ЛитМир - Электронная Библиотека

Алиса нервно ходила по комнате, ломая руки. Прошла уже целая неделя, а о Блейке не было никаких известий. Вернувшийся в Англию Николас тоже не давал о себе знать.

Дрожь пробежала по телу Алисы. Мысль о пропавших детях не давала ей покоя. А что, если их не удастся найти? Что, если Элинор избавилась от них? Но неужели у кого-нибудь могла подняться рука на невинных крошек? Алиса не верила в то, что могли найтись такие нелюди.

Стоя у окна, Алиса слышала, как в гостиную вошел Пауэрс и поставил на стол поднос. Но она не обернулась. Ей не хотелось ни спать, ни есть, ни разговаривать с герцогиней, которая приехала в усадьбу, чтобы поддержать ее. Порой Алисе казалось, что она сходит с ума от бессильной ярости, а потом ее сердце пронзала острая боль.

– Ваша светлость, – услышала она за спиной мягкий голос Пауэрса и теперь наконец взглянула на него.

– Да, Пауэрс, я слушаю вас.

– Может быть, покушаете немного? Вы сильно исхудали. Герцог, пожалуй, не узнает вас, когда вернется.

– У вас есть какие-нибудь известия от него?

– Нет, ваша светлость.

Алиса тяжело вздохнула.

– Хорошо, Пауэрс, я поем попозже. Не беспокойтесь обо мне.

Слуга поклонился и вышел из комнаты.

Может быть, ей все же не следовало избегать общения с людьми? Хотя с Аделайн Алисе было трудно разговаривать. Старая герцогиня была сама не своя от горя и не столько утешала Алису, сколько сетовала на жестокую судьбу. Она уже как будто смирилась с тем, что близнецы исчезли, и говорила о них как о мертвых. Алису это приводило в бешенство. Она не желала даже допускать мысли о том, что ее дети погибли.

– Не говорите о моих детях так, словно их уже нет в живых! – не выдержав, однажды воскликнула Алиса. – Блейк непременно найдет их!

Тот разговор закончился слезами. Обе женщины горько расплакались в объятиях друг друга. С тех пор Алиса старалась меньше общаться с Аделайн и не упоминать в ее присутствии о детях.

Снедаемая тревогой, Алиса решила прогуляться верхом, чтобы как-то отвлечься. Взяв яблоко с подноса, принесенного Пауэрсом, она вышла через террасу в сад. Алиса не стала облачаться в амазонку, решив, что поскачет в мужском седле.

Гарри был слегка шокирован, когда герцогиня распорядилась седлать коня. Не обращая внимания на изумленные взгляды конюха, Алиса поставила одну ногу в стремя и села верхом на лошадь. Не сказав ни слова, Гарри поправил ее юбку так, чтобы та закрывала ноги.

Пришпорив коня, Алиса поспешила со двора. День выдался душным. Небо было затянуто серыми тучами. Неожиданно для себя Алиса выехала на то место, где они с мужем когда-то устраивали пикник. Она вспомнила, с каким упоением они занимались тогда любовью под открытым небом, лежа под раскидистым деревом.

Слезы навернулись на глаза Алисы. Неужели она больше никогда не будет счастлива? В ее душу закрадывались подозрения, что Блейк навсегда оставил ее. Им так и не удалось поговорить о Хартфорде, так как Блейк сразу же уехал, не сказав Алисе о своих планах. Она боялась, что потеряла не только сыновей, но и мужа.

Алиса вернулась домой уже на закате. Спешившись, она отдала поводья младшему конюху и направилась в дом. Предметы отбрасывали длинные тени в отблесках заходящего солнца. Алиса устало поднялась на крыльцо. Ее обувь и подол платья были заляпаны грязью, но она не обращала на это внимания.

Ее никто не встретил, и герцогиня вынуждена была сама открыть тяжелую дубовую дверь. Войдя в прохладный отделанный мрамором вестибюль, она прислушалась. Где-то в глубине дома звучал смех.

Подхватив юбки, Алиса сорвалась с места и бросилась туда, откуда доносились возбужденные голоса. В пустынном вестибюле гулким эхом отдавались ее торопливые шаги.

Подбежав к кабинету герцога, Алиса увидела толпящихся у входа Пауэрса, Кэррика, Элси и других слуг. Заметив герцогиню, они посторонились. На некоторых лицах Алиса видела слезы – слезы радости.

