ЛитМир - Электронная Библиотека

Крид взял ее на руки и понес к расстеленным у костра одеялам. Сегодня его ласки были исполнены нежности. Все вокруг казалось волшебным, как в сказке.

Даже обычный серый валун походил на гнома, усевшегося на огромную поганку. А ветки, сложенные для поддержания костра, – на рыцарские доспехи.

И слова Крид шептал необычные:

– Ты самый сладкий нектар на свете. – Вот что делает с мужчиной любовь.

Ханна купалась в блаженстве. Ведь Крид ей признался в любви. Исполнилась ее заветная мечта. Теперь ничего ей больше в жизни не нужно. Она выстрадала это счастье и упивалась им.

Бог не покарал се за то, что в час испытаний она проявила слабость и отвернулась от Него. Он милостив и прощает заблудшим их слабости. Это Он посла ей Крида. Послал большую любовь. И Ханна сделает все, чтобы заслужить эту награду. И Его прощение. Крид тоже должен вернуться к вере. Ханна ему в этом поможет.

А сейчас любимый держал ее на руках и укачивал, словно ребенка.

В эту ночь Криду не пришлось раздевать Ханну: охваченная страстью, она сбросила с себя одежду, нетерпеливо расстегивая множество мелких жемчужных пуговиц, и наконец предстала перед Кридом во всей своей красе. Он глаз не мог отвести от ее роскошного тела, окутанного пелериной медных волос. Крид тоже освободился от одежды, и его загорелое тело контрастировало с ее белоснежным. Не хватало только художника, который запечатлел бы на холсте эту великолепную картину. Но третий всегда лишний. Если даже это художник. В эту поистине волшебную ночь им было хорошо вдвоем. Никогда еще они так не ласкали друг друга. Не испытывали такого блаженства. То паря в заоблачных высях, то возвращаясь с небес на землю. Казалось, их взлетам не будет конца. Но когда-нибудь все кончается. Усталые и счастливые, они лежали в объятиях друг друга. Наступил рассвет. Край неба порозовел. А они все еще спали и видели прекрасные сны.

Крид проснулся первым и тихонько поцеловал любимую.

Ханна открыла глаза:

– Я люблю тебя, Крид Брэттон. Он сжал ее в объятиях:

– Я тоже люблю тебя, Ханна Магуайр.

По синему небу плыли кружевные облачка. Дикие розы вились по стенам деревянных хижин и заборам. Их тонкий аромат смешивался с запахом спелых фруктов и свсжсско-шенной травы. Каменная стена окружала вновь выросшую траву и клумбы цветов возле маленького домика. На солнышке резвились детишки. Ветки созревших ягод клонились к земле, и мальчишки с загоревшими лицами с любопытством наблюдали за парочкой, остановившейся напротив миссии.

Миссия Святого Сердца Иисуса располагалась на вершине небольшого холма, поросшего высокой травой. Церковь переместили сюда с берега реки из опасения, что ее может затопить. От этого она только выиграла. Оформленная отцом Равалли, священником, итальянским миссионером, художником, скульптором и физиком, крошечная церковь была любовно преобразована в оазис красоты в диких местах Айдахо.

Отец Равалли, очевидно, скопировал один из больших европейских соборов, но в более простом варианте. Конечно, ему помогали индейцы. Членов племени ши-чу-умш и скицу переименовали в кордаленов. Название отлично прижилось. Духовные представители индейского племени пригласили судей, тогда и было принято решение, об учреждении миссии.

Сложенная из огромных бревен, она была огорожена решетчатым забором из молодых деревьев и кустарника. Ее строили под проливными дождями, снегом и ледяными ветрами. На двери красовались газеты, которые добрый отец Равалли получал почтой и использовал в качестве украшений. Изобретательный священник расставил здесь также плетеные корзины. Позолоченные кресты были сделаны из резного дерева, а деревянный алтарь искусно разрисован под европейский дорогой мрамор.

Неподалеку от храма расположилась маленькая деревенька. Место было тихое, мирное, и наша парочка решила здесь пожениться.

Ханна и Крид обменялись взглядами и сделали несколько шагов по каменной лесенке, взявшись за руки. Яркую головку Ханны украшали корона из диких роз и венец. Крид надел новую белую рубашку, темно-серый пиджак и черные брюки. В петличку воткнул красную розу. Ханна подумала, что привлекательнее мужчины нет на всей земле.

