ЛитМир - Электронная Библиотека

Но что теперь себя корить? Как говорят, дело сделано. Утешением являлось лишь то, что отдалась она Криду по любви, а не корысти ради.

Ханна недовольно посмотрела на незнакомца, сидевшего рядом. Когда в очередной раз карету качнуло, он буквально навалился на нее всей своей тяжестью, а сейчас громко храпел, разинув рот. Ханна оттолкнула его так, что он стукнулся о стенку, но он продолжал храпеть.

Она перевела взгляд на другого пассажира, довольно представительного джентльмена с бакенбардами на благородном лице. Он уже сидел в карете, когда Ханна вошла. Он показался Ханне интересным человеком. Ехал от самой крепости Уолла-Уолла, не спуская глаз с металлического сундучка, спрятанного под сиденьем. Что там было, Ханна, разумеется, не знала, да ее это и не интересовало. Ехал он в Форт-Бентон, в Монтане. Это была конечная остановка. Там Ханна должна была пересесть в другой экипаж, который шел мимо реки Кларк-Форк.

«Подумать только, – восхищалась она про себя, – в последние годы пассажирский транспорт ходил от Сент-Луиса в Калифорнию дважды в неделю. Двадцать восемь тысяч миль за двадцать пять дней!» Но ей предстояло совершить поездку куда длиннее, чтобы добраться туда. Крепость Холл будет только через неделю, дальше надо ехать до Вайоминга, миновать Небраску, Канзас, и, наконец, Миссури. Назад, к тете Анне и городской жизни. Дом, где можно учиться, стать учительницей и приносить пользу обществу. Жизнь без…

Карету подбросило, и Ханна свалилась на пол. Ее старомодная шляпка закрыла пол-лица, перо при этом завернулось вокруг носа, и она чихнула, а длинная юбка обмоталась вокруг ног и рук.

– Ox! – только и смогла она сказать сквозь зубы, чувствуя себя смешной и беспомощной. В этот момент девушка услышала ругань джентльмена, которого, видимо, тоже швырнуло на пол.

Встав на ноги, джентльмен помог подняться девушке и усадил ее на место.

– Спасибо, – проговорила она. – Я замечталась и потеряла равновесие. – Она улыбнулась. Джентльмен в ответ вежливо кивнул.

– Не за что, мисс?..

– Магуайр, Ханна Магуайр. А кого я должна благодарить?

– Эдвард Маллэн, к вашим услугам, мэм.

– Маллэн? Тот самый капитан Маллэн, который построил эту дорогу? – удивилась Ханна.

– О нет, никакого отношения к этому, мисс. Моя фамилия содержит гласную «с» вместо «э», к тому же я Эдвард, а не Джон, – объяснил он.

– Понятно. – Ханна одернула юбку и поправила шляпу. Перо угрожающе дрожало, и она укрепила его.

– Вы едете до самого Форт-Бентона? – вежливо спросил Маллен, пытаясь завести разговор, чтобы скоротать время.

– Нет, я сойду немного южнее, когда мы будем проезжать Кларк-Форк в Монтане, – ответила она.

– Эй, я тоже еду туда, – вдруг подал голос второй пассажир, тот, что всю дорогу храпел. Он издал звук, похожий на хрюканье свиньи, и подвинулся к ней поближе. Девушка слегка отстранилась.

– Вас муж встречает? – спросил мужчина.

– Нет. Будьте добры, сэр, отодвиньтесь чуть-чуть.

– Э, извините. Меня зовут Чессмен, – ответил он и снова хрюкнул. – Я тоже не женат.

– Но я не сказала, что не замужем, мистер Чессмен, – быстро проговорила Ханна.

Чессмен разочарованно вздохнул:

– Ладно, извините.

Эдвард Маллен с одобрением посмотрел на Ханну. Глаза его блеснули, слабая улыбка тронула губы.

Наступила пауза. Ханна решила, что лучше продолжать путь молча, и снова стала смотреть в окно.

Они проезжали старую церковь, приютившуюся у реки Кер-д'Ален. Она располагалась на возвышении и была видна издалека. Карета миновала высокие холмы, горы, ущелья. Пейзаж менялся с каждым часом. Усыпанные цветами ветки заглядывали в окно. Карета пересекла луг, усеянный ранними цветами. В то утро Ханна увидела оленя и несколько лосей, пасущихся в высокой траве, но, как только солнце поднялось, они поспешили скрыться в лесу.

– Эй, говорят, в Айдахо или Монтане нашли золото, – нарушил тишину Чессмен. – Пароходы везут тысячи золотоискателей.

– Пароходы оставляют пассажиров в Форт-Бентоне, мистер Чессмен, – проговорил Маллен. – Большинство из них не рискуют забираться слишком далеко. Только самые отчаянные способны на такое.

– Ничего, они еще доберутся. Как это было в Калифорнии в сорок девятом году. На этот раз все разбогатеют, точно.

