ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– В Лондоне все полагают, что вы с Хартфордом – любовники, – сказал Блейк. – Ходят слухи, что вы хотели пожениться, но я воспрепятствовал этому. Всем известно, что наш брак основан не на любви.

Дрожь пробежала по телу Алисы, но она взяла себя в руки.

– Значит, все считают, что я поступаю точно так же, как ты? Что я, взяв пример с тебя, завела себе любовника? Даже если бы это было так, я бы все равно не смогла сравниться с тобой по степени аморальности. Ведь у тебя не одна, а две любовницы, не так ли? Или, может быть, их уже больше? Слухи до сельской глуши доходят очень медленно.

– Помнится, ты не возражала и даже дала мне свое благословение, когда я сказал, что собираюсь продолжить отношения с актрисами и балеринами, – насмешливо сказал Деверилл, поглядывая на рассерженную Алису.

– Это вырвалось у меня в пылу ссоры. Только негодяй мог запомнить эти слова и цитировать их!

– Попридержи свой язычок, Алиса! – грозным тоном сказал Блейк. Его зеленые глаза горели огнем ярости. В клубе «Уайтс» уже ходили слухи о визите Роберта в усадьбу Деверилла в отсутствие хозяина. Как выяснил Блейк, их распространял барон Шелфорд, ссылаясь на Эрона Хардвика. – Я предупреждал, что не намерен делиться с другими тем, что по праву принадлежит мне, но ты, наверное, плохо меня слушала.

– Неужели ты веришь сплетням, Блейк? – возмутилась Алиса. – Эти грязные слухи распространяет твой кузен. Я считала тебя умным человеком…

Блейк промолчал, однако задумался над словами жены.

– Я не буду оправдываться, – продолжала Алиса. – На каждый роток не накинешь платок, Блейк. Но ведь я-то знаю, что ни в чем не виновна.

– Какие чувства ты испытываешь к Хартфорду? – спросил Блейк, не спуская глаз с жены.

– Только дружеские, – твердо сказала она.

Однако у Блейка были некоторые сомнения на этот счет. Возможно, Алиса бросилась в Лондон после визита своего любовника, надеясь воспрепятствовать распространению сплетен. Или чтобы разубедить Блейка в том, что слухи имеют под собой реальную почву. Зачем она надела такую соблазнительную ночную рубашку? Неужели она решила использовать столь коварный способ, чтобы одурачить его? А что, если Алиса все же говорит правду? Может быть, она действительно ни в чем не виновата? В таком случае все эти сплетни являются кознями Эрона Хардвика, который пытается разжечь в душе Блейка бешеную ревность.

Да, Деверилл действительно не находил себе места от ревности. И его бесило не только то, что кто-то покусился на его собственность. Блейку была невыносима мысль о том, что другой мужчина прикасается к Алисе, что она издает хриплые крики и стоны в объятиях другого мужчины, что чужие губы целуют ее.. Он готов был разорвать Хартфорда, потом поехать в усадьбу и сурово наказать жену за неверность. Взгляд, которым Блейк окинул Алису, горел страстью. Его возбуждение нарастало, ему не терпелось скинуть с себя одежду и заняться любовью с женой. На ней была столь соблазнительная ночная рубашка, что, казалось, в ней Алиса не оставила бы равнодушным и святого. В огромных голубых глазах Алисы застыло выражение беспомощности и надежды.

Блейк тряхнул головой, стараясь избавиться от чар жены. Нет, он не желал уступать ей без боя. Блейк встал и прошел к столику с напитками, чтобы налить себе бренди. Он чувствовал на себе взгляд Алисы, которая не понимала, почему муж сердится и не хочет приласкать ее. Однако в душе Блейка не было злости на жену, его суровость и равнодушие были наигранными. Блейк ушел в себя, как чувствующая надвигающуюся опасность улитка уходит в свою раковину.

– Напрасно ты легла в мою постель, Алиса, – прищурившись, сказал он. – Ступай к себе!

Алиса побледнела от обиды, но не показала виду, что слова мужа оскорбили ее.

– Я уже поняла, что совершила ошибку, – заявила она. – Мне не хочется спать в одной постели с мужчиной, который нарушает данную им у алтаря клятву верности!

Блейк сжал в руке стакан с бренди.