Ступив в сумеречную прохладу церкви, они ощутили запах свечей и полировки. Скамейки блестели, узкий проход заканчивался алтарем.

– Я так долго этого ждал, – проговорил Крид, нарушив тишину церкви.

Ханна пожала его руку в знак поддержки, потом отпустила се и сцепила руки замочком. Оба остановились в сводчатом проходе и стали ждать, прислушиваясь к звукам в храме.

На них снизошли тишина и покой. Крид наслаждался – ведь именно покоя ему не хватало в жизни. Все его сомнения рассеялись, как белые облака на небе, и он остался окруженный заботой и лаской, доверием и любовью. Возможно, он еще и не обрел настоящую веру в Бога, но рядом с ним была Ханна, и он чувствовал себя защищенным как никогда. Время залечит все раны, время. И любовь, которую он испытывал к этой хрупкой девушке с сияющим лицом и прекрасной душой. Он остановил взгляд на Ханне, и на него словно снизошло озарение: больше с ними ничего не случится. Они будут счастливы.

Ханна, почувствовав его взгляд, невольно посмотрела на него и улыбнулась. На ней было новое кружевное платье, украшенное розами. Сердце пело прекрасную песнь любви. Воздух был напоен чудесными ароматами. Неужели это и было тем самым чувством, о котором рассказывал отец? Он говорил, что, когда она встретит своего суженого, все будет именно так. Ханне казалось, что она идет по краю огромной пропасти, наполненной розовыми лепестками и пышными облаками. В нее и упасть не страшно, не разобьешься. Она любит Крида. Любит всем сердцем. Впереди у них чудесное будущее.

Дверь медленно отворилась, и появился человек в черной мантии. Повернувшись, Ханна посмотрела на Крида и взяла его за руку.

Полчаса спустя венчание закончилось, и Крид с Ханной вышли из церкви. Их союз благословил Господь Бог.

– Что-нибудь изменилось? – робко спросила Ханна. Крид многозначительно взглянул на нее.

– Нет, – помолчав, произнес он. – Если не считать того, что я проголодался.

Какое-то время Ханна испуганно смотрела на него, потом рассмеялась, обратив на себя внимание прохожих, которые понимающе улыбнулись. Солнце позолотило красномедные волосы Ханны. Черные волосы Крида блестели, как уголь. Ханна подошла к нему, сжала его руку и прошептала, что желание у него вполне естественное.

– Но где можно его удовлетворить, дорогая? – спросил он, когда они спустились с каменных ступеней во двор.

– В раю. В волшебном царстве Вечности. В нашем воздушном замке.

Очарованный красотой жены, Крид нежно улыбнулся, взял ее руку и поцеловал ладонь. Но тут же с тяжелым вздохом выпустил ее и сказал:

– Но наши единороги еще не прибыли. А ведь только они знают дорогу в Вечность.

Радуясь, что Крид подхватил ее игру в волшебную страну, Ханна встретила его страстный взгляд, и лицо ее озарила счастливая улыбка. Она так сильно любила Крида, что это ее даже пугало. Неожиданно на ум пришел образ взорвавшейся любви – фонтан из разноцветных лепестков, звездного света и янтарных капелек меда.

«Словно вход в ворота Вечности», – подумала она. Однако их ожидали неотложные земные дела, и Ханне пришлось спуститься с небес и обратить свои мысли к грешной земле.

– Я полагаю, надо вернуться в Кер-д'Ален. Там есть маленькая хижина, которая ждет нас.

– Согласен, – не раздумывая, ответил он и с лукавой улыбкой добавил: – Боюсь, Генерал будет на меня в обиде за то, что я заставил его тащить экипаж. Это заденет его гордость и достоинство.

Ханна посмотрела на жеребца, запряженного в экипаж. Конь поднял голову, увешанную колокольчиками, и жалобно заржал. Ханна тихо рассмеялась и сказала:

– Ничего, привыкнет.

– Придется привыкнуть. Мы с тобой теперь супружеская чета. К тому же еще и родители. Ведь нас ждут дети. Остановившись, Ханна с тревогой заглянула ему в лицо:

– Крид, ты правда не возражаешь? Они такие маленькие оба, и такие послушные…

49
{"b":"4644","o":1}