1
2
3
...
61
62
63
...
73

Почувствовав, что Блейк отошел от нее, Алиса открыла глаза и посмотрела на мужа. То, что она увидела, заставило ее замереть. Блейк раздевался. Сначала он снял свои до блеска начищенные сапоги, а потом принялся за одежду.

– Что ты делаешь? – с недоумением спросила Алиса.

– Я только что приехал из Лондона и тоже хочу принять ванну.

– Блейк, но мы не поместимся здесь!

Блейк снял бриджи и усмехнулся, заметив, что Алиса смущенно отвела глаза в сторону.

– Поместимся, – заверил он ее.

Не обращая внимания на протесты жены, Блейк уселся в ванну. Алиса хотела вскочить на ноги, но Блейк удержал ее.

– Ну что ты придумал?!

– Перестань ныть, – потребовал он, устраиваясь в ванне рядом с женой.

От кожи Алисы исходил приятный аромат душистого мыла. Блейк усадил ее между своих ног, обхватив руками грудь. Вставший член Блейка уперся Алисе в поясницу, и она ахнула от неожиданности.

– Блейк… – прошептала Алиса, сгорая от страсти.

– Скажи это еще раз, я хочу слышать свое имя из твоих уст, – попросил он, поигрывая ее набухшими от желания сосками.

Блейк припал губами к ее шее. Вокруг них плескалась мыльная вода, переливаясь через край ванны на ковер, устилавший пол спальни. Блейк стал поглаживать ладонями ее тело, и Алиса застонала от возбуждения. Его нарастающее желание передавалось ей. Рука Блейка проникла между ног Алисы, и она начала извиваться в его объятиях.

Затем Блейк приподнял ее и посадил верхом на себя. Алиса вскрикнула и начала ритмично двигаться, ухватившись за края ванны. Они одновременно достигли оргазма и, обессиленные, некоторое время приходили в себя. Затем Блейк обхватил жену за талию и помог ей подняться на ноги.

– Мы расплескали всю воду, – заметил он. – Давай переберемся туда, где посуше.

Блейк встал и, подхватив Алису на руки, направился к кровати. Положив жену на постель, он навалился на нее всем телом. Алиса крепко обвила его шею руками.

– Я люблю тебя, – прошептала она.

Услышав эти слова, Блейк страстно поцеловал ее. И хотя он не сделал ответного признания, Алиса почувствовала, что сейчас он, как никогда, близок к этому.

Лежа в объятиях Блейка, Алиса вспомнила вдруг о сегодняшней встрече с Эроном Хардвиком и выстреле браконьера. Сквозь дрему она подумала о том, что завтра надо обязательно рассказать обо всем мужу. Пусть Блейк знает, какие ужасные вещи говорит о нем его кузен.

Глава 23

Длинная галерея, на стенах которой висели портреты в позолоченных рамах, была залита солнечным светом.

– Кто это? – спросила Алиса, взглянув на одно из полотен.

Проследив за ее взглядом, Блейк ответил с улыбкой:

– Это мой предок, первый владелец поместья Деверилл, Джеффри Энтони Чарлз Кренделл.

– Это тот самый Кренделл, который был рыцарем Вильгельма Нормандского? – предположила Алиса.

– Да. Собственно говоря, фамилия Кренделл появилась позже, а его на французский манер звали Жофруа де Корней. Но он сменил это имя, когда стал предводителем саксов. Позже он женился на девушке сакского происхождения, и это было его ошибкой.

– Ты действительно так считаешь? – с улыбкой спросила Алиса.

– Да, после знакомства с тобой я в этом уверен.

Алиса хмыкнула. Наклонившись, Блейк поцеловал ее в шею. Алиса на шаг отступила от мужа. Когда он стоял так близко и обнимал ее за талию, ее мысли путались, и она не могла сосредоточиться на разговоре, – Я хотела задать тебе один вопрос, Блейк.

Но Блейк не слушал ее. Он улыбнулся, любуясь женой. Алиса стояла в столбе золотистых солнечных лучей, падавших из окна на пол галереи. Ее темные волосы блестели, глаза сияли счастьем.

– Давай подойдем к одному портрету, Алиса, – предложил он и, не дожидаясь ответа, взял жену за руку и увлек ее в глубь галереи.

Здесь они остановились у большого полотна, сразу же привлекшего внимание Алисы. Взглянув на тех, кто был изображен на нем, она почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Это была супружеская пара в одежде одиннадцатого века. У дамы были темные волосы, голубые глаза и белоснежная кожа. Рядом с ней стоял темно-русый мужчина с бородкой и зелеными глазами. На его лице застыло насмешливое выражение.

