ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно Деверилл оторвался от чтения утренней почты и пронзил Алису ледяным взглядом. Кэррик быстро наклонился и прошептал ей на ухо:

– Вы не должны садиться за стол, милорд, до тех пор, пока его светлость не пригласит вас.

Алиса нахмурилась, но все же, поколебавшись, встала из-за стола. Герцог как будто тут же забыл о ней и снова углубился в чтение. Алиса ждала, когда же он пригласит ее к столу, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Время шло, а Деверилл все занимался утренней почтой, не обращая на Алису ни малейшего внимания.

От блюд, стоявших на дубовом буфете, исходили восхитительные ароматы, возбуждавшие аппетит. У Алисы заурчало в желудке. Герцог поднял на нее взгляд, и лицо Алисы залилось краской смущения.

– Садитесь, Истленд, – сказал хозяин дома, и Алиса опустилась на стул.

Накануне вечером Кэррик подал ей в спальню лишь легкий ужин, и теперь она умирала от голода. Лакей перенес приготовленные блюда с буфета на стол. Алиса положила себе всего понемногу – почек, ветчины, яиц под сливочным соусом, горячей сдобы, джема и фруктов. Насытившись, она посмотрела на герцога и увидела, что он внимательно наблюдает за ней. У Алисы тут же кусок застрял в горле.

– Я знаю, что все юноши ужасно прожорливы, – холодно заметил он, – но нельзя же есть все подряд. У вас, молодой человек, будет несварение желудка!

Слегка смутившись, Алиса вытерла губы льняной салфеткой.

– Прошу меня простить, сэр, за отсутствие хороших манер, – сказала она.

Герцог удивленно поднял бровь.

– Вы извиняетесь? Прекрасно. В вас заметны перемены в лучшую сторону. – На губах Деверилла заиграла улыбка. – Возможно, вы не так уж безнадежны.

Алиса промолчала. Деверилл явно издевался над ней, но теперь, после отдыха и хорошего завтрака, Алису было не так-то просто вывести из себя. При первой встрече она произвела плохое впечатление на хозяина дома. Да, он был, конечно, несправедлив к ней. Но Алисе необходимо было продержаться эти несколько месяцев, и она решила терпеть все нападки герцога, стараясь смягчить его нрав.

Видя, что его юный подопечный не собирается возражать ему, Деверилл сделал знак человеку, стоявшему в углу комнаты.

– Пауэрс, – сказал он, – позаботьтесь о том, чтобы лорд Истленд уже сегодня утром начал свои занятия. Кэррик пригласил всех необходимых учителей. Вы можете расположиться в кабинете западного крыла дома.

– Слушаюсь, ваша светлость.

Алиса беспокойно заерзала на стуле.

– А чему вы собираетесь учить меня, мистер Деверилл? – поинтересовалась она.

Герцог ничего ей не ответил. Пауэрс бросил на Алису холодный взгляд.

– Ваша светлость, услужливо подсказал ей Кэррик, и она тут же поняла свою ошибку, однако ей не хотелось ее исправлять.

– Почему я должна называть вас «ваша светлость»? Разве у вас нет имени? – не скрывая своего возмущения, спросила она.

Кэррик хотел ответить на ее вопрос, но герцог остановил слугу.

– У меня, конечно же, есть имя, – промолвил он, – как у каждого человека. Но по имени меня зовут только близкие люди, а вы, Истленд, не входите в их число.

Алиса открыла было рот, чтобы что-то возразить, но Деверилл не дал ей ничего сказать.

– Молчите! Я понимаю, что для вас непривычно ваше новое имя, однако ничего не поделаешь. Для всех окружающих, кроме самых близких, вы больше Не Николас Трентон, а лорд Истленд, Я не отношу себя к числу близких вам людей, поэтому буду называть вас Истлендом, а вы меня «вашей светлостью», хотя при рождении мне дали имя Энтони Блейк Чарлз Кренделл. Но теперь я – герцог Деверилл, которого знает вся страна. И я сильно сомневаюсь, что когда-нибудь позволю вам называть себя просто Девериллом, не говоря уже о моем имени. Вам все понятно?

