1
2
3
...
21
22
23
...
73

– Нет, Никки, я ничего не знаю…

– Моя бедная наивная сестра! Герцога называют в Лондоне Дьяволом Девериллом. Это прозвище о многом говорит.

– Значит, его здесь ненавидят?

– Да, его недолюбливают. Он дерзок и заносчив. Не проходит недели, чтобы он не дрался на дуэли. Причем поединки нередко заканчиваются смертельным исходом. Герцог отлично владеет шпагой и стреляет из пистолета, поэтому сам остается целым и невредимым. Он редко вызывает своих обидчиков, но никогда не уклоняется от вызова. Герцог принимал участие в войне с Наполеоном, он отличился в боях, показав себя превосходным стратегом и отважным воином. Но это еще не все… – Николас нахмурился. – У Деверилла репутация распутника, соблазнителя женщин. Он развлекается с ними, а когда они ему надоедают, безжалостно бросает. Он меняет любовниц как перчатки.

Алиса вспомнила, как Элинор Спенсер говорила, что скучает по герцогу. Должно быть, Блейк завел себе другую любовницу, а прекрасную блондинку бросил.

Николас испытующе посмотрел на сестру.

– Герцог не делал тебе никаких намеков? – спросил он. Алиса покачала головой:

– Нет, я же говорю, что он вообще избегает разговоров со мной!

– Значит, тебе повезло. Держись от него подальше, сестренка.

– Но как тебе удалось так много узнать о герцоге? Ведь ты только что приехал в Лондон!

Николас усмехнулся.

– Меня сопровождали двое слуг его светлости, – ответил он. – Они оказались очень болтливыми людьми, и я услышал от них столько сплетен, сколько не слышал за всю свою жизнь. Герцог не станет верно и преданно ухаживать за тобой, чтобы потом предложить руку и сердце. Не тешь себя иллюзиями, Элли. Он настоящий хищник, съест тебя и не подавится.

Николас подошел к сестре и обнял ее за плечи.

– Подумай над моими словами, и если у тебя есть какие-то чувства к герцогу, забудь о них. Он не стремится обзавестись семьей и обычно связывается с женщинами, которых при всем желании не назовешь невинными и порядочными. Вы не подходите друг другу.

– Я это знаю, – прошептала Алиса, уткнувшись лицом в плечо брата. – Он нравится мне потому, что обладает силой и энергией.

– В таком случае влюбись в какого-нибудь циркового борца или медведя, – пошутил Николас. – Это намного безопаснее.

Алиса рассмеялась, и все ее печали как ветром сдуло.

– Если бы ты знала, как мне не хватало тебя! – воскликнул ее брат. – А теперь давай я расскажу, как провел эти несколько месяцев вдали от тебя. Подозреваю, что потом у нас не будет времени пообщаться друг с другом наедине.

И Николас оказался совершенно прав. Вскоре их увлек водоворот событий. У близнецов почти не было возможности обменяться впечатлениями или просто поговорить друг с другом. День Николаса был расписан по минутам, он с утра до ночи занимался с наставниками и учителями. А Алиса проводила время с миссис Уимберли, которая обучала ее хорошим манерам.

На миссис Уимберли была возложена непростая задача. Она должна была сделать все для того, чтобы развеять слухи о новых грешках Дьявола Деверилла. В Лондоне уже поговаривали о том, что под видом подопечного он держал в своем доме девицу, с которой якобы развлекался. Репутация миссис Уимберли, достопочтенной вдовы, была безукоризненной, и любая ее воспитанница находилась вне подозрений. Поэтому эту даму и пригласили в дом герцога.

Многое значили и связи миссис Уимберли. Она служила в нескольких знатных домах, где хорошо зарекомендовала себя и куда была до сих пор вхожа. Поэтому компаньонка Алисы имела возможность создать ей хорошую репутацию, что было выгодно как самой миссис Уимберли, так и семейству герцога.

Алису раздражала царившая вокруг нее суета. Иногда ей хотелось взбунтоваться, показать свой характер и прекратить плясать под дудку своей компаньонки и бабушки герцога. Порой она выходила из себя – отбрасывала в сторону кружевной веер и отказывалась слушать наставления своих учителей. Однако миссис Уимберли всегда удавалось вразумить и успокоить ее.

