ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, это название родового имения его светлости. Не хотите ли чаю, милорд?

– Терпеть его не могу! – поморщившись, воскликнула Алиса.

– Что же вы любите, милорд?

Алиса на мгновение задумалась.

– Лимонад, – сказала она затем. – И жареного цыпленка.

– Хорошо, милорд, я принесу вам и то и другое. Вы должны как следует подкрепиться, поскольку обед у нас бывает поздно вечером.

Вскоре слуга принес Алисе жареного цыпленка с хлебом, сыром и фруктами, а также стакан лимонаду.

– Не уходите, Кэррик, прошу вас, – остановила его Алиса, когда слуга направился к двери.

Кэррик задержался в дверях и бросил на нее удивленный взгляд:

– Да, милорд?

– Мне хотелось бы кое о чем спросить вас, – смущенно сказала Алиса.

– Пожалуйста, милорд, вы можете спрашивать меня, о чем вам будет угодно.

У Алисы было множество вопросов, и она не знала, с чего начать.

– Не стесняйтесь, спрашивайте обо всем, что вас интересует, – подбодрил ее слуга.

– Я, наверное, покажусь вам глупым неучем, но я не знаю, где находится поместье Истленд. Оно, очевидно, расположено недалеко отсюда?

– Да, милорд, в Гэмпшире.

– В Гэмпшире?

– Саутгемптон расположен в южной части Гэмпшира, милорд.

Алиса кивнула. Она поняла, что имя собственное Истленд было не только частью графского титула, но и названием поместья, которое унаследовал ее брат Никки.

– Кэррик, объясните мне, пожалуйста, систему английского наследственного права, – попросила Алиса. – Я совсем не разбираюсь в ваших законах.

– Ах, милорд, – промолвил Кэррик, качая головой, – боюсь, что на это потребуется слишком много времени. Но я попрошу одного из ваших наставников ввести вас в курс дела.

– Скажите хотя бы следующее. Если я вдруг покину Англию, к кому перейдет мой титул?

– Вы собираетесь покинуть Англию, милорд?

– Это только предположение, Кэррик. Мне просто хочется знать, перейдет ли этот титул к моей сестре в случае, если я откажусь от него?

Кэррик в недоумении посмотрел на Алису.

– Не знаю, что и ответить вам, милорд, Еще никто никогда не отказывался от титула. – Слуга на минуту задумался, а потом продолжил: – Женщины, конечно, могут наследовать титул, но только если это не противоречит первоначальному королевскому дарственному акту, который может ограничивать передачу титула лишь наследникам мужского пола. Правда, насколько я знаю, подобные оговорки в дарственных актах встречаются редко.

– А что вы скажете о королеве Елизавете? Ведь она унаследовала трон.

– Наследование трона происходит по своим законам, милорд.

– А графы являются лицами королевской крови?

– Очень немногие, милорд. Как и герцоги, впрочем. Титулы чаще всего получают за какие-либо заслуги.

– И Девериллы тоже заслужили свой титул?

Кэррик улыбнулся.

–Думаю, что вам лучше задать этот вопрос его светлости, – сказал он.

Алиса содрогнулась при одной мысли о герцоге.

– Вряд ли я сделаю это, Кэррик, – честно призналась она. – А кому перейдет титул после моей смерти?

– К вашему старшему сыну, милорд.

– Понятно. Спасибо, Кэррик.

Кэррик, поколебавшись, заговорил снова:

– Надеюсь, что вы, милорд, не станете принимать поспешных, необдуманных решений.

– Если вы под этим подразумеваете мое бегство из Англии, то можете не беспокоиться. Я не собираюсь никуда уезжать, поскольку это слишком огорчило бы его светлость, – с усмешкой сказала Алиса.

– Вы правы, милорд, его светлость будет очень огорчен.

– Вы очень добры, Кэррик. Не надо за меня волноваться. Надеюеь, что я скоро привыкну к новой жизни и все у меня пойдет на лад.

– Конечно, милорд, все образуется.

Когда Кэррик, оставив поднос с ленчем, удалился, Алиса глубоко задумалась, глядя в окно, по стеклу которого барабанил дождь. Титул по праву принадлежал ее брату, она же как женщина была в английском обществе на вторых ролях. Когда Никки вернется из плавания, он займет предназначенное ему в жизни место, а она останется ни с чем.