– Это Жофруа и его жена Бронуин, – сказал Блейк.

Алиса лукаво улыбнулась, поняв ход его мыслей.

– Ты хочешь сказать, что история повторяется? – спросила она.

– Я ничего не хочу сказать, – возразил Блейк, – просто меня поразило твое сходство с Бронуин, первой герцогиней Деверилл. Ее эмблема красуется на гербе Кренделлов рядом с эмблемой Жофруа.

– А какая у нее эмблема?

– Ворон. – Блейк взглянул на темные, почти черные, словно крыло ворона, волосы жены. – У нее такие же, как у тебя, волосы и белоснежная кожа. – Он привлек к себе жену и поцеловал ее в губы. – Что же касается Джеффри, то он был еще более взрывным и своевольным человеком, чем я. Ты пришла бы в ужас, если бы пообщалась с ним хотя бы час. Он чувствовал себя завоевателем, у ног которого лежит поверженная Англия. Поэтому он относился к Бронуин как к своей добыче. Она попала в руки Вильгельма в качестве заложницы, и он выдал ее замуж за Джеффри. Однако она бежала от него, и Джеффри вынужден был пуститься за ней в погоню. Бронуин сопротивлялась до последнего, и, как говорят, Джеффри усмирял ее кнутом, как это делал Вильгельм со своей Матильдой.

Алиса содрогнулась.

– Какой ужас!

Блейк засмеялся, и Алиса ощутила на щеке его теплое дыхание.

– Возможно, ты и права. Но Бронуин нравилось такое обхождение. Она была сильной женщиной, во всяком случае ни в чем не уступала мужу. Это было жестокое время. И когда Джеффри оставил ее, она вернула его с помощью того же кнута. Говорят, после этого он стал как шелковый.

– Ты подал мне прекрасную мысль! – воскликнула Алиса. – Теперь я знаю, как тебя вернуть, если ты решишь снова уехать в Лондон.

– Я буду иметь это в виду.

– Откуда ты знаешь все эти истории?

– Дедушка много рассказывал мне в детстве о Деверилле. Но все это пустые басни. Ты хотела о чем-то спросить меня?

Собравшись с духом, Алиса посмотрела в глаза мужу.

– Скажи, почему ты вернулся?

– Ты жалеешь об этом?

– Нет, конечно, – ответила Алиса и, увидев, что он насторожился, продолжала: – Я хочу, чтобы у нас все было хорошо и чтобы ложь обходила нас стороной.

– Я никогда не лгал тебе, – возразил Блейк.

– Я знаю. Речь идет не о нас с тобой, а о нелепых слухах и домыслах.

Блейк на минуту задумался. Прищурившись, он взглянул в окно, сквозь которое в галерею проникали солнечные лучи.

– Я вернулся, потому что мне так захотелось, – наконец сказал он. – Надеюсь, такое объяснение тебя удовлетворяет?

– Нет, не вполне. Мне хотелось бы знать, скучал ли ты по мне?

Блейк усмехнулся:

– Я не буду утверждать, что не скучал по тебе, но это не было причиной, заставившей меня вернуться.

– В таком случае ты, может быть, просто захотел повидать детей?

– Естественно, мне хотелось увидеть детей. Но я вовсе не из-за этого вернулся домой. – Взяв жену за руку, Блейк подвел ее к залитой солнечным светом скамье у окна, и они сели. – Не в моем характере объясняться или просить прощения, Алиса, Аделайн утверждает, что это наша семейная черта. Могу сказать одно: я вернулся потому, что мне надоело, что нас с тобой постоянно ссорят какие-то недоразумения. Я решил больше не разлучаться с тобой.

– Но почему ты принял такое решение?

Блейк пожал плечами:

– Недавно я разговаривал с Аделайн, и она сказала мне, что мы не должны расставаться. Разлука сделает нас обоих глубоко несчастными. Я поразмыслил над ее словами и вспомнил инцидент с Хартфордом. Мне пришла в голову мысль, что я тогда испытал те же чувства, что и ты, когда увидела меня с Нелли.

– Да, я понимаю, о чем ты говоришь.

Алиса потупилась, не зная, что еще сказать. Из сбивчивой речи мужа она поняла лишь одно: он вернулся, потому что хотел быть с ней. Однако гордость не позволяла ему признать это. Алиса теперь жалела о том, что набросилась на мужа с расспросами. Однако как бы то ни было, кое-что она теперь выяснила.

62
{"b":"4645","o":1}