ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всё, о чем мечтала
Разведенная жена, а было ли после?
Омуты и отмели
Блокчейн для бизнеса
Стеклянная ловушка
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Теория когнитивного диссонанса
Танго смертельной любви

– Конечно, нет. Ведь ты не хочешь, чтобы люди думали, будто тебя волнует поведение жены. Ты предпочитаешь делать вид, что тебе все равно, где она находится и надолго ли уехала, – с горечью сказала Алиса.

Удивленно приподняв бровь, Блейк некоторое время молчал, обдумывая ее слова. Неужели Алиса была расстроена тем, что он не приехал за ней? Да, странные существа эти женщины! Гордость не позволяла Блейку расспросить Алису о том, что она на самом деле чувствовала и о чем думала. Он долго стоял, глядя в бледное лицо жены, на котором застыло выражение горечи и муки, а потом нежно погладил ее по шелковистой щеке. Взгляд Алисы потеплел.

–Алиса, дорогая моя, не пытайся по-своему истолковать мои поступки. Ты все равно ошибешься. Меня, безусловно, волнует, где ты и с кем. Все это время я знал, что ты делаешь и чем занимаешься. Вести о тебе быстро доходили до меня. Поэтому просто не было необходимости ехать в Брайтон и нянчиться там с тобой.

– Нянчиться! – обиженно воскликнула Алиса. Ее задело это слово.

Вырвавшись из рук мужа, она подбежала к окну и прижалась к холодному стеклу горячим лбом. На дворе было темно, и лишь тусклый свет фонарей освещал подъездную дорожку к дому. Алису душили слезы.

– Ты относишься ко мне как к ребенку… – прошептала она.

Блейк засмеялся.

– Вовсе нет. Да, ты упряма и своевольна, как капризный ребенок, но из детского возраста ты уже вышла.

Блейк приблизился к ней и остановился у нее за спиной.

– Я никогда не смог бы заниматься любовью с ребенком, Алиса, – заметил он.

Алиса обернулась, и ее высокая грудь коснулась его манишки.

– Значит, ты расцениваешь наши отношения как занятия любовью? – с болью в голосе спросила она.

– Это всего лишь мягкий эвфемизм, обозначающий то, чем занимались Гарри и Молли на сене в конюшне, – пожав плечами, сказал Блейк. – Существуют и более грубые выражения, имеющие то же значение. Если хочешь, я буду использовать их.

– Нет, не надо. Могу себе представить, что это за выражения! – Алиса снова отвернулась от мужа. – Я устала и хочу лечь спать. Может быть, ты соизволишь оставить меня в покое.

– Нет, я не хочу проводить эту ночь в холодной постели, – возразил Блейк.

Чувствуя, что у нее подгибаются колени от слабости, а в голове звенит от усталости, Алиса оперлась на спинку стула.

– Ты можешь провести время с одной из своих актрис или балерин, – предложила она.

– Ты разрешаешь мне видеться с ними? Как это мило с твоей стороны…

– О Блейк, я не могу больше… – простонала Алиса, чувствуя, что у нее темнеет в глазах, и упала на пол.

Блейк бросился ей на помощь.

– Пауэрс! – закричал он на весь дом и, подхватив Алису на руки, направился к двери. – Пауэрс!

С трудом открыв глаза, Алиса увидела Блейка, стоявшего у изножья ее кровати и не сводившего с нее тревожного взгляда. Она слабо улыбнулась.

– Что сказал доктор? – тихо спросила Алиса.

– Он сказал, что ты беременна, – ответил Блейк и отвернулся, чтобы скрыть выражение своего лица.

Блейк не знал, как ему реагировать на это известие и как к нему отнесется Алиса. Насколько он помнил, его мать постоянно жаловалась на то, что роды испортили ее фигуру. Возможно, поэтому она больше не хотела иметь детей. Одного наследника ей было достаточно.

Алиса не мигая смотрела на мужа.

– Беременна? Но как это может быть? – с недоумением спросила она.

Блейк усмехнулся:

– Очень просто, дорогая моя, ведь ты же замужем. Существует только один известный с незапамятных времен способ забеременеть. Если, конечно, ты не открыла новый, пока отдыхала в Брайтоне.

– Твои шутки просто невозможны!

Алиса закрыла глаза, стараясь сосредоточиться на мысли, что она беременна, и машинально положила руки на живот. Ей вдруг показалось, что она уже ощущает новую жизнь, зародившуюся в ней. Алиса почему-то решила, что их первенцем непременно будет мальчик, похожий на Блейка. С такими же зелеными глазами и темно-русыми волосами. И ребенок этот в отличие от своего отца будет любить ее.

