ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты думаешь, Гарри, я справлюсь с Сатаной? – тихо спросила Алиса, приблизившись к маленькому конюху.

– Надеюсь, милорд. Только, прошу вас, ни в коем случае не бейте его пятками по бокам, иначе он вас в два счета сбросит на землю. Вы и оглянуться не успеете.

Алиса кивнула.

– Итак, Истленд, – сказал подошедший к ним герцог, – покажите-ка нам свое мастерство наездника!

Алиса робко улыбнулась:

– С удовольствием, ваша светлость.

Лихорадочно вспоминая уроки Гарри, Алиса поставила левую ногу в стремя, взялась за луку и хотела взобраться на жеребца. Но тот зафыркал и нервно затанцевал. Алиса покраснела и переложила кнут в правую руку. Она чувствовала на себе взгляд герцога, и это смущало ее. Гарри держал коня под уздцы, нашептывая ему что-то на ухо и поглаживая по лбу, чтобы успокоить. Алиса ощущала, как напряглись мышцы жеребца. Он сильно нервничал.

Следующая попытка сесть в седло оказалась успешной. Гарри подал Алисе поводья, и она крепко сжала их в руках, а потом слегка пришпорила жеребца. К ее удивлению, конь послушно пошел рысью и сделал круг в загоне. Алиса слегка успокоилась и стала вспоминать советы Гарри. Следуя им, она продолжала резво скакать по кругу. Проезжая мимо герцога, она бросила на него торжествующий взгляд и увидела, что он удовлетворенно улыбается. У Алисы стало легко на сердце. Жизнь вдруг показалась ей прекрасной. Ну наконец-то у нее хоть что-то получилось!

Алиса чувствовала под собой упругое тело коня, делавшего ритмичные движения, и всеми силами старалась сохранить равновесие. Чему еще учил ее Гарри? Он говорил, что надо крепко держать в руках поводья, не натягивая их слишком сильно. А чтобы заставить лошадь перейти на более быстрый шаг, необходимо сильнее сжать колени.

Сделав несколько кругов по загону, Алиса натянула поводья и остановилась. Это был несомненный успех. Довольная собой, Алиса взглянула на герцога. Стоявший рядом с Девериллом старший конюх пожал хозяину поместья руку, поздравляя с успехами, которые делал его подопечный в верховой езде. И тут вдруг налетевший порыв ветра сорвал с головы Пима шляпу и бросил ее в загон. Она пролетела прямо перед носом скакуна. Испугавшись, жеребец встал на дыбы. Пим истошно закричал, а Гарри бросился к Сатане. Алиса потеряла ориентацию. Небо и деревья вдруг закружились над ее головой. Все же каким-то образом ей удалось удержаться в седле. Выпустив из рук хлыст и поводья, она вцепилась в луку и инстинктивно ударила пятками в бока Сатаны. Жеребец снова взвился на дыбы. Истошный вопль вырвался из груди Алисы, еще больше испугав жеребца. Он начал носиться по загону как сумасшедший, пытаясь сбросить седока. От полного позора Алису спасли герцог и Гарри. Деверилл схватил жеребца под уздцы, а маленький конюх помог насмерть перепуганной Алисе спешиться.

Почувствовав твердую почву под ногами, Алиса схватилась за свой нос. Во время безумной скачки она повредила его. Посмотрев на свои руки, она обнаружила кровь.

– О Боже! – в ужасе воскликнула она. – По-моему, я сломал нос!

Встретившись взглядом с герцогом, Алиса опустила глаза. Деверилл передал поводья Гарри и приказал ему отвести Сатану в стойло, а сам направился к своему подопечному.

– Позвольте я посмотрю, Истленд, – сказал он, убирая руки Алисы от лица. – Не переживайте, сломанный нос придаст вашему облику больше мужественности.

Услышав столь сомнительное утешение, Алиса вздрогнула и закрыла глаза. Осмотрев ее нос, герцог сказал, что он ушиблен, но перелома нет. Он дал ей свой носовой платок, чтобы она остановила кровотечение. Слезы выступили у нее на глазах, и когда она открыла их, то по выражению лица герцога поняла, что он крайне недоволен ею.

Стоявший у него за спиной старший конюх Пим умирал со смеху, глядя на Алису. Одной рукой он закрывал рот, чтобы не захохотать во весь голос, а другой держался за грудь. Герцогу же, судя по всему, было не до смеха. Его привело в бешенство поведение лорда Истленда. Зеленые глаза Деверилла метали молнии.

