ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы превзошли все знакомые нам супружеские пары, – сказал Блейк.

Он чувствовал себя неловко, не зная, как себя вести, что говорить, и Алиса пришла мужу на помощь, протянув ему руку. Ее рукопожатие было на удивление крепким, и это тронуло Блейка. Он был благодарен жене за то, что она подарила ему двух сыновей.

– Ты уже видел их? – спросила Алиса хрипловатым голосом.

Блейк покачал головой:

– Нет еще.

В это время к кровати подошла акушерка, держа на руках запеленатых младенцев. Блейк посторонился и невольно бросил взгляд на новорожденных.

– О Боже! – вырвалось у него. – Какие они уродливые! Хорошо, что это мальчики, им не обязательно быть красивыми…

Алиса тихо рассмеялась, а акушерка бросила на Блейка недовольный взгляд.

– Это очень милые дети, ваша светлость, – сказала она с обидой в голосе.

Блейк нахмурился:

– Не понимаю, почему вы не хотите видеть очевидного, мадам. Хотя я и отец, но уверяю вас, что эти дети просто отвратительны.

Акушерка хмыкнула.

– Но они очень похожи на вас, ваша светлость, – заявила она.

– Мне неприятно это слышать!

– Перестань, Блейк, – вмешалась в разговор Алиса. – Через пару месяцев ты их не узнаешь. Я уверена, что они понравятся тебе, и ты будешь гордиться своими детьми.

Блейк с сомнением покачал головой:

– Я радуюсь только тому, что это не девочки, которых нам пришлось бы выдавать замуж. А с такой внешностью нам вряд ли удалось бы это. Для мужчин же внешность не имеет большого значения.

На губах Алисы заиграла улыбка. Она чувствовала себя очень слабой после родов. У нее слипались глаза от усталости и настойки опия, которую ее заставили выпить, чтобы заглушить приступы боли. Присутствие мужа внушало ей чувство безопасности и защищенности, несмотря на растерянное выражение его лица. Даже небритый, с растрепанными волосами, он казался ей очень привлекательным. Алису забавляло то, что новорожденные младенцы показались Блейку уродливыми. Интересно, а какими он представлял их себе? Если бы Алиса не чувствовала себя такой усталой, она, пожалуй, поспорила бы с мужем.

– Ты, наверное, раньше никогда не видел новорожденных? – спросила она.

– Нет, – покачал головой Блейк, присаживаясь на край ее кровати. – Если бы я знал, как они выглядят, я, пожалуй, не радовался бы так их рождению.

Алиса поймала его на слове:

– Значит, ты все же радовался, что у тебя будут дети?

Блейк бросил на нее удивленный взгляд.

– Конечно! Именно поэтому я в последние месяцы так бережно относился к тебе.

Алиса задумалась. В последние месяцы беременности она чувствовала себя очень одиноко. Ей казалось, что Блейк избегает ее. Он целыми неделями пропадал в Лондоне. Алиса решила, что ее изменившаяся фигура вызывает у него отвращение. Когда же Блейк бывал дома, он обращался с ней очень вежливо, но держался отчужденно. Алиса считала, что так происходит, потому что он изменяет ей. Но теперь она решила, что ошибалась.

Несколько дней назад их навестила Аделайн и заявила, что останется, чтобы дождаться появления своего правнука.

– Я никогда не думала, что Блейк способен хоть в чем-то раскаиваться, – с довольным видом сказала она, снимая перчатки и целуя Алису в щеку. – Но в последнее время он изменился в лучшую сторону, и я вижу, что он чувствует свою вину перед вами!

– Не понимаю, о чем вы говорите, – пожала плечами Алиса, поудобнее устраиваясь в кресле. У нее ныла поясница.

– Я говорю о вашем муже, дорогая моя. Он недавно приезжал ко мне, чтобы излить душу. Блейк был пьян и выглядел жалким и несчастным.

– Представляю эту картину, тетя Аделайн! Но я не понимаю, почему Блейк так много пьет!

– Он пьет оттого, что у него тяжело на душе. Я поняла это из разговора с ним. Ему неприятно сознавать, что в вашей семье царит разлад. Блейк приехал ко мне, чтобы обвинить меня в вашей размолвке. Но я заявила ему, что он должен искать причину своих бед в себе самом, и он в конце концов согласился со мной.

