегда покончено.

«Но ведь ты же не поступишь с ней так? Не сможешь воспользоваться ее наивностью, ведь она тебе так доверяет?» – говорил ему внутренний голос. И Крид остановился. Это было смешно и глупо. Она всего лишь женщина, а он – мужчина. Когда-нибудь с ней это должно произойти, так почему не сейчас и не с ним?

«Потому что это нечестно», – сказал голос.

Крид давно его не слышал. Разве он не согласился сопровождать ее и этих беспокойных детишек? Разве не отложил свою охоту на головорезов? Полагается же ему за это хоть какое-то вознаграждение…

«Только не разрушение жизни еще одного невинного существа…»

Удивительно, но желание его отступило. Такого с ним еще не бывало. Крид простонал. Он привык думать о женщинах, лишь как о созданиях, призванных удовлетворять желания мужчин. Но это хрупкое создание разрушило все его теории. В нем проснулось некое подобие чувства, не просто желание.

Казалось, этого момента он ждал целую вечность. Ведь он хотел прикоснуться к этой девушке с того самого мгновения, как спас ее из горящего подвала. Он считал ее самой красивой, самой прекрасной, какой-то неземной. И дело было не во внешности. Этот свет сиял изнутри, тот самый свет, который придает обыкновенному лицу непередаваемую красоту. Именно поэтому он не мог поступить с ней так, как с любой другой. Лишить ее невинности, нажив при этом кучу неприятностей и разбив ей сердце. Нет, до такого он не опустится.

Нежно поцеловав Ханну в лоб, Крид отпустил се. Она казалась смущенной и растерянной. Тяжело дыша, пыталась понять, что происходит. Он улыбнулся, взял ее за подбородок:

– Уже поздно, дорогая, а завтра рано вставать. Вернемся к костру.

Ей потребовалась целая минута, чтобы понять смысл его слов. Ханна приняла их с облегчением и легким разочарованием.

– Да. – Она наконец справилась с дыханием. – Давай вернемся.

Силясь улыбнуться, она одернула юбку и поправила воротничок.

– Становится сыро, – сказала она, чтобы хоть как-то поддержать разговор. Интересно, как надо себя вести в подобных ситуациях? Что говорить и что делать? И как может Крид сохранять хладнокровие, если сама она вся горит?

Крид накинул ей на плечи упавшее одеяло.

– Ты, наверное, замерзла? – проговорил он. Ханна удивленно посмотрела на него. «Я и так вся горю, только внутри, огонь исходит из самого сердца…»

Глава 9

Ночью Ребекке стало хуже. У нее началась лихорадка. Она была вся в поту и бредила. У Флетчера Харриса обнаружились те же симптомы.

– Что делать?! – воскликнула Ханна, убирая с лица растрепавшиеся волосы. Она бродила словно потерянная по лагерю, время от времени вытирая у детишек пот влажным полотенцем, сделанным из простыни. Их бросало то в жар, то в холод. Даже под одеялом они не могли согреться и дрожали. – Что делать? – Ханна не находила себе места от волнения и беспомощно смотрела на Крида.

Почесав в задумчивости затылок, Крид покачал головой:

– К сожалению, я не доктор. Но думаю, есть лечебная трава, которая должна помочь. Надо найти ее и сделать отвар.

Ханна кивнула:

– Да, есть такое растение. Медвежьи ягоды. Не знаю только, растут ли они здесь в это время года.

– Чем сидеть сложа руки и стонать, лучше отправиться на поиски – прервал ее Крид. – Я могу вам помочь, потому что знаю эти места, как свои пять пальцев.

У Ханны появилась надежда, и она спросила:

– Думаете, мы сможем что-нибудь найти? Криду надоели разговоры, и он сам отправился на поиски цветка. Вскоре он вернулся с длинными стеблями, на которых красовались небольшие соцветия колокольчиков. Он приготовил отвратительно пахнущий отвар и передал Ханне.

– Попробуйте это, – сказал он, и она взяла у него чашку.

Она уже обтерла Ребекку и Флетчера прохладной водой. И им немного полегчало, дрожь прекратилась, жар уменьшился. Остальные дети стояли вокруг, наблюдая за ее действиями.