Тем не менее Алисе необходимо было продержаться в доме герцога до восемнадцати лет. Лишь в этом случае у нее был шанс получить небольшое наследство, оставленное отцом, и избежать заточения в монастырь. Значит, она должна суметь подольститься к этому омерзительному Девериллу, хотя ее и бросало в дрожь при одной мысли о новой встрече с ним.

Однако и герцог тоже был не в восторге оттого, что ему предстоит общаться с юным Истлендом. Этот бойкий парень казался ему неучем и выскочкой. Особое раздражение у герцога вызывала его женоподобная внешность, хотя нрав юноши никак нельзя было назвать мягким. Тем не менее Деверилл твердо решил придать облику своего подопечного больше мужественности. Он терпеть не мог юнцов, походивших на девчонок, они вызывали у него презрение.

Деверилл встал из-за письменного стола и подошел к окну. По стеклу струился дождь. По мнению герцога, во всех его нынешних бедах был виноват кузен Чарлз Эдлингтон. Он так и не признал брака своей единственной дочери с поселенцем, обосновавшимся в Америке. А после его смерти оказалось, что по завещанию он передает титул и все состояние своему внуку, обрекая внучку на жизнь изгоя. Это тоже было своего рода бессердечием. В чем провинилась перед дедом бедная девочка? Если бы не скромное состояние, доставшееся ей от родителей, она осталась бы совершенно без гроша. Впрочем, Деверилл вряд ли допустил бы это. К счастью, за девочкой сейчас присматривали монахини, а брат ее находился на попечении герцога.

Деверилл сжал в руке стакан с бренди, вспомнив Истленда. Герцогу досталась незавидная роль опекуна неотесанного юного американца. Парень был дерзок, дерзостью компенсируя недостаток мужественности. Девериллу оставалось лишь надеяться, что из Истленда со временем все же выйдет настоящий мужчина.

Деверилл был человеком долга и хотел во что бы то ни стало воспитать из американца истинного аристократа. Именно на это теперь были направлены все его усилия. Нельзя сказать, что задача, которая стояла сейчас перед Девериллом, увлекала его. Но он был исполнен решимости довести задуманное до конца.

Снова усевшись за письменный стол, Деверилл взял лист бумаги, перо и подвинул к себе чернильницу.

Обед прошел на редкость спокойно. Теперь Алиса знала, как правильно вести себя за столом и обращаться к хозяину дома, и придерживалась этикета. Послушав совета Кэррика, она надела коричневые бриджи, белую льняную рубашку с высоким воротом, жилет из плотной ткани и шейный платок. Ее внешний облик был безупречен, и даже герцог по достоинству оценил его.

– Добрый вечер, ваша светлость, – приветствовала Алиса хозяина дома, переступив порог столовой, и заняла место за столом, дождавшись, когда он жестом пригласил ее сесть.

Обед прошел в полном молчании. Слава Богу, мать научила Апису пользоваться столовыми приборами, и она ни разу не сделала ошибки, несмотря на то что пристальный взгляд Деверилла смущал ее.

После обеда герцог велел Алисе следовать за ним в гостиную. Сердце Алисы учащенно забилось в груди. Она поняла, что хозяин дома хочет о чем-то поговорить с ней. Алиса не была уверена в том, что сумеет во время беседы держать свои эмоции в узде, и это ее беспокоило. Обстановка в гостиной была более интимной, чем в столовой, где они сидели по разным концам длинного, рассчитанного на двадцать персон стола. А что, если проницательный герцог при столь близком общении догадается о том, что перед ним девушка? Алисе было даже страшно подумать об этом.

Подойдя к массивному резному стулу, стоявшему у горевшего камина, Алиса робко остановилась, переминаясь с ноги на ногу и настороженно поглядывая на Деверилла. Тот, казалось, не замечал ее тревоги. Сев у огня, герцог закинул ногу на ногу.

– Не смотрите на меня исподлобья, Истленд, я не кусаюсь.

– Я это знаю, ваша светлость.

– Вы быстро осваиваетесь в новой обстановке.

– Простите, что вы сказали, ваша светлость? – переспросила Алиса, стараясь, чтобы ее голос не дрожал. Герцог до сих пор не предложил ей сесть, и она так и стояла у стула.

6
{"b":"4645","o":1}