– Не забывайся, Алиса, – с угрозой в голосе произнес он. – Ты можешь наговорить сейчас такого, о чем впоследствии будешь жалеть.

Слезы навернулись на глаза Алисы. Она вскочила с кровати.

– Я буду говорить все, что считаю нужным! – воскликнула она. – Если ты убьешь меня за это, я буду только рада! По крайней мере ты избавишь меня от мук!

Алиса повернулась и направилась к двери, ведущей в смежную комнату. Чувствуя на себе пристальный взгляд мужа она старалась сохранять хладнокровие. Алиса не простила бы себе, если бы показала свою слабость. Аделайн ошибалась: Блейк не испытывал к ней никаких чувств, теперь Алиса убедилась в этом. Алисе было стыдно за то, что она пыталась соблазнить Блейка.

– Алиса, – услышала она, когда открыла дверь в свою спальню и уже хотела переступить порог.

? Да?

Она повернулась и взглянула на мужа.

– Выброси эту ночную рубашку.

Ничего не ответив, Алиса захлопнула за собой дверь. Ее душили слезы стыда и боли. Войдя в гардеробную, она в клочья порвала свою ночную рубашку из тонкой ткани. В этот момент Алиса ненавидела и себя, и ту актрису, которая сумела зажечь в груди Блейка огонь страсти. Теперь Алиса понимала, что ей не следовало покидать поместье. Во всяком случае, тогда она избавила бы себя от унижений.

Глава 18

– По выражению вашего лица не скажешь, что вы чувствуете себя счастливой, – заметила леди Софи Уитком.

Алиса пожала плечами.

? Я и не говорю, что счастлива, – честно призналась она. —Хотя в поместье мне было хорошо.

– Я думаю, что Лондон – не то место, где молодожены могут ощущать себя счастливыми, – продолжала Софи с задумчивым видом. – Я понимаю, что Хардвик – ужасный сплетник, и уверена, что вы с Хартфордом не сделали ничего предосудительного. Я дружна с Робертом и всегда старалась предостеречь его от опрометчивых шагов. В частности, я не раз пыталась открыть ему глаза на Хардвика, но Роберт не слушал меня. Мужчины порой ведут себя как идиоты.

– Мне кажется, женщины в этом мало чем отличаются от них, – с грустной усмешкой заметила Алиса. – Мне не следовало принимать в своем доме Хардвика и Роберта в отсутствии Блейка.

– Глупости! – возразила Софи. – Это был обыкновенный визит. Вы же принимали Роберта не в своей спальне, а в гостиной. Кроме того, он приехал к вам не один. Все приличия были соблюдены.

Алиса через силу улыбнулась.

– Да, вы правы, – согласилась она с Софи.

– Деверилл ревнует вас, не имея на то никаких причин. С мужчинами такое часто происходит.

– Вы думаете, что он меня ревнует? – удивленно переспросила Алиса. – Нет, мне так не кажется… Но даже если это ревность, то она основана не на чувствах, не на сердечной привязанности ко мне. Блейку просто не понравилось, что кто-то посягнул на принадлежащую ему вещь.

– Вы ошибаетесь. Мой Эван присутствовал при разговоре в клубе. По его словам, когда Хардвик заговорил о посещении вашей усадьбы, Деверилл побледнел так, как будто его ударили в солнечное сплетение. Эван был очень удивлен такой реакцией Дьявола Деверилла. С Блейка слетела маска равнодушия, и все увидели, каков он на самом деле. Вы же знаете, что мужчины грубы и бесчувственны. Они старательно скрывают свои эмоции и могут, не моргнув глазом, потерять за карточным столом поместье или целое состояние. Но если джентльмен реагирует на известие о любовнике своей жены так бурно, как это сделал Блейк, то это говорит о его сильных чувствах к ней.

– И все же мне не верится, что Блейк любит меня…

– Послушайте, Алиса, чтобы ощущать уверенность, вам надо держать Деверилла под каблуком.

Алиса бросила на подругу изумленный взгляд.

– Простите, что вы сказали? – переспросила она.

Софи засмеялась:

– Вы не ослышались, дорогая моя. Я действительно посоветовала вам держать Блейка под каблуком. Вы должны полностью подчинить его себе. А это можно сделать только любовью и лаской. Убедите его в том, что он – единственный, кто вам действительно нужен, что вы жить без него не можете, и он вам покорится.

44
{"b":"4645","o":1}