Ребекка тихо застонала и открыла глаза, пытаясь проглотить жидкость, которую ей дали, но выпить ее не смогла и отвернулась. Ханна настаивала. Флетчер находился без сознания, и Ханна без труда влила ему в рот отвар.

– Кажется, Флетчеру гораздо хуже, чем Ребекке, – с волнением сказала она Криду.

Крид не хотел высказывать вслух свои соображения на этот счет. Бледность, воспаленные ноздри и темно-синие круги под глазами не предвещали ничего хорошего. Крид опасался, что Флетчер не выживет.

Он посмотрел на Ханну, и девушка мгновенно все поняла.

– Нет! – горячо прошептала она. Крид презрительно поморщился:

– Мы делаем все, что в наших силах.

– Надо отнести его к доктору. Как можно быстрее.

– Ханна, вряд ли доктор поможет. Возможно, это холера, насколько я знаю… Я уже наблюдал такие случаи.

– Нет! – Она сорвалась на крик. И уже более спокойно добавила: – Нет, мистер Брэттон. Думаю, доктор даст ему нужное лекарство и спасет его. Не знаю только, доберемся ли мы вовремя до Кер-д'Алена?

– Вряд ли. – Жесткий тон Крида резанул слух Ханны, и она удивленно посмотрела на него:

– Ах вы, маловер!

– Только не начинайте все сначала, пожалуйста! У меня нет настроения для богословских бесед. И меньше всего это сейчас поможет мальчику, черт возьми!

– Ваша грубость переходит все границы, мистер Брэттон!

– Ваше упрямство тоже, мисс Магуайр, – отрезал он.

– Тем не менее я думаю, что мы можем взять двоих детей в Кер-д'Ален…

– Проклятие! Вы собираетесь тащить туда больных детей? Да это их наверняка убьет! – Глядя на нее, Крид покрутил пальцем у виска, хотя на самом деле восхищался тем ярким светом, который лился из глаз Ханны. Она, безусловно, дойдет до Кер-д'Алена и, несомненно, сметет с пути всех, кто ей помешает. Уму непостижимо, как у такой хрупкой девушки может быть столь сильный и упрямый характер. Уж если она приняла решение, ничто ее не остановит.

Крид кашлянул:

– Может быть, я поскачу в Кер-д'Ален и выясню, есть ли у них врач?..

Девушка с надеждой посмотрела на него:

– А сколько времени это займет?

– Туда и обратно? Ну, день, может, чуть больше.

– А оно у нас есть, это время? Крид медленно покачал головой:

– Нет. На самом деле нет. Но я уже говорил вам об этом. – Немного помолчав, добавил резким тоном: – Сожгите всю свою одежду, в которую одевались, и не разрешайте здоровым детям подходить к больным. Вам одной придется ухаживать за ними, чтобы приостановить распространение инфекции. И еще, Ханна… – Он подошел к ней почти вплотную и сказал: – Не теряйте надежды.

И ушел. Ханна осталась рядом с Флетчером, то и дело вытирая его влажное лицо и давая ему отвар. Дети ей помогали, но близко она их не подпускала.

Джессика и Айви взяли па себя обязанность раздать всем чистую одежду. Остальные собирали хворост для костра. Лягушонок и Маленькая Птичка предложили использовать сладкие плоды одного дерева, чтобы отогнать злых духов, и Ханна согласилась.

Она сожгла всю одежду, которую они носили раньше. Разорвала свое платье на тряпки, чтобы вытирать лица больных. И все время молилась: «Господи, они столько всего перенесли. Не дай им умереть. Спаси их…»

В глубине души она считала себя виновной в болезни детей. Видимо, что-то упустила. Видела, что девочка заболевает, но не предприняла никаких мер. Нельзя поддаваться эмоциям, в том числе и тем, которые касаются Крида Брэттона. Возможно, Бог послал ей испытание. Или же наказал за грехи? Нет, нет. Господь не может быть несправедлив.

– Мисс Ханна! – почтительно позвал ее Эрик. Она подняла голову:

– Да, Эрик.

– Мисс Ханна, я знаю, что мы с Флетчером… ну, мы не всегда вели себя хорошо, но я не хочу, чтобы с ним случилось что-нибудь плохое после того, что я ему наговорил. Ведь я не виноват в том, что он заболел? – Глаза его наполнились слезами.

24
{"b":"4644","o":1}