ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сценарист
Мои дорогие девочки
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов
След лисицы на камнях
Слепое Озеро
Счет
Лбюовь
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве

Повернувшись к нему, Ханна встретила взгляд его голубых глаз и сказала:

– Я надеялась найти приют у вас, сэр. Мой отец мертв… Мы все сироты теперь, и я не знала, куда мне идти…

– А что за мужчина вас сопровождал?

– Один путешественник.

– Понятно. – Джоуэл Ален обнял Ханну за плечи и повел ее к своей хижине. – Давайте укроемся от холодного ветра, и вы расскажете мне все, что случилось с вами и с отцом. Тогда мы сможем что-то решить.

Решить… Это как раз то, что ей нужно. Обсудить ее будущее и будущее детей, которых она опекает.

Глава 12

Ханна молча смотрела из окна на дождь, барабанивший по оконному стеклу.

– Как вы знаете, – говорил Джоуэл Ален, – я навел справки об этом Криде Брэттоне, который привел вас сюда. Это жестокий, беспринципный, аморальный тип. Остается гадать, как вам удалось так долго оставаться в его обществе безо всякого вреда? Ведь он не обидел вас, не так ли, мисс Магуайр? Ведь дети всегда были рядом с вами, верно? Конечно, они были рядом. И потом, вы совершенно разбиты – умер ваш отец. Да, он был хорошим человеком, праведником, и мог по праву гордиться своей дочерью. А теперь, когда дети уже распределены по приличным семьям, мы можем поговорить о вас, мисс Магуайр. Ханна удивленно посмотрела на пастора:

– А разве со мной какие-то проблемы, пастор Ален? Я думала, у меня есть еще день-два, чтобы подумать о моих собственных возможностях.

– Возможностях? – Пастор Ален пожал плечами и слегка улыбнулся. – Какие у вас могут быть возможности в этом крошечном поселке, мисс Магуайр?

Прижав руки к груди, Ханна сказала:

– Я была почти уверена, что Америка – новая страна, страна великих возможностей, страна будущего!

– Для мужчин – да, но для девушек, оставшихся сиротами… – Джоуэл Ален поднялся, пересек комнату и подошел к Ханне. – Только выйдя замуж за достойного человека, женщина может выполнить свое предназначение, которое определил ей сам Господь.

– И это предназначение…

– Хранить честь и слушаться мужа, рожать детей и быть добродетельной. Ханна замерла:

– Нет, пастор Ален, это предназначение состоит в том, чтобы проявить свои таланты, какими бы они ни были. У каждой женщины свои.

– Дорогая мисс Магуайр, ничего подобного вы не найдете в Писании, – заметил пастор, очевидно, раздосадованный. – Это романтическое, я бы сказал, недостойное утверждение!

Ханну одолевали противоречивые чувства. Все изменилось с тех пор, как она впервые побывала в Кер-д'Алене. Поначалу Джоуэл был таким чувствительным, так заботился о них, а теперь… теперь они слишком часто спорили, и предметом спора являлся Крид Брэттон, как это ни странно. Ведь смешно было спорить из-за пустяков. Но они спорили. И Ханна вдруг поняла, что защищает жизненную позицию Крида. Хотя еще совсем недавно сама спорила с ним. Тон Джоуэла был безапелляционным. Он утверждал, что его сведения о Криде достоверны, все говорят о нем одно и то же.

«Любопытно, – думала Ханна, – что особенного он мог услышать о Криде? Впрочем, это не имеет значения. С Кридом все покончено».

– Недостойное утверждение? Возможно, – согласилась она.

Повисла тяжелая тишина. Дождь барабанил по стеклу, трещали поленья в камине.

– Значит, у вас уже есть некоторые планы на будущее? – нарушил молчание пастор.

– Да, есть, – ответила Ханна. С минуту она смотрела на Джоуэла и уже более мягко продолжила: – Давайте поговорим за чаем. Я провела почти всю ночь без сна, хочу рассказать вам, чем намерена заниматься.

Но когда Ханна заговорила о своем желании вернуться домой, в Сент-Луис, и стать учительницей, пастор категорически воспротивился.

– Боюсь, это невозможно, – сказал Джоуэл Ален.

– Невозможно? Но почему? – спросила Ханна со всей вежливостью, на которую только была способна. Она крепко сжала чашку из тонкого китайского фарфора, пытаясь успокоиться и не лезть на рожон.

– Не говоря уж о том, что у нас не хватит средств, чтобы оплатить вашу поездку в Сент-Луис, пускаться молоденькой девушке в такое путешествие одной крайне нежелательно.

