ЛитМир - Электронная Библиотека

Ханна подошла к буфету, где лежал нож. Любопытно, где же мужество льва, о котором так часто ей говорил отец? Отвага и мужество, о которых говорил Эмори Тейлор ее отцу. Конечно, все знали, что Эмори Тейлор немного преувеличивает, но Ханне так нравилось все, что он говорил, и теперь она всерьез подумывала, не сбежать ли ей отсюда. Дверь в доме открыта. Найти местечко поукромнее… Ханна вцепилась руками в край буфета и не двинулась с места.

Неожиданно, к ее облегчению, вошел Джошуа, Его взгляд остановился на двух гостях, сидевших за столом.

– Надеюсь, вам понравился обед, друзья мои? – спросил он благодушно. – Моя дочь – превосходная повариха, она может приготовить грандиозный обед даже из ничего.

– Да, обед отличный, – пробормотал Стилмен, дожевывая бобы.

Труитт оказался более разговорчивым. Он признался, что вот уже несколько недель не ел ничего подобного. Тем более что еду приготовила такая милая девушка.

Что-то в его речи насторожило Джошуа. Он взглянул на дочь и, заметив бледность, покрывшую щеки девушки, и тревогу в ее глазах, пошел к ней. Ханна сделала шаг ему навстречу. Рядом с отцом она чувствовала себя уверенно. Ей больше не нужен был нож.

– Я очень рад, что вам понравилась моя дочь, – вежливо ответил Джошуа и крепко обнял ее за плечи. – Ханна не просто милая девушка, сын мой. Как говорит священная книга: «Она ходит путями праведными и не ест хлеба праздности. Внешность обманчива и красота преходяща, по женщина, что служит Господу, всегда под его благословением». У меня послушная дочь, она радует мне душу, – добавил он. – Господь благословит вас.

Стилмен поднялся из-за стола, вытирая рукавом плаща губы и поднимая другой рукой винтовку, которую он раньше прислонил к столу. Скривив губы, он, явно забавляясь, посмотрел на Джошуа:

– Что же, священник, спасибо за гостеприимство, но нам пора уходить. До Форт-Бентона долгий путь. Пошли, Труитт.

Наспех проглотив последний кусочек, Труитт поднялся, бросил па Ханну взгляд, полный сожаления, и последовал за своим предводителем на улицу. Джошуа пошел за ними, оставив позади Ханну, и она с тревогой выглянула из открытого окна. Светлые волосы ее отца сверкали под лучами солнца, словно святой нимб, когда он остановился, беседуя с незнакомцами. Он просил у них пожертвование па церковь. Его просьба, как и следовало, ожидать, была встречена отказом, и всадники ускакали прочь. Ханна с облегчением прислонилась к стене. Она решила не сообщать отцу о том, как повел себя Роупер. Зачем? Ведь вес уже позади.

Она прикрыла глаза и пробормотала краткую молитву благодарения. Затем собрала грязную посуду и положила в чан с водой. Должно быть, дети заждались се в школе. Надо спешить.

Всадники взобрались на высокий холм и остановились, дав отдых взмыленным лошадям. Тонкий дымок медленно вился над верхушками деревьев, и Роупер с сожалением покосился в ту сторону.

– Напрасно ты не разрешил захватить с собой эту ведьму, – проворчал он, потрогав обожженную шею. – Она нанесла мне удар в самое сердце, и я должен был рассчитаться с ней!

– Ну, Роупер, я так не думаю, по-моему, у тебя достаточно шрамов! – сказал Стилмен, смеясь. – Или тебе еще захотелось? В любом случае у нас не было времени на твои забавы. Брэттон идет за нами по пятам, необходимо оторваться, поэтому дорога каждая минута. Мы оставили его далеко позади в горах Биттеррут, но он был почти рядом с нами с самого Олдер-Галча. Черт возьми, он единственный, кто теперь преследует нас. Словно это его золото мы украли!

Все еще потирая шею рукой, Роупер пробормотал:

– Это не важно. Он возьмет свое, если только поймает нас. Его награда не заставит себя ждать. Проклятый Пламмер! Я-то думал, он сможет остановить Брэттона!

Стилмен весело посмотрел на товарища:

– Крида Брэттона не так-то легко остановить, братец. Даже шерифу Пламмеру. Я предостерегал Генри, но он меня не слушал. Видимо, стал слишком жадным. Черт, у Брэттона особый нюх на такие дела, он словно индеец на тропе войны. Просчитывает наши планы на два шага вперед. Может, потому, что не всегда был таким честным малым, как теперь.

