ЛитМир - Электронная Библиотека

Ханна подошла к нему, села рядом, погладила по голове и стала утешать:

– Нет, пет, Эрик! Это не твоя вина, правда, не твоя. С каждым может случиться. Мы должны принять это…

– Принять это? – возмущенно прервала ее Джессика. – Как мы приняли все остальное? Что хорошего в том, что мы принимаем все, что нам посылает Господь?

– О, Джессика, не все Господь посылает нам, – возразила Ханна, обнимая девочку. Но та отстранилась от нее. – Иногда… иногда у Господа есть план, о котором мы не можем судить. Уверена, так должно быть, всему есть свое объяснение, просто мы этого не знаем.

Эрик и Джессика посмотрели на своих друзей. В их глазах Ханна прочла неверие и тяжело вздохнула. Как могла она объяснить им то, чего сама не понимала? В чем не видела смысла. Почему на нее свалилась такая тяжелая ноша, когда она не была к этому готова? Ей надо было повзрослеть, набраться терпения, знаний, опыта, а теперь… Теперь она беззащитная и беспомощная. Она поискала глазами Крида, но его не было. Его острый язык и здоровый цинизм порой поддерживали ее. А что, если на них нападут дикие звери или бандиты?

Словно прочитав ее мысли, к ним подошел Суэйн.

– Мистер Брэттон оставил мне ружье, мисс Ханна, – произнес он спокойно. – Я умею стрелять. Поэтому мы в безопасности. Вы можете поберечь свои силы для других дел. А я позабочусь о нашей безопасности до его возвращения.

– Спасибо, Суэйн, – мягко проговорила она, и легкая улыбка тронула ее губы. – Какие же вы все хорошие! Вы должны быть смелыми. Мы сделаем все, чтобы спасти Ребекку и Флетчера.

Увы! Ночью Флетчер Харрис скончался. Перед смертью он пришел в себя, открыл глаза, с улыбкой посмотрел на Ханну.

– Мисс Ханна, – произнес он с трудом. Она побледнела, увидев в его глазах смерть, мягкое свечение, какого не бывает в нашем суетном мире.

– Да, да, Флетчер, я здесь. – Ханна взяла его сухие горячие руки в свои.

Мальчик перевел взгляд на Эрика Рансома, который, свернувшись калачиком, спал.

– Эрик неплохой боец, – сказал тринадцатилетний Флетчер.

Сердце Ханны сжалось в недобром предчувствии.

– Конечно, неплохой.

Флетчер попробовал улыбнуться.

– Но я все же лучше, – произнес он.

Наступила долгая тяжелая пауза. Мальчуган пытался что-то сказать, но не мог: его душила боль. Свет в глазах померк.

– Мисс Ханна! – воскликнул он, и тело его вытянулось. – Мисс Ханна, мне страшно!

Борясь со слезами, Ханна попыталась его утешить:

– Не бойся, Флетчер. Я тут, с тобой. Господь внимательно наблюдает за каждым движением твоей души.

– Но я не вижу его… Не вижу вас, мисс Ханна.

– Я не оставлю тебя, – сказала Ханна. – С нами Господь. Он с нами всегда…

Дети проснулись, услышав крик Флетчера, подвинулись поближе.

– Я здесь, Флетчер, – подал голос Эрик, – и я… я просто хочу, чтобы ты знал: ты самый лучший парень на свете.

– Я тоже так думаю, – тихо промолвил Суэйп, ему вторили остальные. Флетчер закрыл глаза.

Ханна взяла его на руки и стала укачивать, дети зарыдали. Флетчер едва слышно вздохнул и затих. Ханна заплакала. На светлые волосы мальчика упала слеза.

Суэйн Йохансен осторожно взял мальчика у Ханны, положил на подстилку и накрыл одеялом его лицо.

– Мы все знаем, – сказал он, – что промысел Божий действует в нашей жизни для тех, кто любит Бога…

– Правда ведь, мисс Ханна? – со слезами в голосе спросил Эрик.

Девушка кивнула, пытаясь объяснить детям, почему умер Флетчер, но ей это не удалось.

– И все-таки я не понимаю, – сказала Маленькая Птичка, – почему он должен был умереть? Почему? Разве он не любил Бога?

Ханна не знала, что ответить, не могла найти нужных слов. О, если бы она была такой же мудрой, как ее отец Джошуа Магуайр. Вот он смог бы утешить детей.

И тут Джессика Грей, остроумная и немного циничная, всегда требующая доказательств, вдруг процитировала:

– «Как мне сейчас больно! Мои раны болезненны. Но я говорю: это настоящее страдание и я должен его вынести».