Некоторое время Алиса не могла промолвить ни слова, чувствуя жгучую обиду. Герцог разговаривал с ней очень жестко и высокомерно. Она молча кивнула, давая ему понять, что приняла к сведению его слова, и Деверилл снова обратился к Пауэрсу.

– Познакомьте лорда с расписанием занятий, – распорядился он, – Надеюсь, мой подопечный окажется прилежным учеником.

Потупив взор, Аписа последовала за гувернером. Теперь она люто ненавидела герцога. При столь замечательной внешности, он обладал ужасным характером. Алисе было невыносимо трудно общаться с ним. Он постоянно унижал ее.

Совсем иначе Алису воспитывали дома. Ее родители никогда не придавали значения титулам и принадлежности к тому или иному сословию. А теперь ей приходилось учиться, как обращаться к людям в английском обществе. Но откуда ей было знать, у кого какой титул? Ее дедушки и бабушки боролись за независимость своей страны от Британской империи не для того, чтобы их внучка заново начала изучать историю английских аристократических родов.

Последняя война с Англией закончилась два года назад, но Алиса хорошо помнила оживленные обсуждения событий того времени в отчем доме. Сейчас у Алисы складывались собственные впечатления об англичанах. Раньше она думала, что они очень похожи на американцев, поскольку и те и другие говорят на одном языке. Однако теперь она прекрасно видела различия.

Алису поразил дом герцога, в котором, как ей казалось, было не меньше трехсот комнат. Холодный прием обидел ее до глубины души, а сам Деверилл показался слишком высокомерным и грубым. Может быть, она совершила ошибку, явившись сюда? Шагая за Пауэрсом по длинным широким коридорам, Алиса размышляла о сложившейся ситуации. Размеренная жизнь в монастыре теперь казалась ей даже более привлекательной, чем пребывание в этом огромном доме, под одной крышей с надменным человеком, ни в грош не ставившим ее.

В кабинете, отведенном под классную комнату, Алису, то есть лорда Истленда, встретил целый взвод наставников. Под их руководством она должна была изучать французский, немецкий, итальянский, испанский, латинский и греческий языки. Кроме того, в расписании стояли занятия по математике, географии, мировой истории, грамматике, литературе… Алису должны были обучать также рисованию и музыке.

Когда она осознала, сколько всего ей придется усвоить, у Алисы голова пошла кругом. Почти все ее учителя были чопорными англичанами, лишенными чувства юмора. И это осложняло ее общение с ними.

В полной тишине Алиса села за резной письменный стол и посмотрела на стопку лежавших на нем учебников. Из всего множества предметов, которые ей предстояло изучать, ее интересовали лишь английская история, рисование и музыка. Алиса пригорюнилась, будущее рисовалось ей в мрачных тонах.

Вскоре, однако, учителя ушли, поскольку это был первый, ознакомительный, день занятий, и Алиса осталась один на один с книгами.

– И все эти предметы мне будут преподавать каждый день? – в отчаянии спросила она Кэррика, вошедшего в кабинет с подносом.

Кэррик с улыбкой покачал головой:

– Нет, милорд. Ваши учителя составят расписание, в соответствии с которым вы и будете заниматься. По понедельникам вам будут преподавать математику и естественные науки. По вторникам два языка и английскую историю, по средам географию и мировую историю, по четвергам два языка, английскую грамматику и рисование, по пятницам латинский язык, литературу и музыку.

– Как у вас все четко продумано, – вздохнув, сказала Алиса и покосилась на поднос, который слуга держал в руках. – А по субботам и воскресеньям занятий не будет?

– По субботам вы будете заниматься верховой ездой и физическими упражнениями, милорд. А по воскресеньям, по распоряжению его светлости, вы будете ходить на богослужения в усадебную часовню или в деревенский храм. Его светлость должен время от времени появляться перед жителями деревни, арендующими его землю.

Алиса откинулась на обитую кожей спинку стула и закрыла лицо руками.

– Я хочу домой, – простонала она.

– Это невозможно, милорд. Теперь вашим домом является поместье Деверилл.

Алиса опустила руки и удивленно взглянула на Кэррика.

– А я думала, что Деверилл – фамилия герцога.

5
{"b":"4645","o":1}