Блейк иначе истолковал долгое молчание жены. Ему показалось, что она испугалась.

– Доктор Биггс сказала, что ты молода и полна сил. Все будет хорошо. – Блейк постарался успокоить и приободрить жену. – Я послал за опытным врачом в Лондон, ты будешь находиться под его наблюдением.

– О, я знаю, – с печальной улыбкой прошептала Алиса, – ты не пожалеешь денег на своего наследника!

Блейка обидели ее слова. Он заботился прежде всего о ней, а не о будущем ребенке. Но и Алису разочаровало поведение мужа. Почему он стоял как истукан? Почему не поздравил ее, не поцеловал, не сказал ласковых слов? Почему не спросил, обрадовалась ли она или испугалась, узнав о своей беременности? На все эти вопросы у Алисы был один ответ: Блейк не любил ее.

Алиса старалась не выдать своих чувств. Лицо Блейка тоже хранило непроницаемое выражение.

– Мне надо отдохнуть, Блейк, – вздохнула она. – Надеюсь, теперь ты понимаешь причину моей усталости и недомогания и оставишь меня в покое.

Когда дверь за Блейком закрылась, Алиса уткнулась лицом в подушку и горько разрыдалась. Ей была невыносима мысль о том, что она любит человека, который к ней абсолютно равнодушен. Алиса не подозревала, что Блейк слышит, как она плачет, и по-своему истолковывает ее слезы.

Когда доктор сообщил ему о беременности Алисы, Блейк обрадовался. Он подумал, что рождение ребенка сблизит их, внесет в их жизнь умиротворение и покой, приведет к взаимопониманию. Но теперь, слыша горькие рыдания жены, он решил, что они вызваны ее нежеланием иметь ребенка.

Комок подступил к горлу Блейка: Рождение ребенка не принесет в их семью счастья… Ему оставалось лишь надеяться на чудо.

Книга третья

Пусть любят те, кто прежде не любил,

А тот, кто полюбил уже, пусть любит еще больше.

Томас Парнелл

Глава 21

25 января 1821 года

– У вас близнецы, ваша светлость, – сообщил доктор, устало улыбаясь. – Мальчики. Здоровые крепкие ребята, кричат во все горло.

Блейк медленно поднялся из кресла и потер поросший щетиной подбородок. Он был ошеломлен этим известием.

– Близнецы? – удивленно повторил он. – А как чувствует себя моя жена?

– Она очень утомлена. Роды были довольно тяжелыми, но все обошлось. Теперь ни ей, ни детям ничего не грозит.

Блейк нахмурился.

– Тем не менее я никуда вас не отпущу, – заявил он. – Вы останетесь здесь до тех пор, пока Алиса не восстановит свои силы. Я много раз слышал истории о том, что женщины умирали через несколько дней после родов, и не хочу, чтобы подобное произошло с моей женой.

– Но, ваша светлость, меня ждут другие пациенты! – запротестовал доктор. – Леди Оберли, например…

Но Блейк уже не слушал его. Он быстро вышел из кабинета и, взбежав по лестнице, ворвался в спальню Алисы. Было три часа ночи. Блейк постоял у порога, дожидаясь, пока его глаза привыкнут к царившей в спальне полутьме. Вокруг кровати роженицы суетились слуги. До слуха Блейка доносился гул приглушенных голосов.

– Ваша светлость, она спит, – сказала одна из служанок.

– Нет, нет, я не сплю, – послышался слабый голос Алисы. – Я хочу видеть мужа.

У Блейка от волнения перехватило дыхание, и он подошел к кровати. Остановившись, он заложил руки за спину и взглянул на жену. Она лежала на спине, прикрытая простынями. В комнате было душно. Окна здесь не открывали, так как на улице стоял зимний холод. Служанки боялись простудить новорожденных и их мать.

Алиса показалась Блейку очень хрупкой и маленькой. Но она улыбалась ему, и его сердце сильнее забилось от радости. Большие голубые глаза Алисы сияли, влажные локоны прилипли к покрытому испариной лбу. Она была бледна. Схватки продолжались двое суток, и Алиса совсем обессилела. Блейк слышал плач новорожденных младенцев, которых в это время пеленали служанки в дальнем конце комнаты.

53
{"b":"4645","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Логово
Сущность зла
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Смерть от совещаний
Кастинг на лучшую любовницу
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Любовь, опрокинувшая троны
Питер Пэн должен умереть