– Возвращайтесь в дом, Истленд, – приказал герцог. – И попросите Генри натереть ваше тело целебной мазью.

Алиса молча направилась к дому. Из ее носа продолжала идти кровь, но она, конечно, не собиралась обращаться за помощью к слугам. Герцог повернулся к старшему конюху.

– Мне не нравится ваше поведение, Пим, – заявил он. – Что за дурацкий смех! Ваше пренебрежение своими обязанностями может дорого обойтись мне. Мой подопечный едва не свернул себе шею. Вы уволены, Пим. Кэррик выдаст вам выходное пособие.

– Но, ваша светлость! – воскликнул Пим, ошарашенный неожиданным для него решением герцога.

Однако герцог не желал его слушать. Не сказав больше ни слова, он зашагал к дому.

Блейк Кренделл, девятый герцог Деверилл, был не на шутку взбешен. Шагая к усадебному дому, заложенному еще в четырнадцатом веке, герцог буквально кипел от гнева, проклиная тот день, когда он согласился выступить в качестве опекуна юного лорда Истленда. Род Девериллов был древним, хотя его основателем был простой наемник. Кровь предков, многие из которых были отважными воинами, бурлила в жилах Деверилла.

Порой герцог срывался и мог позволить себе лишнее. Он не считал, что поступил правильно, когда отшлепал мальчишку Истленда, но и не особенно раскаивался в этом. Истленд вывел его из себя. Но каким жалким и беззащитным выглядел он после взбучки, устроенной ему опекуном! Вообще юноша вел себя довольно странно. Деверилл несколько раз ловил на себе его восхищенный взгляд, и это раздражало его.

У герцога было много проблем и без юного графа. Во-первых, он управлял не только своими поместьями, но и поместьем Истленда, а во-вторых, в последнее время ему приходилось постоянно отбиваться от попыток бабушки женить его. Девериллу было двадцать семь лет, но он не собирался связывать себя брачными узами, хотя вокруг него и вились многочисленные претендентки, каждая из которых мечтала стать герцогиней Деверилл. К их числу принадлежала и Элинор…

При воспоминании об этой женщине на скулах Деверилла заходили желваки. Мисс Элинор Спенсер, белокурая красавица, повсюду преследовала его. В светском обществе Лондона ее считали неотразимой. Она была холодна и высокомерна с другими мужчинами, а Девериллу просто вешалась на шею, а он не любил, когда на него оказывали давление.

Одним словом, у герцога были причины для недовольства собой и окружающими. Но особенно его раздражали выходки Истленда. И Деверилл решил положить им конец.

Вернувшись в свою комнату, Алиса первым делом растерла тело целебной мазью. Взглянув на себя в зеркало, она увидела, что ее нос здорово распух. Он являлся наглядным свидетельством ее недавнего позора.

Появившийся слуга сообщил Алисе, что герцог ждет ее в библиотеке. Переступив порог просторного помещения, уставленного книжными шкафами, она увидела стоявшего к ней спиной Деверилла. Заслышав ее шаги, он резко повернулся и устремил на Алису ледяной взгляд.

– Садитесь, Истленд, – произнес он тоном, не терпящим возражений.

Алиса опустилась в кресло. Герцог сел за письменный стол, на котором стоял стакан с бренди. У Алисы тревожно сжалось сердце. Она поняла, что ее ждет очередная взбучка. Однако герцог молчал. Неужели он был так зол на нее, что не находил слов, чтобы выразить свои эмоции?

– Мне очень жаль, что я расстроил вас сегодня, ваша светлость, – виновато проговорила она.

Герцог ничего не ответил. Гнетущая тишина казалась Алисе невыносимой.

– Как ваш нос, Истленд? Все еще болит? – спросил наконец Деверилл, нарушив молчание.

– Болит, ваша светлость, – вздохнув, ответила Алиса.

– Я пошлю за доктором.

– О нет, не надо!

– Вы боитесь врачей? Какой же вы трус, Истленд!

Деверилл покачал головой. Откинувшись в кресле, он скрестил руки на груди, не сводя глаз с Алисы. Она чувствовала себя маленькой и беззащитной рядом с этим большим и сильным мужчиной.

– Если я не ошибаюсь, у вас есть сестра-близнец, Истленд, – неожиданно сказал герцог.

11
{"b":"4645","o":1}