– Понятно. – Девушка уставилась в чашку. – Но я могу заработать деньги на свою поездку.

– Каким образом? Например, мой скромный заработок хватает! только на кур, муку и кое-что из одежды. Как лицо духовное, я не вправе заводить свое дело и заниматься торговлей. Зарабатывают те, кто умеет торговать. А вы, мисс Магуайр, умеете только учить детей.

Сраженная, Ханна опустила голову. Что же ей делать? Как найти выход из сложившейся ситуации?

Джоуэл вдруг опустился перед ней на колени, взял ее руки в свои и с жаром заговорил:

– Имею честь просить вас стать моей женой, мисс Магуайр. Если вы…

Покачав головой, Ханна высвободила одну руку и прижала ладонь к его губам, заставив замолчать. К горлу девушки подступил комок, глаза наполнились слезами.

– Это для меня большая честь, пастор Ален, по я вынуждена отказаться от вашего благородного предложения.

– Почему? – печально глядя на нес, спросил он. – Из-за Крида Брэттона? Ханна вздрогнула:

– Что вы хотите этим сказать?

Он пожал плечами и многозначительно улыбнулся:

– Я давно заметил, какие чувства вы к нему питаете. Но думал, вы просто благодарны ему за ваше спасение в Джубили. Обманывал сам себя. У вас лицо светится при одном упоминании о нем.

– Но, пастор Ален, вы сами сказали, что он спас жизнь мне и восьмерым детям!

– Благодарность тут ни при чем. Снова наступило молчание.

– Что же, – заговорила наконец Ханна. – Я не скажу вам на это ни да, ни нет. Я едва ли смогла бы вам объяснить свои чувства к мистеру Брэттону, потому что и сама их толком не понимаю.

Джоуэл поднялся с колен.

– В любом случае мой долг – помочь вам, и я сделаю все, что в моих силах, мисс Магуайр, – проговорил он тихо. – Конечно, мне будет нелегко, но я постараюсь.

– Спасибо, – прошептала Ханна. – Вы так добры! Я не заслуживаю этого.

Маленькие настольные часы пробили одиннадцать, и Ханна тяжело вздохнула. Дождь все еще лил. Огонь почти погас, а она сидела у очага, кутаясь в мягкую шерстяную шаль, и смотрела на пламя. Уже четвертую ночь она не могла уснуть, погруженная в невеселые думы.

Всю одежду, вплоть до нижнего белья, а также ботинки ей подарили сердобольные люди.

Ханна не привыкла к безделью, а здесь ей нечем было заняться и в голову лезли всякие мысли. Разумеется, о Брэттоне. Забыть его было выше ее сил. Поговаривали, будто он все еще в Кер-д'Алене. Однажды ей показалось, будто она видела его. Она даже была в этом уверена. Он тоже должен был ее увидеть, но даже не повернулся в ее сторону.

Ханна недоумевала, почему же он до сих пор не покинул Кер-д'Ален. Ведь он так рвался на тропу войны, преследуя каких-то там преступников. Он мог бы их даже давно поймать, если бы не Ханна с ее выводком. Ханна размышляла, не отрывая взгляда от догоравших поленьев в очаге.

В домике пастора, состоявшем всего из одной крохотной комнаты, Ханна буквально задыхалась. Бедный Джоуэл. Ему приходилось ночевать в доме при церкви, чтобы не стеснять Ханну.

Ханна поднялась со стула и принялась ходить взад-вперед по комнате.

Она вспомнила покинутое поселение, родные места, и ей захотелось выть от тоски. Она боролась за жизнь долгих три года вместе с отцом. Там у нее появились друзья. Там она их и потеряла. Она чувствовала себя ответственной за троих детишек из Джубили, тех, чье будущее еще не определено. Они доверяли ей. Как она может их бросить?

Снова вздохнув, Ханна стала прислушиваться к тиканью часов. Этот звук становился все громче и громче. Дождь барабанил в окно, а ветер бил в дверь с такой силой, что Ханна вздрогнула.

Она обернулась на дверь, поплотнее закуталась в шаль и нахмурилась. Что случилось с погодой, почему она неистовствует? Снова этот бешеный стук в дверь. А может, это не ветер, а человек? Запоздалый путник? Или… Вряд ли это Джоуэл, пастор обычно стучит негромко. И тут Ханна увидела, что трясется щеколда. Она похолодела от ужаса.

31
{"b":"4644","o":1}