– А вы в связи с этим специально приехали из Канады, мистер Чессмен? – вежливо осведомился Маллен, его черные брови сошлись на переносице.

– Да, точно. А как вы узнали?

Слабая улыбка появилась на губах Маллена.

– Просто догадался.

Ханна лукаво посмотрела в сторону Маллена. Дородный канадец все свои высказывания заканчивал словечком «точно», это показалось Ханне забавным. Ее тетя выросла на юге, растягивала слова и гласные и употребляла всякие характерные словечки.

«От подобной привычки трудно избавиться», – думала Ханна.

Когда жара усилилась, Ханна сняла перчатки и стала ими обмахиваться.

– В Айдахо или очень жарко, или очень холодно, – посетовал Маллен. – Нормальной погоды просто не бывает.

– Бывает, – тихо ответила Ханна, устремив глаза к высоким горным вершинам, которые, казалось, упирались в небо. – Это очень красивая страна.

– Не спорю, – ответил Маллен. – Но меня раздражает погода: чаще всего здесь холодно, то дождь, то снег, и слишком мало солнца.

– А вы бывали здесь в июле или августе? – спросила Ханна, удивленная тем, что стала защищать Айдахо. В конце концов, сама она родом из Миссури и провела в Айдахо всего три года. Она и не подозревала, что полюбила эти края. Видимо, потому, что Джошуа тоже их любил. – Должна признаться, что мне нравится глубокий пушистый снег, который зимой покрывает эту землю, – проговорила она задумчиво. – Он словно белый ковер и сверкает на солнце волшебными огнями, переливаясь то розовым, то голубым. А во время дождя в воздухе пахнет такой свежестью, словно сам Господь Бог спустился на землю. В июле и августе здесь сущий рай: тепло и солнечно. Лежишь в тени дерева и слушаешь, как растет трава. Тогда дуют теплые ветры. Спускаясь с горных вершин, они приносят с собой аромат с полей и лугов, а дождь питает эту землю. – Ханна подарила собеседнику робкую улыбку и добавила: – И тогда совсем не душно.

Маллен тоже улыбнулся:

– Прошу прощения, если оскорбил ваши лучшие чувства к этой стране, мисс Магуайр. Простите меня.

– Да-да, конечно.

– А мы и не знали, что едем в одной карете с поэтессой, – обратился Маллен к Чессмену без тени иронии.

– Поэтессой? – удивилась Ханна.

– Ну да, вы так красочно описали эту землю, что я подумал…

– Да, да, точно, – подтвердил Чессмен. Ханна слегка порозовела и потупилась. Восхищение в глазах Маллена было совершенно иным, чем восхищение Крида Брэттона. Крид всегда говорил то, что думал. Не расточая комплиментов.

Опять она вспомнила о Криде Брэттоне. А он наверняка уже забыл о ее существовании.

Но Ханна ошибалась. Последние три дня она не шла у Крида из головы. Но черт возьми! Мужчина должен закончить начатое, прежде чем переходить к следующему этапу своей жизни, а он не знал, готов ли к тому, чего от него ждала Ханна. Она для него слишком хороша. С ней надо обращаться как с леди, он сразу это понял. Неужели она не может набраться терпения и подождать? «Ей нужно все или ничего», – с горечью размышлял он, подводя коня к раскидистому; дубу.

Крид закурил и несколько минут стоял у дерева. Он сильно изменился, стал более мягким за то время, что сопровождал Ханну с детьми. И было еще кое-что: он привязался к парнишке с огромными голубыми глазами, такими огромными, как у сказочных эльфов на картинках. Крид загасил сигарету, не докурив ее до конца, и выбросил окурок на дорогу. Неужели он потерял свое острое чутье? Он стал более чувствительным, чем прежде. А в его работе это исключено: зазеваешься – тут тебе и крышка.

Пришпорив коня, Крид потрусил мимо деревьев вдоль дороги. Только не той, по которой обычно идут остальные. Он должен остаться незамеченным. Два месяца постоянной охоты не дали результатов. Но Крид упорный, как о нем однажды сказал Генри Пламмер, и это едва ли было комплиментом. Крид мог целых полгода охотиться за добычей, играя с ней в кошки-мышки. Терпения ему не занимать. Тогда его путь лежал через Черные Холмы, каменистую страну, где мало воды и много камней, пещер и ущелий. Можно спрятаться от людских взглядов на месяцы, но без воды это невозможно. А эта местность совсем другая. Здесь много деревьев и полно воды. Неудивительно, что Стилмен выбрал именно ее. Отсюда по дикой горной тропе можно прийти прямо в Канаду. Но зачем идти так далеко? И зачем дважды возвращаться в Форт-Бентон? Эти вопросы не давали Криду покоя. Крид выехал на холм.

34
{"b":"4644","o":1}