– Да уж, – вставил Труитт. – Я слышал кое-что про Брэттона. Ему проще пристрелить нас, чем тащить назад в Олдер-Галч. Мне это не правится. – В его голосе звучала тревога.

– Мы можем рассчитывать на шерифа Пламмера, он доставит этого выскочку прямо нам в лапки, не сомневайся, – заверил его Стилмен. – Генри не упустит своего шанса получить часть золотишка, которое мы вместе упаковывали. Если Брэттон нас поймает, тогда вряд ли мы успеем достойно распорядиться нашими денежками.

– Тише! – внезапно прервал их Роупер, выпрямившись в седле. – Я чую индейцев!

Его товарищи замолчали. Лэйн Роупер всегда чуял индейцев. Каким-то шестым чувством. Оно появилось у него вместе со шрамом и никогда не подводило. Вот и сейчас. Он сидел тихо, внимательно всматриваясь в густую зелень деревьев внизу.

– Что случилось, Лэйн? – нетерпеливо спросил Труитт, который больше не мог сидеть спокойно и ждать неизвестно чего. – Индейцы?

– Тише, – прошипел Роупер, указывая вперед. Мужчины зажали руками ноздри лошадей, чтобы те не выдали их индейцам. Всадники заметили боевую раскраску на смуглых лицах и телах и обменялись тревожными взглядами. Роупер проговорил одними губами: «Черноногие». Труитт кивнул.

Он в ужасе смотрел, как индейцы следуют по направлению к деревеньке, расположенной в долине. Труитт сразу вспомнил о девушке и задрожал. Он видел собственными глазами, что «черноногие» делают со своими жертвами, и его первым порывом было броситься назад и предупредить девушку.

Предвидя реакцию молодого человека, Стилмен предостерегающе вытянул руку.

– Их слишком много, – проговорил он. – Забудь.

Труитт яростно покачал головой и дернул поводья. Стилмен мгновенно метнул в него нож. Он вошел в дерево рядом с шеей Труитта.

Закрыв глаза, Труитт осел в седле и так сидел до тех пор, пока отряд индейцев не прошел мимо. Его жгла бессильная злоба и жалость, а глаза выражали страдание пса, которого пнул ногой хозяин. Наконец Труитт посмотрел на Стилмена.

– Они же убьют ее, – проговорил он тихо.

– Пусть лучше ее, чем тебя. – Таков был холодный приговор вожака. Он точным движением выдернул нож из дерева и спрятал. – А теперь идем. Давайте уйдем от них подальше, так же как и от Крида Брэттона…

Глава 2

Подойдя к школе, Ханна поставила бадью и вытерла руки о юбку. Она почувствовала себя намного лучше, когда уехали эти головорезы. Возможно, они никогда больше не вернутся, размышляла она, оглядываясь по сторонам. Мысль о том, что кто-то мог нарушить покой в их мирном поселке, пугала ее.

Солнечный свет танцевал по крышам домов в полную силу, прорываясь сквозь деревья и даря поселку полноценное тепло и свет. Ханна прислонилась к дверному косяку и стала смотреть вдаль. Она долго разглядывала кроны деревьев, которые окружали Джубили, таких высоких, что, если залезть на верхушку того, что выше всех, казалось, можно коснуться самого неба.

Мягкая улыбка освещала ее лицо, когда она наблюдала за желто-голубой бабочкой, летящей над самой дорожкой в поисках цветка. Тончайшие крылышки быстро порхали в воздухе. Вот она остановилась, затем осторожно приземлилась на дрожащий лиловый лепесток весенней фиалки. Нежные цветочки пробились сквозь густую траву, окружая дорожку своеобразной клумбой, приглашая солнечный свет и легкий ветерок коснуться их. Эти цветочки напоминали Ханне детишек, которых она учила. Малыши тоже впитывали знания и ее душевное тепло.

«Неплохое сравнение», – подумала Ханна. У детишек не всегда есть возможность учиться, так как большую часть времени они проводят, помогая своим семьям в нелегком деле выживания. И когда наконец они получили эту возможность, то были по-настоящему счастливы. Ханна думала о предстоящем занятии: сегодня она даст детям грамматические упражнения. Она остановилась у колокольчика, чтобы созвать детишек в класс.

4
{"b":"4644","o":1}