ЛитМир - Электронная Библиотека

– В таком случае с какими мужчинами вы хотели бы общаться? – спросил Блейк. – С теми, которые, подобно Сократу, любят поговорить на философские темы? Или с теми, которые ведут бесконечные споры о политике тори, вигов и критикуют принца-регента? А может быть, вы предпочитаете воинственных мужчин, восхваляющих блестящий талант Веллингтона?

Алиса смущенно пожала плечами.

– Честно говоря, я не смогла бы поддержать подобные беседы, потому что даже не понимаю, о чем вы ведете речь, – призналась она. – И мне кажется, вы намеренно затрагиваете такие темы, о которых я не имею ни малейшего представления. Вы хотите убедить меня в том, что я совершенно невежественна.

Деверилл улыбнулся.

– Я приглашаю вас на тур вальса, – неожиданно сказал он.

Алиса растерялась:

– Да, но миссис Уимберли говорила, что…

– Она, вероятно, говорила вам, что благовоспитанные молодые леди не танцуют вальс и что господа, которые приглашают их на этот танец, не являются джентльменами? Ну что ж, возможно, пришло время открыть всем, что я – не джентльмен. Что же касается благовоспитанных молодых леди, то в прошлом году Принни[1] разрешил им танцевать вальс, и с тех пор это не считается позором в высшем обществе. – Герцог испытующе посмотрел на Алису. – Вопрос в том, умеете ли вы танцевать вальс?

– Конечно, умею!

И все же Алисе было не по себе. Нет, ее не смущало то, что на нее неодобрительно посмотрят ханжи из светского общества. Честно говоря, ее совершенно не волновало их мнение. Алиса опасалась другого. Она понимала, что ей будет трудно находиться в непосредственной близости от герцога. Она может утратить контроль над собой и положить ему голову на грудь или обвить руками шею. Блейк сводил ее с ума. Ее сердце начинало биться сильнее, когда она видела его. От его взглядов Алису бросало в жар. Она едва справлялась с обуревавшими ее эмоциями.

Впрочем, сейчас не время было копаться в своих чувствах. Блейк увлек Алису в центр зала и подал знак музыкантам. Алиса ощущала на себе пристальные взгляды гостей. Сама она не осмеливалась поднять глаза на Блейка, и ее робость забавляла его.

– Вы так внимательно рассматриваете булавку на моем шейном платке, леди Трентон, словно хотите, чтобы я вам ее подарил, – заметил он.

Покраснев, Алиса посмотрела ему прямо в глаза.

– Поверьте, ваша светлость, мне от вас ничего не нужно! – воскликнула она.

Он засмеялся и обнял ее за талию.

– Я в отчаянии! И тем не менее надеюсь, что я вам еще буду полезен в качестве вашего опекуна.

– Опекуна? – удивленно переспросила Алиса. – Но ведь я уже достигла восемнадцатилетия, а значит, срок вашего опекунства истек.

– Боюсь, что вы заблуждаетесь, миледи. Согласно завещанию старины Истленда, вы, как и ваш брат, будете находиться под моей опекой, пока вам не исполнится двадцать один год.

– Но папа оставил мне небольшое наследство, которое я могу получить, согласно его завещанию, в восемнадцать лет!

– Леди Трентон, – вальсируя, проговорил Деверилл, – не забывайте, что на нас смотрят. У вас такое лицо, как будто я сделал вам неприличное предложение. Улыбайтесь!

– И не подумаю! – буркнула Алиса, сверкнув глазами. Блейк крепче сжал ее пальцы в своей руке.

– Я считал вас более благоразумной, – заметил он. – Но, по-видимому, я ошибался.

Блейк закружил ее по залу в сторону двери, ведущей на веранду, и вскоре они оказались на свежем воздухе. Алиса остановилась и вырвала свою руку. Слова Блейка о том, что опека герцога над ней продлится еще три года, привели ее в негодование.

– Я не верю вам! – заявила она. – Покажите мне завещание графа Эдлингтона, я хочу видеть его своими глазами.

– Пожалуйста, вы можете ознакомиться с ним в любое удобное для вас время. А пока я попросил бы вас все же обращать внимание на условности, принятые в обществе, и не забывать о правилах этикета.

Желваки, заходившие на его скулах, свидетельствовали о том, что Блейк не на шутку рассердился на Алису.

