1
2
3
...
50
51
52
...
73

И действительно, купальня удивила Алису. Увидев ее, она была сначала поражена, а потом звонко рассмеялась. То была деревянная кабина на колесах, которую тащила лошадь. Повозка останавливалась в море на мелководье. Дамы, скрытые от посторонних глаз, переодевались здесь в рубашки с длинными рукавами, а потом по ступенькам сходили в воду. В этом им помогали слуги.

– Эти купальни кажутся мне абсолютно нелепым приспособлением! – смеясь, воскликнула Алиса. – В Америке мы просто входили в воду и купались.

– У нас все иначе. И я не советовала бы вам поступать так, как вы это делали дома. Придется вам привыкнуть к нашим купальням, Хотите опробовать их?

Алиса, нахмурившись, покачала головой.

– Я с удовольствием искупалась бы, – пояснила она, – но мой муж завтра же узнает об этом и, боюсь, не одобрит мой поступок.

Софи вздохнула.

– Наверное, вы правы. Но не можете же вы из-за каких-то сплетен и слухов портить себе удовольствие, – возразила она. – И вообще я не хочу, чтобы вы вспоминали о муже. Я вас пригласила к себе в поместье для того, чтобы дать ему возможность соскучиться по своей жене.

Чтобы отвлечь Алису от мыслей о муже, Софи постоянно возила ее на различные мероприятия. Подруги ездили в библиотеку Доналдсона, где обычно собирались сливки лондонского общества, а также в игорные заведения.

– Я не умею играть в карты, – прошептала Алиса на ухо подруге, когда та усадила ее за покрытый зеленым сукном стол. – Может быть, лучше вернемся в библиотеку? Там я чувствую себя намного комфортней, хотя эта библиотека скорее похожа на зал для собраний и балов.

– Нет, мы останемся здесь.

– Я чувствую себя скорее вашей пленницей, нежели гостьей, – раздраженно заметила Алиса.

– О, не сердитесь! – воскликнула Софи. – Я просто хочу, чтобы вы избежали нежелательных встреч.

Алиса бросила на подругу удивленный взгляд: – Каких встреч?

– Я не хочу, чтобы вы неожиданно столкнулись с Хардвиком или лордом Секстоном. Они оба часто бывают в библиотеке Доналдсона. Поэтому советую вам держаться поближе ко мне.

– Хорошо, – вздохнув, согласилась Алиса. – Мне сейчас, как никогда, нужен ангел-хранитель.

– Нет, вам просто нужна хорошая подруга, возразила Софи.

Дружба с Софи помогала Алисе справляться с трудностями. Без нее она просто сошла бы с ума, не имея никаких известий от Блейка. Аделайн ненадолго приезжала в Брайтон, но не стала задерживаться здесь. Влажный морской воздух был ей вреден. Она призналась, что, к сожалению, не сможет дать Алисе разумного совета.

– Я уже сделала попытку вмешаться в вашу жизнь и, похоже, натворила много бед, – сказала Аделайн. – И теперь я решила, что вы сами должны справляться с вашими проблемами. Поступайте так, как считаете нужным.

– Но вы же видите, что у нас ничего не получается, – пожаловалась Алиса.

Если бы у Алисы было какое-то постоянное занятие, она, возможно, не думала бы столь упорно о муже. Однако праздный образ жизни оставлял слишком много свободного времени, и Алиса без конца спрашивала себя, почему муж не приезжает за ней.

Впрочем, она старалась казаться спокойной и счастливой. Алиса научилась играть в карты и много времени проводила в казино. Она также посещала приемы, которые устраивал в своем новом павильоне Георг IV. Король показался ей весьма любезным, но довольно хитрым человеком. Георг еще не был официально коронован и строил грандиозные планы, обдумывая церемонию своей коронации.

Несмотря на все светские развлечения, Алису ничего по-настоящему не интересовало. Лето подходило к концу, и отдыхающие начали понемногу возвращаться в Лондон. Алисе не хотелось ехать в столицу. Она предпочла бы вернуться в Беркшир.

– Мне так хочется оказаться сейчас в усадьбе Девериллов, – призналась Алиса. – Или уехать в поместье Истленд. А в Лондоне мне делать нечего.

– У вас есть известия от брата? – поинтересовалась Софи.

