ЛитМир - Электронная Библиотека

– Оставьте нас, Кэррик.

– Как вам будет угодно, ваша светлость, – пробормотал слуга, поклонившись герцогу.

Алиса понимала, что ей тоже следует быть почтительной с герцогом, но после такого неучтивого приема она не могла заставить себя вежливо говорить с ним. Он грубо обошелся с ней, и Алиса, которая чувствовала себя смертельно уставшей с дороги и голодной, боялась, что не сумеет сдержать свой гнев. Скрестив руки на груди, она бросила на Деверилла высокомерный взгляд.

Герцог насмешливо смотрел на нее.

– Ты маленький злой нищий, – проговорил он, сверля Алису недобрым взглядом.

Алисе стало не по себе. В комнате установилась тишина, нарушаемая лишь тиканьем настенных часов. Этот звук действовал Алисе на нервы. Манера герцога молча разглядывать ее раздражала гостью.

– Ну ладно, сойдет, – наконец сказал Деверилл. – Правда, тебе придется нарастить мышцы и развить мускулатуру, а то ты слишком похож на девчонку.

– В самом деле? – дерзко спросила Алиса.

Она начинала тихо ненавидеть этого человека, так неласково встретившего ее на чужбине. Теперь Алиса обвиняла его во всех своих бедах. Это он разлучил ее с братом и заставил прибегнуть к маскараду. Он вынудил ее оставить родину и отправиться за океан.

Деверилл грозно нахмурился, и у Алисы сжалось сердце. Его ледяной взгляд выражал такую неистовую ярость, что Алиса начала понимать, почему Кэррик так трясется от страха в присутствии своего господина.

– Ах ты маленький наглец! Кто научил тебя так дерзить? Можно подумать, что ты воспитывался в каких-то трущобах. Неужели твои родители были такими же подонками, как ты?

Алиса побледнела от гнева и бросилась защищать своих почтенных родителей.

– Мои родители были бы крайне недовольны тем, как я сейчас разговариваю с вами, сэр… – дрожащим от волнения голосом промолвила она. – Но и они тоже не стали бы потворствовать дурным манерам невоспитанного мужлана.

Желваки заходили на скулах герцога.

– Меня радует только одно, – ровным голосом сказал он. – Тебе, похоже, уже не нужны няньки. Ты умеешь вести словесную дуэль и выходить из нее победителем. – Деверилл снова окинул Алису испытующим взглядом. – Тебе необходимо только немного возмужать. Слишком уж нежный и хрупкий у тебя вид. Черт возьми, вот уж услужил мне кузен Истленд, обременив просьбой позаботиться о тебе! Лишь мои мягкосердечие и доброта не позволили мне отказать ему.

Герцог осклабился, показав свои великолепные зубы. Алису не отпускал страх, она испытывала недоверие к этому человеку. Вот уж никогда бы не назвала она герцога «добрым».

– Поскольку ты, неблагодарный щенок, отныне являешься лордом Истлендом, – произнес герцог, – тебе следует хорошенько усвоить некоторые вещи. Ты должен знать, кому ты можешь показывать свой характер, а кого должен остерегаться, как чумы.

– Что касается последнего, сэр… то есть ваша светлость, мне кажется, я уже хорошо это усвоил.

– Что-то трудно мне поверить в твою искренность, парень, – мрачно заметил Деверилл. – Учти, тебе грозит хорошая взбучка, если ты не возьмешься за ум. Не скрою, мне доставит огромное удовольствие проучить тебя. Но сегодня, так и быть, я проявлю снисходительность к тебе, поскольку вижу, что ты устал с дороги.

Алиса решила держать язык за зубами, чтобы не наговорить Девериллу еще больше дерзостей. Герцог выждал несколько секунд, молча глядя на нее, а затем позвонил в колокольчик.

– Покажите этому нахальному щенку его комнаты, Кэррик, – велел он явившемуся на зов слуге. – А завтра с утра начните заниматься его воспитанием. Похоже, нам придется немало потрудиться, прежде чем из этого негодяя выйдет порядочный англичанин.

Алиса уже повернулась было, чтобы выйти из комнаты вслед за Кэрриком, но последняя фраза хозяина дома задела ее за живое.

– Я американец, сэр! – резко остановившись, заявила она. – И останусь им до конца своих дней!

Кэррик бросил испуганный взгляд на Деверилла, но тот только усмехнулся. Некоторое время герцог задумчиво смотрел на раскрасневшееся сердитое лицо Алисы.

