ЛитМир - Электронная Библиотека

«Нет, нет, нет! Только не они! Только не мой отец! Нет, нет, нет!»

– Вы уверены? – спросила она тихо, спокойным голосом, стараясь не выдать своих чувств. И Крид ответил ей то, что она больше всего боялась услышать.

– Все мертвы. – Он внимательно наблюдал за ней, видимо ожидая, что вот сейчас она сломается, закричит, зарыдает. Но она хранила молчание. Затем поднялась и стала стряхивать с юбки грязь и золу. Ее руки слегка дрожали, она старалась не смотреть в ту сторону, где лежали тела и когда-то был поселок. Не осталось даже домашних животных, которые паслись на лугу. Ростки кукурузы были начисто сожжены. Но сейчас она была не вправе думать об этом, главное – спасти себя и детишек. Она собрала детей и отвела подальше от сгоревшей школы, к сверкающей ленте реки.

– Подойдите ближе, чтобы мы могли помолиться. Крид с удивлением смотрел, как быстро девушка смогла собрать детишек и увести их подальше, скрывая всю горькую правду. На вид ей было не больше восемнадцати лет. Такой приятной молодой леди он еще не видел. Ему казалось, что она сошла прямо с картины. Даже покрытая с ног до головы золой и грязью, она была прекрасна.

«Прекрасна, но фанатична», – подумал Крид мгновение спустя, когда девушка и дети стали молиться. Она произносила молитвы вслух, благодаря Господа за доброго молодого человека, который спас им жизнь.

«Итак, хватит этой чепухи!» – Он шагнул к Ханне.

– Простите меня, леди. Но если вы не хотите, чтобы вас поймали индейцы, вам лучше забрать своих учеников и убираться куда глаза глядят, – довольно грубо сказал он. – Этот дым может привлечь внимание, и я не знаю, что тогда будет. На вашем месте я бы прямо сейчас отправился в ближайший поселок. Я могу показать вам туда дорогу.

– Да, да, конечно, мы так и сделаем, – тут же согласилась Ханна и поднялась с колен. – Да, вы правы, конечно. Мы только хотели помолиться за… остальных. – Она сделала паузу и посмотрела в сторону поселка. – Раз уж Господь своей милостью оставил нас в живых, мы должны похоронить их по-христиански. Только тогда мы сможем уйти. – Вначале голос ее дрожал, но постепенно она собралась с силами и с улыбкой спросила его: – Как вас зовут, сэр? Мы будем молиться за того, кто спас наши жизни.

Почему-то он испытывал в присутствии этой девушки неловкость и ответил не сразу. Достал из кармана кисет, свернул сигарету и закурил. Пусть не надеется на его дружбу только потому, что он случайно наткнулся на их поселок. Но, как ни крути, он все же спас их. Черт побери, она смотрела на него так доверчиво! Пауза явно затянулась.

– Если вы действительно хотите знать мое имя, то меня зовут Брэттон. А теперь, если вы…

– Но есть ли у вас христианское имя, мистер Брэттон? – прервала она его.

– Нет у меня христианского имени! – взорвался он. – Меня зовут Крид…

– Итак, Крид Брэттон, – произнесла она мягко. – Замечательное имя, сэр. А я – Ханна Магуайр, а эти дети – мои ученики. Это, – указала она на мальчика, который бросил в него деревянную чашу и глиняный кувшин, – Флетчер Харрис. Малютка с золотистыми волосами – Айви Рапсом и ее брат Эрик. Дети, поднимайте руки, когда я буду называть ваши имена, – попросила она, не обращая внимания на довольно жесткое замечание Крида, что он не хочет знать их имена, и продолжала: – Это Маленькая Птичка, ее семья – из индейского племени кутенэ, а это – ее кузен Лягушонок. Дальше – Суэйн Йоханссн, Ребекка Хилленбранд и Джессика Грей, – закончила она, и каждый ребенок послушно поднимал руку, когда она называла их имена. – Дети, это мистер Крид Брэттон, он будет сопровождать нас до безопасного места. Крид едва не подскочил, услышав это.

– Что? – воскликнул он громовым голосом. – Какая чепуха! Ну-ка, признайтесь, когда я вам это обещал? Ханна растерянно ответила:

– Нет, вы не обещали, мистер Брэттон, но я знаю, что вы не бросите женщину и восемь беззащитных детей на произвол судьбы.