– Я получила от него одно письмо из Парижа, очень лаконичное. Но теперь я по крайней мере знаю, что он жив и здоров, находится на воле, а не прозябает где-нибудь в тюрьме.

– Через пару лет Николас возмужает и превратится во второго Деверилла. Он такой же импульсивный, неуступчивый, гордый и своевольный, – заметила Софи. – У него есть все шансы повторить судьбу вашего мужа.

Алиса побледнела, услышав эти слова.

– Я хотела сказать, что он завоюет авторитет в обществе, все будут уважать и побаиваться его, – быстро добавила Софи, заметив реакцию подруги. – Прошу вас, не расстраивайтесь!

– Все в порядке, Софи. Я просто очень устала сегодня. Кроме того, я, видимо, съела что-то неподходящее, и у меня уже несколько дней болит желудок.

– Эван говорит, что неприятности с желудком часто происходят из-за плохо вымытых столовых приборов, – сказала Софи. – И мне кажется, он совершенно прав. Слуги совсем обленились. Кроме того, порой повар плохо проваривает продукты, и они быстро портятся. А иногда слуги уже с рынка приносят кислое молоко и тухлые яйца.

Софи пространно заговорила о том, как надо правильно выбирать продукты на рынке и готовить их. Но Алиса слушала подругу вполуха. Она думала о том, что в течение одного месяца лишилась двух самых близких ей людей – сначала брата, а потом мужа. Именно поэтому у нее было тяжело на душе. Она с трудом заставляла себя вставать по утрам. У нее совершенно пропал аппетит.

И хотя Алиса не знала, что ждет ее в поместье Девериллов и как встретит ее Блейк, ей хотелось вернуться туда как можно скорее. Алисе надоел Брайтон, ей наскучили солнце и море, а также бесконечное безделье и развлечения. Ей хотелось оказаться в знакомой обстановке усадьбы и насладиться тишиной и покоем деревенской глуши.

Последние месяцы волнений, тревог и душевного напряжения совершенно измотали ее.

Сидя в карете, катившейся по обсаженной дубами дороге, Алиса с грустью смотрела в окно. Она издали заметила крест старой каменной часовни, расположенной в кедровой роще, а затем за деревьями блеснуло знакомое озеро. Когда карета въехала в ворота усадьбы, глазам Алисы предстал высокий кирпичный дом – родовое гнездо Девериллов. Посреди зеленой лужайки пестрели цветочные клумбы – гордость садовника. Алиса почувствовала, что вернулась домой.

– С возвращением, ваша светлость, – приветствовал ее Пауэрс, когда она вошла в гулкий вестибюль, пол и стены которого были выложены мрамором.

– Спасибо, Пауэрс, – поблагодарила Алиса слугу. – Я очень рада снова видеть всех вас.

– К сожалению, его светлости нет дома, – сказал Пауэрс. – Он отсутствует вот уже неделю, но должен вернуться сегодня к вечеру.

Алиса с волнением подумала о возможной встрече с мужем. Пауэрс приказал лакею занести в дом багаж герцогини, а затем вновь обратился к ней:

? Не хотите ли стакан лимонада, ваша светлость?

– Нет, я предпочла бы чашку горячего чая, – ответила Алиса и направилась к лестнице.

На лице слуги отразилось удивление.

– Чашку чаю… – с недоумением пробормотал он, не веря своим ушам.

Только чай помогал Алисе избавиться от неприятных ощущений в желудке, которые, как она считала, были вызваны пищевым отравлением. Выпив пару чашек, Алиса попросила горничную поплотнее задернуть шторы на окнах и прилегла. В последнее время ей не удавалось выспаться.

– Разбуди меня, когда его светлость вернется домой, Элей, – сказала Алиса и закрыла глаза, когда служанка удалилась из спальни.

Алиса сразу же провалилась в сон. Проснулась она, когда уже стемнело. Комната была тускло освещена огнем, горевшим в камине. Алиса села и свесила ноги с кровати. Присмотревшись, она различила силуэт мужчины, сидевшего в кресле.

– Наконец-то ты вернулась, – услышала она знакомый голос.

– Блейк! – воскликнула Алиса, не скрывая своей радости. Но он даже не пошевелился.

– Я рад, что ты еще не забыла, где твой дом, моя дорогая, – продолжал герцог насмешливым тоном. – Пауэрс сказал, что ты очень устала. Наверное, слишком много веселилась и развлекалась?

51
{"b":"4645","o":1}