В кабинете на кушетке сидел Блейк. Кровь гулко застучала в висках Алисы, когда она осознала, что муж вернулся. Увидев, что у него на коленях сидит темноволосый малыш, она ухватилась рукой за косяк, чтобы не упасть. У Алисы все поплыло перед глазами, но она взяла себя в руки – она не могла проявлять слабость в минуту счастливой встречи.

Взглянув на нее, Блейк усмехнулся:

– Когда бы я ни приехал, тебя никогда нет дома. Похоже, это уже становится традицией.

– Блейк… – прошептала Алиса и осеклась, вдруг поняв, что не видит Стивена.

Но тут она заметила сидевшего в дальнем углу Николаса, который держал на руках второго малыша. Кроме них, в комнате находился Эрон Хардвик. Алиса подошла к мужу и, взяв Тони, прижала его к груди.

– Вы давно приехали? – спросила она и, не дожидаясь ответа, подошла к брату, чтобы взять на руки второго ребенка.

– Почему от тебя не было никаких известий все это время? – спросила она мужа. – Я очень беспокоилась. За такое пренебрежение тебя мало выпороть, Блейк Кренделл!

Эрон расхохотался, а герцог сделал вид, что рассердился, и грозно нахмурился, хотя его глаза лучились от смеха.

– Мне некогда было писать с дороги, – сказал он. – Дело не терпело отлагательства. А на обратном пути сыновья не давали мне покоя, они постоянно теребили нас и требовали внимания.

– Да, эти ребята задали нам жару, – согласился Эрон и улыбнулся, когда Алиса бросила на него сердитый взгляд, – Я правду говорю, ваша светлость. Во время этого путешествия я твердо решил, что у меня никогда не будет детей.

– Думаю, мир будет только благодарен вам, если вы избавите его от своего потомства! – заметила она и взглянула на брата.

Увидев немой укор в ее глазах, Николас поспешил оправдаться:

– Я предлагал Блейку черкнуть тебе пару слов с дороги, но он не послушался меня. Поэтому не смотри на меня с таким осуждением, я ни в чем не виноват.

– Не пытайтесь выкрутиться, Истленд, – бросил ему Блейк. Первое волнение улеглось, и Алиса вдруг расплакалась.

– О Боже! – простонал Эрон. – Этого еще не хватало! То она дерзит, то плачет.

Быстро встав, Блейк обнял Алису за талию и вывел ее из кабинета. Они поднялись в детскую. Здесь Алиса села и, прижав детей к груди, снова тихо заплакала. Время от времени она вытирала слезы и целовала сыновей. Потом она вдруг забеспокоилась и начала тщательно осматривать их. Но малыши были совершенно здоровы, и Алиса успокоилась. Уложив детей в колыбели, она обняла Блейка.

– Хочешь, я пришлю наверх няню, чтобы она присмотрела за детьми? – спросил он.

Алиса кивнула:

– Да, пусть с ними кто-нибудь посидит, пока я переоденусь. А потом я снова приду сюда.

Блейк хорошо понимал, что творилось в ее душе. Но ему хотелось побыть с женой наедине. Он ревновал ее к детям, которым она, по его мнению, уделяла слишком много внимания. Тем не менее в последнее время он тоже начал привязываться к ним. Блейк понял это на обратном пути из Франции. Эрон сразу же отказался ухаживать за малышами, и Блейку помогал только Николас.

Внимательно взглянув на жену, Блейк заметил, как она похудела. Он много думал о ней во время поездки и решил никогда не задавать ей вопросов о Хартфорде. Блейк не хотел знать правду, потому что теперь она не имела для него никакого значения. Герцог понял, что любит жену и что она нужна ему.

Впервые в жизни Блейк испытывал настоящие чувства, и это было непривычно для него. Там, в номере убогого трактира, его душила бессильная ярость, которая потом сменилась жалостью к Алисе. Блейк понимал, что она не переживет потери детей.

А когда он нашел их, его охватили другие, незнакомые прежде эмоции. Он вдруг ощутил радость отцовства. Беспомощные крошки зависели полностью от него, от его внимания и заботы. Элинор пристроила их в крестьянскую семью, считая, что там никто не найдет детей.

Но Блейк проследил путь Мартины, кормилицы, которая привезла его сыновей во Францию. На это ему потребовалось три дня. Оказалось, что эта женщина отдала детей на попечение своих родителей.

71
{"b":"4645","o":1}