– Мне всегда было интересно узнать, чем американец отличается от англичанина, – промолвил он. – Пока я выяснил лишь то, что американцам определенно недостает хороших манер. А теперь иди с Богом, иначе ты окончательно выведешь меня из себя и я устрою тебе взбучку, которой ты вполне заслуживаешь.

Алиса попятилась к двери, уловив в тоне герцога скрытую угрозу. Она видела по блеску в его глазах, что он не на шутку рассержен на нее. Алиса понимала, что своим повелением сама спровоцировала герцога. Следуя за Кэрриком, Алиса сделала неловкое движение, и с ее ноги соскользнул сапог.

– О Боже! – услышала она за спиной презрительный голос герцога. – Какой неуклюжий щенок!

Кэррик тут же бросился ей на помощь.

– Разрешите, милорд, помочь вам, – пробормотал слуга, опустившись на колени. Он быстро надел сапог на ногу Алисы, а затем торопливо вывел ее из кабинета, опасаясь еще большего гнева герцога.

Оказавшись в коридоре, Алиса почувствовала, что у нее дрожат колени, ладони стали влажными, а руки холодными.

– Кажется, я ему не понравился, – пробубнила она, поймав на себе полный ужаса взгляд Кэррика.

Слуга смущенно кашлянул, стараясь взять себя в руки и успокоиться.

– Надеюсь, что это впечатление ошибочно, милорд, – наконец заговорил он. – Вам надо подкрепиться и хорошенько выспаться. Утром вы встретите новый день со свежими силами. Я думаю, все будет хорошо.

– Вы действительно так считаете? – с сомнением спросила Алиса. – А мне кажется, что это только начало. Похоже, меня в этом доме не ожидает ничего хорошего.

Глава 3

– Лорд Истленд, лорд Истленд, – услышала Алиса сквозь сон чей-то голос и, застонав, спрятала голову под подушку.

Но вспомнив, где она находится и чью роль играет, Алиса села на кровати, натянув одеяло до подбородка. В высоких окнах едва брезжил рассвет. Рядом с постелью стоял слуга.

– Я проснулся, мне не нужна ваша помощь, – резко сказала Алиса хрипловатым со сна голосом.

Сердитое выражение ее лица произвело нужное впечатление на камердинера. Он явно струхнул.

– Его светлость ожидает вас в столовой, милорд. Велите подать вам одежду?

Алиса кивнула.

– Да. Я хочу одеться потеплее, приготовьте мне соответствующий костюм, – распорядилась она и, поймав удивленный взгляд слуги, пояснила: – Мне кажется, здесь, в Англии, слишком прохладно.

«А его светлость слишком проницателен, – добавила она про себя. – Он может заметить мою грудь, если я не скрою ее под несколькими слоями одежды».

Впрочем, у Алисы была маленькая грудь, и она могла не опасаться, что герцог обратит на нее внимание. Да Алиса и не боялась, что ее в конце концов разоблачат. Главным для нее было продержаться эти несколько месяцев до ее совершеннолетия. А там хоть трава не расти!

– Хорошо, милорд, я сделаю все, как вы велели, – с поклоном отозвался камердинер. По выражению его лица трудно было понять, что он при этом думал о своем юном господине.

Алису поражали эти бесстрастные невозмутимые англичане. Интересно, как бы они прореагировали на ее появление в бальном платье или в ночной сорочке? Особенно ей хотелось бы посмотреть на выражение лица герцога Деверилла.

Алиса вдруг подумала о том, что у герцога наверняка должно быть имя. Но как его звали? Она стала вспоминать, не произносил ли его мистер Хорнбик или Никки. Но при мысли о брате к горлу Алисы подкатил комок. Нет, ей нельзя думать о нем! Что будет, если слуга застанет ее в слезах в одной тонкой сорочке, сквозь которую просвечивает ее тело?

Алиса оделась, радуясь тому, что ей никто не мешал. Ее раздражали слуги, шнырявшие всюду по дому и норовившие вмешаться в любое дело. Собравшись с духом, она приготовилась к встрече с герцогом. Помня вчерашний прием, Алиса не ждала от нее ничего хорошего.

И ее опасения, к сожалению, оправдались. Войдя в столовую, она сразу заметила, что герцог находится в дурном расположении духа. Он сердился на своего гостя за то, что тот опоздал к завтраку. Деверилл даже не взглянул на Алису, когда она подошла к длинному столу и села у его противоположного конца. За окнами шел надоедливый дождь, барабаня по стеклам и наводя тоску.

4
{"b":"4645","o":1}