Николас, к счастью, жил в Лондоне, а не в беркширском поместье Деверилла, и это радовало Алису, хотя виделись они нечасто. Если бы не влечение, которое она испытывала к Блейку, жизнь казалась бы Алисе вполне сносной. Но ее выводило из себя безразличие герцога. Он относился к ней с полным равнодушием с тех пор, как разоблачил ее. Алиса уже готова была терпеть его гнев и упреки, лишь бы не видеть, что он избегает ее. Герцогиня с полным спокойствием отнеслась к тому, что подопечный ее внука оказался женщиной.

– Мне об этом рассказал Невилл, – молвила она, обращаясь к Девериллу. – Он не понимает, как ты мог позволить одурачить себя.

– Вы сплетничаете со своими слугами?! – поразился Блейк. – Вот это новость!

– Не пытайся пристыдить меня, Блейк! Со мной этот фокус не пройдет. Ты прекрасно знаешь, что Невилл служит у меня уже почти пятьдесят лет и является, по существу, членом семьи. Кстати, а тебе известно, что твои собственные слуги давно уже догадались о том, что лорд Истленд вовсе не юноша?

– Я хочу поскорее забыть всю эту историю, хотя это очень трудно сделать, потому что мне постоянно напоминают о ней, – раздраженно сказал Деверилл.

– Теперь у тебя не один, а двое подопечных. Скажи, как ты собираешься поступить с ними?

– Утопить их, как беспородных щенков.

Эта шутка возмутила герцогиню.

– Ты стал очень грубым, Блейк, – заметила она, направив на внука лорнет, а затем взяла со стола инкрустированную табакерку.

Аделайн знала, что ее внук терпеть не может, когда женщины нюхают табак. Чтоб позлить его, она взяла щепотку, вложила ее в ноздрю и громко чихнула в носовой платок.

– Таким меня сделала жизнь, – заявил Блейк.

– Это нелепое оправдание. Ты никак не можешь забыть то, что сделали твоя мать и мисс Хатауэй. Их поступки до сих пор бередят твою душу.

– Мое отношение к женщинам вас не касается, мадам, – холодно сказал Блейк.

Герцогиня пропустила его замечание мимо ушей, зная, что если уж он начал официально обращаться к ней, значит, окончательно вышел из себя.

– Тем не менее тебе придется жениться, – сказала она. – И чем раньше, тем лучше. Ты же не хочешь, чтобы наследство перешло к Хардвику?

Блейк бросил на бабушку гневный взгляд.

– Если мой кузен должен унаследовать титул и состояние, я не могу ему это запретить.

– И ты так легко сдаешься? – возмутилась Аделайн. – Почему бы тебе не произвести на свет наследника? И не одного. Это было бы разумным решением проблемы.

– У меня нет ни малейшего желания связывать себя с какой-нибудь стервой. Все женщины изменщицы и лгуньи. Я не хочу вступать в брак только ради появления наследника.

– Но ты бы мог сделать своим наследником Истленда. При условии, конечно, что он будет себя вести как порядочный человек. Он показался мне неплохим юношей, хотя и чересчур импульсивным.

– Я не хочу, чтобы ты вмешивалась в мои дела, Аделайн. Я сам как-нибудь разберусь со своими подопечными. А ты займись лучше рукоделием.

Однако не в характере герцогини было не вмешиваться в чужие дела. Потому-то она и занялась воспитанием Алисы.

– Мы устроим бал, – сказала она как-то своему внуку. – И ты сможешь на нем поухаживать за хорошенькими девушками.

Деверилл презрительно фыркнул:

– Этого мне только не хватало! Я не желаю, чтобы по моему дому порхали разряженные девицы.

– Неужели ты хочешь держать леди Алису взаперти, без развлечений, до сорока лет? Твоя обязанность выдать ее замуж за порядочного человека. Только тогда твой долг опекуна будет выполнен. Но для этого необходимо вывозить ее в свет и устраивать приемы дома.

Блейк помолчал, а затем согласно кивнул:

– Действительно, это неплохая идея, Аделайн. Давай выдадим ее замуж!

Герцогиня улыбнулась:

– Я знаю, почему тебе так не терпится сбыть ее с рук. Ты соскучился по своей оперной певичке. Но сейчас, когда ты являешься опекуном юной девушки, ты не рискуешь запятнать свою репутацию сомнительными связями.

22
{"b":"4645","o":1}