– Вы меня обманываете! – заявила Алиса дрожащими от обиды губами. Ее огромные голубые глаза блестели от набежавших слез. – Вы человек властный и хотите сохранить контроль надо мной и братом. Но я люблю свободу и не позволю играть мною. Меня ничто не остановит!

– Когда вам исполнится двадцать один год, вы сможете делать все, что захотите. А до тех пор я несу ответственность за вас. Неужели вы еще не поняли, что я человек долга? Хочу я этого или нет, но мне придется выполнить последнюю волю старины Чарлза.

Алиса побледнела и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

– Простите за то, что доставляю вам столько хлопот, ваша светлость, – язвительно сказала она. – Поверьте, мне очень хотелось бы избавить вас от тяжкого бремени ответственности за меня.

– Вы стремитесь убить меня своей едкой насмешкой?

– Разве можно убить насмешкой бесчувственного человека? Я стремлюсь только к одному – обрести свободу.

– К сожалению, я не могу предоставить вам ее. Я человек долга, миледи.

– А если бы не было завещания графа, вы отпустили бы меня?

Алиса старалась не отводить взгляда от его сурового лица.

– Нет, – глухим голосом ответил герцог и крепко обнял Алису за талию. – Отпустить вас сейчас – все равно что бросить ягненка в стаю волков.

Алиса усмехнулась.

– Мне кажется, ваша светлость, что вожак этой стаи как раз и пытается пасти ягнят.

– Неужели вы думаете, что я преследую какие-то тайные цели и поэтому пытаюсь сохранить свою власть над вами? – спросил Блейк.

– Я уверена, что это именно так.

– В таком случае, черт возьми, может быть, объясните, зачем мне, по-вашему, это нужно?

– Не надо ругаться, ваша светлость, мне это неприятно.

Алисе наконец-то удалось вывести его из себя, и это доставило ей удовлетворение. Несколько месяцев Блейк осыпал ее холодными насмешками, теперь настала ее очередь поиздеваться над ним.

Блейк больно сжал ее руку.

– Отпустите меня, иначе я сейчас позову на помощь, – предупредила она.

– Ну что ж, кричите, если хотите, но вам от этого будет только хуже, – пригрозил он.

– Вы хотите вывернуть мне запястье?

– Нет, я хочу снова перекинуть вас через колено и хорошенько отшлепать. Как показал опыт, после этого вы становитесь шелковой. Вы глупая девчонка, не умеющая себя вести в приличном обществе!

– А вы, сэр… вы негодяй и распутник!

Алиса употребила те слова, которые слышала от брата. Блейк мрачно усмехнулся.

– Я вижу, вы не стоите на месте и расширяете свой словарный запас.

Алиса вспыхнула.

– А мне нельзя иначе! – с вызовом воскликнула она. – Я ведь живу под одной крышей с хорошо известным своим распутством Дьяволом Девериллом! К сожалению, я не обладаю той свободой, какой обладаете вы! О ваших похождениях ходят легенды, и я нахожу их отвратительными!

Блейк побледнел от ярости, и Алиса не на шутку испугалась. Ей вдруг показалось, что он действительно может выполнить свою угрозу и отшлепать ее прямо здесь, на веранде. Но Блейк поступил иначе. Он внезапно притянул Алису к себе и припал к ее губам в страстном поцелуе. Алису бросило в жар, и она тихо вскрикнула. Одной рукой Блейк крепко обнимал ее за талию, а ладонь другой положил на затылок Алисы, погрузив пальцы в ее густые волосы. Алисе показалось, что земля уходит у нее из-под ног.

Дрожь пробежала по телу Блейка, когда губы Алисы раскрылись, словно бутон душистого цветка, и его язык проник внутрь.

Блейк крепко прижимал Алису к своей груди, и она ощущала сквозь тонкую ткань платья исходивший от него жар. Алиса застонала. Блейк, в сущности, хотел проучить ее, но сам не заметил, как увлекся поцелуем, и это удивило его. Обычно он использовал ласки, чтобы соблазнить женщину, но сейчас он, словно на приманку, сам попался на них. Чувство нежности зародилось в глубине его души и теперь готово было выплеснуться наружу. Блейк едва сдерживал захлестнувшие его эмоции.

вернуться

1

Принни – прозвище принца-регента. – Здесь и далее примеч. пер.

26
{"b":"4645","o":1}