1
2
3
...
38
39
40
...
50

Ханна вздрогнула. Он говорил так, словно прощался. Она не нашлась, что ответить. Он ей помог. И ничего не просил взамен. Защитил ее от Роупера. Спас ей жизнь. Чем она могла ему отплатить?

Она взглянула на юношу. До чего же он одинок! У него в целом свете никого нет. И он совсем не похож на бандита.

– Ты мне помог и сделал доброе дело, – сказала наконец Ханна. – Господь не оставит тебя своей милостью.

– Господь? – Труитт уклонился от очередной пули. – Я ничего не знаю о Господе. И никаких милостей от него не видел. А вот ради тебя готов на вес.

На глаза Ханны набежали слезы.

– Спасибо, Труитт. Я так тебе благодарна. Труитт просиял:

– Я и впредь не дам тебя в обиду, если останусь жив, ведь неизвестно, как все обернется… – Он показал рукой в сторону выхода из пещеры.

Коснувшись его руки, Ханна с жаром зашептала:

– Пожалуйста, сдайся.

Труитт в изумлении посмотрел на нее:

– Сдаться? Ты мне советуешь сдаться Брэттону? Но ведь он пристрелит меня!

– Не пристрелит, если сдашься…

– Непременно пристрелит. А так у меня по крайней мере есть шанс остаться живым. Брэттон знает, что, если я вернусь в Виргинию, Пламмер сделает все, чтобы нас повесить. Вот Брэттон и охотится за нами. Нет уж, лучше я умру здесь, чем болтаться на веревке.

Стилмен улучил момент и выбрался из своего укрытия, стреляя из винтовки и револьвера одновременно, держа Крида под прицелом, пока менял позицию. Он подошел к Труитту.

– А сейчас берем девчонку и выставим ее как щит, чтобы выйти отсюда, – процедил он сквозь зубы. – И не перечь мне, – добавил он, взяв на мушку Труитта, едва тот открыл рот. Ствол пистолета уперся ему в грудь.

– Нейт, не надо, – тихо проговорил Труитт. – Не заставляй меня выбирать…

– Выбирать? Что ты имеешь в виду? Ну-ка, может быть, ты вспомнишь, кто опекал тебя все эти годы, парень? Кто присматривал за тобой, когда ты был сопливым мальчишкой, сиротой, и умирал с голоду?

– Ты, Нейт, – последовал тихий ответ.

– Да, черт возьми, я заботился о тебе, одевал, обувал, кормил. Так вот как ты хочешь отплатить мне за мою доброту, да, Холл?

– Но, Нейт, она – женщина, ее нельзя подставлять под пули.

Взгляд Стилмена неожиданно потеплел, он стал похож на паука, плетущего сеть для добычи.

– Нет, мы не причиним ей вреда, Холл, правда. Я не способен на это. Черт, да ты же знаешь меня, парень. Я не Роупер. Не убиваю забавы ради. Разве я когда-нибудь трогал женщин?

– Всего раз, когда…

– Это была роковая случайность, и ты это знаешь. Непонятно, как она попала под пули. Выстрел предназначался не ей. – Стилмен добродушно похлопал Труитта по плечу. – Мы не причиним ей вреда. Просто она поможет нам выбраться отсюда. Пройдет немного вперед, и все.

Труитт долго смотрел на Стилмена. Сердце девушки болезненно сжалось. Нервы напряглись до предела. Хоть бы Труитт не поверил ему. Но он поверил.

Ханна пришла в отчаяние.

– Брэттон! – крикнул Стилмен, сложив руки рупором. – Мы выходим! С нами девчонка. Так что не стреляй, если хочешь увидеть ее живой…

– Пошли, – сказал Труитт, слегка подтолкнув Ханну. Она остановилась в нерешительности. – Я буду тебя защищать, – пообещал он. – Верь мне.

Тут она услышала голос Крида:

– Выходи с поднятыми руками, Стилмен, иначе я выстрелю! Мне все равно, кто с вами будет.

– Блефует, – уверенно проговорил Стилмен и поднялся. – Давай, Труитт, пусти девчонку вперед.

Труитт медлил.

В это время пуля просвистела над их головами. Стилмен упал на землю, Труитт сжал руку Ханны.

Девушка задрожала. Страшная мысль словно парализовала ее. Нет, Крид не станет в нее стрелять, он стрелял не в нее, он не мог… Или мог? Разве он охотится на Стилмена не из-за денег?

Скорее всего из-за денег. Крид прицелился и сбил со Стилмена шляпу. Она упала в пыль.

– Проклятый Брэттон! Сумасшедший ублюдок, ты что, целился в женщину? Ведь если ты нас убьешь, денег тебе не видать!

– Хорошенько подумай, Стилмен! Пламмер все равно мне заплатит за три тела, хоть мертвых, хоть живых, если я привезу ему то, что спрятано в ваших мешках.