Возмущенный, Крид возразил:

– Откуда вам это известно, леди, может, на своем пути я бросил дюжину таких же беззащитных детей?

– Меня зовут Ханна Элизабет Магуайр, а не леди, мистер Брэттон, и я не обязана знать, чем вы занимались до сих пор. Даже если вы сказали правду.

– Не обязаны знать? – с иронией произнес Крид. – Да вы, леди, вообще не знаете жизни, – пробормотал он, подумав о троих преступниках, которые недавно прошли мимо этого поселка. За их головы обещана награда, и у пего нет времени помогать беззащитным детям и их учительнице. Иначе все его усилия пойдут насмарку и он никогда не догонит Стилмена и его людей. А уж награды ему и подавно не видать. В любом случае зачем ему нужны несколько сопливых детишек и эта юная невинная особа?

Поколебавшись, Крид посмотрел на поблескивающие рыжие волосы девушки, которая внимательно наблюдала за ним. В ее прекрасном лице было столько доверия! Вздохнув, он признал, что она права. Он не сможет оставить этих несчастных посреди пепелища.

– Мне надо похоронить наших погибших, прежде чем уйти, – проговорила Ханна, поняв по выражению его лица, что он согласен их сопровождать.

Крид отрицательно покачал головой:

– Мэм, согласитесь, эта церемония займет слишком много времени. Ведь сколько народу! Почему бы вам просто не уйти? – добавил он. Ее глаза расширились от ужаса, как и глаза детишек. – Ну послушайте, – сказал он уже более мягко. – Видите, как много здесь огня и древесины, какая твердая сейчас земля? Так может, лучше их сжечь?

Девушка в негодовании уставилась на него, явно теряя над собой контроль, готовая наброситься на него с кулаками.

– Сжечь? – прошептала она с болью в голосе. – Я… я не знаю! Это кажется таким… так… окончательно!

– Смерть всегда окончательна, – наставительно произнес Крид и вдруг почувствовал жалость к девушке. Столько бед свалилось на ее хрупкие плечи. А он мучает ее, вместо того чтобы утешить. Да, конечно, такова жизнь. Умирают все. Рано или поздно. Ведь ему никто не пришел на помощь, когда он в ней нуждался. Но он все-таки выжил. И она выживет.

– В общем, решайте сами, – равнодушно произнес он, сдвинув на затылок шляпу, чтобы получше разглядеть ее лицо. – Только у меня времени в обрез, думаю, у вас тоже, не знаю, осознаете ли вы это.

Ханна удивленно посмотрела на него, глаза ее затуманились. У нее не было выбора. Этот человек согласен ей помочь, хотя очень спешит. В конце концов, он не священник и не обязан ее утешать. В большинстве своем современные мужчины грубы и неотесанны. Вспомнить хотя бы троих пришельцев, которые посетили их Джубили этим утром.

Ханна окинула взглядом мужественную фигуру Крида Брэттона, которую не мог скрыть даже его широкий плащ. На нем были высокие мокасины, ремень с кобурой, под рукой ружье. В широкополой шляпе он выглядел не лучше тех троих разбойников, но было в его облике благородство. Его не могла скрыть даже дорожная пыль. Можно было предположить, что он не ведет бродячий образ жизни, а скорее живет в богатом особняке. Его длинные черные волосы ниспадали на плечи, когда он снимал шляпу. Мужественный овал лица свидетельствовал о сильной воле и целеустремленности, в темных глазах сквозило презрение к слабости. Прямой нос выдавал породу, полные губы говорили о насмешливом характере.

Он выглядел циничным и жестоким, но ведь он без страха подошел к горящему дому и не побоялся вызволить их из подвала. Может ли она доверить свою жизнь и жизнь детей такому человеку, как Крид Брэттон? Но разве у нее было так много шансов, разве у нее был выбор? – думала Ханна, грустно осматриваясь вокруг. Сейчас с ней не было никого: ни отца, ни родителей детей – все погибли…

– Может быть, сжечь – это и в самом деле гораздо быстрей, мистер Брэттон, – согласилась она спокойно. – Однако без погребальной молитвы над каждым погибшим нельзя обойтись.

– Но, леди!

– Я настаиваю, – заявила она твердо и повернулась к детям, видимо, считая дело решенным. Потом снова повернулась к нему: – Спасибо, мистер Брэттон.

– Я пока не дал своего согласия, леди, – прорычал он. Ханна усмехнулась:

8
{"b":"4644","o":1}