1
2
3
...
30
31
32
...
73

– Сегодня утром Хартфорд приезжал ко мне с визитом, – глухо промолвила Алиса. – Он сказал, что мы больше не должны видеться. Ваш внук действует очень быстро.

– Я бы так не сказала, – усмехнулась Аделайн.

–Что вы имеете в виду? – приподняв голову, спросила Алиса. – Не прошло и дня, как Хартфорд явился ко мне с жалким видом!

– Я говорю совсем о другом.

Аделайн глубоко задумалась. Она размышляла о том, что ее внук не торопится заводить наследника. Герцогиня не могла допустить и мысли о том, что все их состояние достанется Хардвику и его потомкам.

– Я глубоко несчастна, – призналась Алиса. – Мне осталось только надеяться, что брат не выгонит меня из своего дома. Я превращусь в старую ханжу и буду довольствоваться крупицами любви и внимания его детей.

На губах Аделайн заиграла улыбка.

– Ваше будущее представляется мне вовсе не таким мрачным. Думаю, вы найдете хорошего мужа и будете счастливы в браке, дорогая моя.

– Нет, Деверилл не допустит этого! – в отчаянии воскликнула Алиса.

– Но через два месяца вы получите полную свободу, дорогая, и сможете делать все, что вам заблагорассудится. – Аделайн помолчала, а потом задала вопрос, который давно вертелся у нее на языке: – Так что же вы собираетесь предпринять, когда обретете самостоятельность?

Алиса ответила не сразу.

– Не знаю, – помолчав, сказала она. – Наверное, прежде всего съезжу в гости в Америку. Я не хочу оставаться там, потому что Никки в ближайшее время не собирается за океан. Кроме того, меня очень беспокоит связь брата с этой актрисой.

Алиса встала и нервно заходила по комнате.

– Не тревожьтесь, думаю, Блейк все уладит. Если я не ошибаюсь, он как раз поехал к вашему брату. Да, сейчас Николасу не позавидуешь. Не хотела бы я оказаться на его месте!

Николас с недовольным видом слушал своего опекуна.

– Я знаю по своему опыту, что Глория обходится недешево. Вы уверены, что ваш кошелек выдержит такие непомерные траты, Истленд?

– Я умею осадить Глорию и умерить ее аппетиты, – возразил Николас, едва сдерживая гнев. Ему не нравилось, что герцог вмешивается в его личные дела. – Не понимаю, почему вас интересует то, с кем я провожу свободное время?

– Потому что вы неопытны, и такая пройдоха, как Глория, может запросто обвести вас вокруг пальца. Она обдерет вас как липку.

– Я благодарен вам за заботу, – процедил Николас сквозь зубы, – но я как-нибудь сам разберусь в своих отношениях с мисс Уитфилд. Я не нуждаюсь в советах, ваша светлость.

– Не забывайте, что еще целых два месяца я буду контролировать ваши финансы, – усмехнулся Деверилл. – И я не позволю вам бездумно тратить ваше состояние.

Николас промолчал, боясь, что может вспылить и наговорить такого, о чем впоследствии пожалеет.

– Вы научились сдерживать себя, – заметил Деверилл, – это похвально. Надеюсь, что еще не все потеряно и вы одумаетесь, Истленд.

– Мне хотелось бы самому решать, с кем мне общаться, ваша светлость.

– Я не запрещаю вам ездить к мисс Уитфилд, но хотел бы предупредить вас, что эта женщина не умеет хранить верность. Она всегда выбирает того, кто дает ей больше денег.

– Я не испытываю к ней сильных чувств, ваша светлость. Я просто провожу с ней время.

– Тем не менее вы тратите на нее уйму денег. Через два месяца вы можете потерять все состояние. Я вынужден уменьшить ваши расходы, Истленд.

Когда герцог ушел, Николас задумался над его словами и не мог не признать правоты Блейка. Николас никогда не питал иллюзий по поводу прекрасной мисс Уитфилд, но герцог окончательно открыл ему глаза, и Николасу стала совершенно ясна порочная сущность его любовницы. Теперь ему было стыдно, что с ним обходились как с глупым щенком.

Испытывая сильную досаду, Николас вышел из дома, но направился не к Глории, а на Бонд-стрит, в боксерский клуб, чтобы позаниматься спортом и снять напряжение.