От неожиданности Ханна даже перестала плакать и кивнула:

– Спасибо, Джессика…

Зашевелилась Ребекка. Она разметалась во сне и сбросила одеяло. Ханна подбежала к ней, втайне обрадовавшись, что этот тяжелый разговор прерван.

Наступило утро, затем полдень, и стало ясно, что Ребекка выживет. Молитвы услышаны. Ханна облегченно вздохнула. Под глазами у нее легли синие круги, в уголках рта появились морщинки.

– Нам сейчас похоронить Флетчера? – спросил Суэйн.

– Похоронить? Ах да, да, надо похоронить. Но у нас нет ни лопаты, ни других инструментов, чтобы вырыть могилу. Но ее можно соорудить из камней, – сказала она минуту спустя. – И мы прочтем заупокойные молитвы.

Все бросились собирать камни, которых здесь было изобилие. Сначала на одеяло насыпали мелкие камешки, затем крупнее, чтобы ни одно животное не добралось до тела, Лягушонок соорудил из деревянных палочек крест, перевязав его тутой травиной. Его поставили па самый верх могилы.

Ханна предложила всем вместе с ней помолиться за упокой души Флетчера. Только она произнесла последнее слово, как со стороны главной тропинки послышался стук копыт.

– Мисс Ханна! – тревожно воскликнул Эрик.

– Тише, дети. Все хорошо. Суэйн, ружье у тебя рядом? – спросила она спокойно, и когда мальчик кивнул, попросила принести его ей. – Надо быть осторожными, но не наделать глупостей, – обратилась она к детям.

Крид Брэттон был изрядно напуган, когда выехал на поляну и увидел нацеленное на него ружье. Кстати, его собственное.

– Эй! Не стрелять! Это я! – крикнул он, слезая с лошади.

Лишь тогда Ханна опустила оружие:

– Я приготовилась на всякий случай.

– Рад слышать, что вы сначала смотрите и только потом стреляете, а не наоборот. Второй вариант устроил бы меня меньше. Еще бы шляпу прострелили, жалко ведь.

– Почему вы о ней так беспокоитесь? – спросил Эрик. – Ведь это всего лишь старая поношенная шляпа…

– Ничего подобного, малыш, – ответил Крид. – Но это не важно.

Тут его взгляд упал на каменную насыпь с крестом наверху.

– Похоже, мой отвар не помог. Проглотив слезы, Ханна кивнула:

– Не помог. По крайней мере Флетчеру. Ребекка, кажется, поправляется. Так вы нашли доктора?

Сдвинув шляпу назад, Крид остановил на ней долгий задумчивый взгляд:

– Нет, кажется, не нашел. Потом объясню.

– Потом? Но…

Бросив поводья Суэйну, Крид велел мальчику заняться лошадью, пока он поговорит с мисс Ханной. Он взял девушку под локоть и повел к берегу озера, где их никто не мог услышать.

– Слушайте, – начал он знакомым хриплым голосом. Ханна застыла в ожидании самого худшего. – Я покинул лагерь вовсе не для того, чтобы искать вам доктора. Я ушел во избежание ссоры, которая могла бы помешать.

– Вы хотите сказать, что вообще не были в Кер-д'Алене? И не искали доктора?

Крид крепко схватил ее за запястья, потому что она собралась уходить прочь. Его голос был глух:

– Ханна, послушай меня. Доктор все равно не помог бы. Бедные детишки были обречены. Ребекке просто повезло. А Флетчеру нет. Я же не идиот загнать лошадь просто так. Это не имело смысла. Поэтому я сделал вид, будто уехал, а сам и не собирался.

– Значит, вы притворялись? Бессовестный лжец! Я-то думала, вы поехали за помощью! Ждала, ждала, а вы все не приезжали, и Флетчер умер…

Крид привлек ее к себе:

– Да пойми же ты! Флетчер все равно не выжил бы. Я просто не успел бы обернуться туда и обратно.

Отстранившись от него, Ханна прислонилась к вековой ели и стала смотреть вдаль, на гладь озера, где отражались белоснежные вершины гор и синее-синее небо. Она чувствовала на себе взгляд Крида.

«Может, он и прав в своих рассуждениях», – думала Ханна.

– Ханна! Мисс Магуайр! – Крид мягко положил руки ей на плечи и повернул к себе, чтобы видеть ее лицо. В его черных глазах вспыхивали озорные огоньки, когда он щурился на солнце. Губы его были сжаты в строгую линию, а в голосе звучала непоколебимая решимость. – Я не должен был вас обманывать, – вдруг заявил Крид. Его признание показалось Ханне странным.

25
{"b":"4644","o":1}