Услышанное поразило Алису. Раскаяние и угрызения совести не были свойственны Блейку. Аделайн начала рассуждать о мужской глупости и недальновидности, а Алиса все никак не могла прийти в себя. Неужели герцог действительно признал свою вину? Правда, он был пьян, но это ничего не значило… Блейк в любом состоянии сохранял трезвость мысли и рассудка. Теперь Алиса смотрела на ситуацию, сложившуюся в ее семье, совсем другими глазами.

Она решила начистоту поговорить с мужем при первой же возможности, но этому помешали начавшиеся у нее роды. И вот теперь Алиса лежала в изнеможении после двухдневных мук и смотрела на Блейка. Ей так хотелось стереть из памяти все тяготы последних месяцев, забыть обо всех недоразумениях и обидах. Но как избавиться от воспоминаний? Боясь, что Блейк снова обидит ее, Алиса решила не начинать сейчас разговора об их отношениях. Больше всего ее пугало то, что герцог может сейчас повернуться и уйти. Алиса не вынесла бы новой разлуки с ним.

– Я и не знала, что ты действительно хочешь стать отцом… промолвила она.

Блейк пожал плечами:

– Разве я говорил когда-нибудь о том, что не хочу детей?

– Нет, но…

– Просто мы никогда не обсуждали этого вопроса. Честно говоря, я прежде не очень-то задумывался над тем, что у меня будут дети. Но я о многом не задумывался до того момента, когда четыре года тому назад на пороге моего дома появилась ты.

– Неужели прошло уже целых четыре года? – удивилась Алиса.

Она обвела взглядом комнату, в которой провела девять долгих томительных месяцев, исполненных одиночества и отчаяния. Алиса вспомнила свой приезд в Англию. Тогда она и не подозревала, что выйдет замуж за Блейка и родит ему детей. Алиса посмотрела на мужа и увидела выражение замешательства в его зеленых глазах. Комок подкатил у нее к горлу.

– Блейк… – прошептала она, – я хотела сказать тебе…

– Почему никто не сообщил мне о рождении правнуков! – раздался у порога возмущенный женский голос.

Блейк поморщился. Аделайн явилась в самую неподходящую минуту.

– Все забыли старуху, – продолжала сетовать герцогиня, входя в комнату. – Блейк, я хочу напомнить тебе, что если бы не я, ты никогда не женился бы на этой достойной женщине и она не подарила бы тебе сразу двух сыновей! Почему же ты не вспомнил обо мне в момент столь радостного события? Ах ты неблагодарный! А теперь показывайте мне моих правнуков. Я хочу видеть их!

К Аделайн подошла акушерка, державшая на руках новорожденных. Ее лицо сияло от радости и гордости за то, что благодаря ей роды завершились благополучно. Аделайн расплакалась от умиления.

– Впервые вижу бабушку в таком странном одеянии, – с улыбкой заметил Блейк.

Алиса засмеялась. Впопыхах герцогиня надела халат и чулки, но была разута. На ее голове красовался тюрбан с перьями страуса, под который она спрятала свои седые растрепанные волосы. Она не обращала внимания на внука и его жену, полностью сосредоточившись на младенцах. Блейк с усмешкой заметил, что его уродливые сыновья не стоят того, чтобы их так превозносили.

– Не болтай глупостей! – оборвала его Аделайн. – Это очень красивые дети. Кстати, они похожи на тебя. Или ты не согласен?

Акушерка бросила на герцога осуждающий взгляд.

– Он так не считает, мэм, – пожаловалась она Аделайн.

– Это как так не считает?! – грозно воскликнула герцогиня.

– Мне они кажутся безобразными и похожими на обезьянок, – не сдавался Блейк. – Но ты, бабушка, слишком упряма, чтобы признать правду.

Аделайн перевела взгляд на улыбающуюся Алису.

– Ну хорошо, пусть они не красавцы, – произнесла она. – Но мой новорожденный внук был в сто раз уродливее, чем они, и действительно смахивал на обезьяну.

Блейк смутился и посмотрел на жену, словно искал у нее поддержки.

– Ты очень красив, Блейк, – заверила она его и добавила с лукавой улыбкой: – А сыновья твои будут еще красивее.

– Только женщины способны увидеть красоту там, где ее нет, – заявил герцог, вставая с кровати, на которой сидел.

54
{"b":"4645","o":1}