Труитт и Ханна не двинулись с места, спрятавшись за огромным камнем. Ханна уже не была уверена, что Крид не станет в нее стрелять, если сочтет это необходимым. Три тела? Была ли и она включена в это роковое число? Или он имел в виду троих бандитов? Скорее всего так. Но ведь с ней тоже может произойти несчастный случай, как с той женщиной, о которой упоминал Стилмен. Почему Крид стрелял в них, если знал, что она совсем близко? Или ему все равно? Но тут Крид развеял ее сомнения.

– Эй, Стилмен! – крикнул он. – Вышли вперед девчонку, тогда я, может, выпущу вас.

Перезарядив ружье и револьвер, Стилмен расхохотался:

– Разумеется, выпустишь, Брэттон.

– Вышли ее, и увидишь тогда! – крикнул Крид.

– Брэттон думает, я такой же сумасшедший, как он, – бросил Стилмен с гнусной ухмылкой. Перевернувшись на живот, он положил винтовку на камень. – Давай сюда девчонку, Труитт, и пусть она идет впереди. Я не верю Брэттону. Он пристрелит пас тут же, если мы не используем свой шанс.

– Мы не можем так поступить, Стилмен…

– Проклятие! Давай сюда девчонку, Холл! Мы же договорились!

Не ответив, Труитт поставил Ханну впереди. Лицо его было напряжено. Ни одна пуля не пролетела в этот краткий миг. А следующая врезалась в дальнюю стену, и в них полетели осколки камней. Один задел щеку Ханны, оставив кровавый след.

Вскрикнув от неожиданности, Труитт быстро повернулся к Ханне.

– Все в порядке, – сказал юноша.

– Но…

Труитт с силой сжал ее локоть и заставил пройти несколько шагов вперед.

– Беги! – быстро сказал он, и Ханна поняла, что это ее единственный шанс.

Перескакивая через седла и одеяла, девушка мчалась, подгоняемая страхом. Нейт Стилмен не успел ее остановить. Вслед ей неслись его проклятия. Только бы не получить пулю в спину. Грянул выстрел. Ханна спряталась за огромным дубом. Слава Богу, она не ранена. Девушка осторожно выглянула из-за дерева.

Кажется, Холл Труитт схватился со Стилменом и выстрел, предназначавшийся ей, сразил юношу. Он осел рядом с камнем, выронив пистолет. Слова, произнесенные Стилменом, поразили Ханну в самое сердце, и слезы потоком хлынули из глаз:

– О, Холл, мальчик мой, что же ты наделал? За что погиб?

В этот момент из темноты донесся голос Крида:

– Бросай оружие, Стилмен, и я не буду тебя убивать…

Однако Стилмен уже сделал свой выбор. Он вскинул винтовку и дважды выстрелил в том направлении, откуда доносился голос врага. Раздался короткий вскрик, затем снова выстрел, и Стилмем упал навзничь.

Все случилось так быстро, что Ханна не успела опомниться. Кто же кричал? Конечно, не Стилмен, и уж тем более не Труитт. Значит…

Слезы смешались с кровью и потекли красными ручейками по щеке, когда она бросилась вперед.

– Крид! О, Крид, где же ты? – вскричала она, спотыкаясь о камни и корни деревьев.

– Да здесь я, – последовал ответ. – Не надо так громко кричать.

Девушка всхлипнула, вглядываясь в темноту. Что-то шевельнулось рядом с ней, и она отскочила с ловкостью лани.

– Да вот же я.

Ханна наконец увидела Крида. Он лежал за большим камнем, освещенный луной, одной рукой сжимая винтовку. На его лице застыло странное выражение, губы кривились в улыбке, но глаза оставались холодными.

– Как ты мог стрелять, если знал, что рискуешь попасть в меня? – гневно спросила девушка.

Крид усмехнулся, блеснув в темноте зубами. Он поднял свою черную шляпу и сунул палец в дырку на полях.

– Он прострелил мою шляпу, – сказал Крид, словно не слыша ее вопроса. – Я ношу эту шляпу с двенадцати лет, и мне не нравится, когда в нее стреляют.

Ханна попятилась и удивленно уставилась на него:

– И за это ты его убил? За то, что он продырявил твою старую шляпу?

– Это не просто старая шляпа. Это моя шляпа. И шляпа моего отца. Я ношу ее с детских лет. Тогда она полностью скрывала мое лицо. Я очень дорожу этой шляпой, так же как конем. И мне не нравится, когда в них стреляют. – Он помолчал и добавил уже совсем другим тоном: – И еще. Я не мог допустить, чтобы они разделались с тобой, Ханна. Не говоря уже о том, что они оказались там, где я мог с ними расправиться. Вряд ли мне еще когда-нибудь представился бы такой случай.

39
{"b":"4644","o":1}