Алиса, к сожалению, не могла последовать примеру брата и вынуждена была скрывать свое раздражение от герцогини. Она уже жалела о том, что слишком многое поведала ей. Аделайн, как показалось Алисе, так и не поняла ее, считая, что Алиса погорячилась.

– Успокойтесь, моя дорогая, Блейк вел себя, как всегда, заносчиво. Но вы должны были уже привыкнуть к его поведению. Не стоит придавать большое значение его бестактности.

– Тетя Аделайн, как вы можете так говорить! – возмущенно воскликнула Алиса. – Ваш внук, по существу, совершил насилие надо мной!

Ошеломленная ее словами, герцогиня взяла свой лорнет и навела его на Алису.

– Он изнасиловал вас?! О Боже, да он совсем потерял голову!

– Нет, нет, – поспешно сказала Алиса. – Он вовсе не изнасиловал меня в том смысле, какой придают этому слову.

– Хорошо, в таком случае что вы подразумеваете под словами «совершил насилие»? Я знаю только один, совершенно определенный смысл этих слов, – сердито сказала герцогиня. – Выражайтесь точнее, дорогая моя, иначе вы можете перепугать меня до смерти!

– Я хотела сказать, что он стал навязывать мне свою волю, ограничивать мою свободу и самостоятельность. Герцог держит меня в ежовых рукавицах, и это вызывает у меня возмущение.

– Если уж вам так хочется обрести полную самостоятельность и независимость, вы можете выйти замуж за старика Эверли, – заметила герцогиня. – Он вот-вот умрет, и вы останетесь вдовой.

Алиса хмуро посмотрела на Аделайн.

– В такие игры я играть не собираюсь.

– В таком случае смиритесь с тем, что вы всю свою жизнь будете зависеть от мужчин – или от своего брата, если останетесь старой девой, или от мужа. Таковы законы общества, в котором мы живем, дорогая моя, и ничего тут не поделаешь.

Скрестив руки на груди, Алиса нервно расхаживала по комнате, и герцогиня подумала, что ее размолвка с Блейком была более серьезной, чем это показалось ей на первый взгляд. Может быть, Алиса чего-то недоговаривала? Нет, Аделайн не сомневалась в том, что Блейк не мог забыться до такой степени, чтобы изнасиловать невинную девушку. Но по всей видимости, он действительно вел себя с ней очень грубо.

И тут Аделайн вдруг осенило. Она наконец поняла, в чем было дело, и внимательно посмотрела на Алису, остановившуюся у окна. Герцогиня улыбнулась.

– Алиса, – сказала она, – я должна совершить деловые поездки по нескольким адресам. Вы не составите мне компанию?

– С удовольствием, тетя Аделайн. Мне не помешает развеяться.

– Прекрасно, так я и думала.

На самом деле Алисе не очень-то хотелось сопровождать герцогиню, которая, очевидно, собралась проехаться по магазинам. Тем не менее она поехала с ней, и они вернулись домой уже к вечеру. Аделайн настояла на том, чтобы Алиса задержалась у нее.

– Останьтесь, дорогая моя, хотя бы на часок, – попросила Аделайн. – Вы поможете мне составить список гостей, которых мы пригласим на маскарад. А потом я прикажу Чизвику отвезти вас домой. Давайте выпьем горячего шоколада и поговорим о несносном Блейке.

Алиса улыбнулась:

– В таком случае я должна отправить Никки записку, иначе он будет беспокоиться.

– Но вы же говорили, что по вечерам он редко бывает дома, – заметила Аделайн.

Все же она подошла к письменному столу и достала бумагу и гусиное перо.

– А вдруг сегодня он никуда не поехал? Я не знаю о его планах на вечер.

Алиса села за стол и, быстро написав, записку брату, передала ее герцогине.

– Не беспокойтесь, дорогая моя, я немедленно отправлю кого-нибудь к Николасу, – сказала Аделайн. – А пока я попрошу Милли приготовить нам шоколад. Если хотите, я могу приказать подать нам холодного цыпленка.

– Нет, спасибо, я не голодна, – отказалась Алиса, присаживаясь на стул у горящего камина.

Вечер прошел в приятной беседе. Около девяти часов, когда слуга доложил, что экипаж подан и леди Трентон может ехать домой, Алиса вдруг почувствовала, что у нее слипаются глаза.

– Как странно, – смущенно улыбнулась она, – меня клонит в сон. Оказывается, я сегодня очень устала.

31
{"b":"4645","o":1}