ЛитМир - Электронная Библиотека

Престарелая крестьянская чета сначала отказывалась отдавать мальчиков Девериллу. Они думали, что это дети их дочери. Однако герцог убедил их в том, что это его сыновья, а Мартина совершила преступление, похитив их.

Блейк поцеловал Алису и позвонил в колокольчик, вызывая служанку. Но вместо нее в детскую явилась Аделайн, которая была вне себя от ярости.

– Почему никто не сообщил мне, что ты вернулся?! – воскликнула она.

– А я и не знал, что ты здесь, – признался Блейк. – Но раз уж ты пришла, посиди с детьми. Нам с Алисой надо переодеться с дороги.

И, не дожидаясь ответа возмущенной его бесцеремонностью Аделайн, он быстро вывел жену из комнаты.

– О Боже, разве я справлюсь с двумя такими пострелятами?! – донесся им вдогонку испуганный возглас Аделайн.

– Бабушка справится с кем угодно, – заверил Блейк Алису.

Когда за ними закрылась дверь спальни, Блейк крепко обнял жену и зарылся лицом в ее пушистые волосы.

– О Боже, как же я скучал по тебе, – прошептал он. Дрожь охватила Алису. Она прижалась к мужу всем телом и спрятала лицо у него на груди. Слушая биение его сердца, она думала о том, следует ли ей расспрашивать его. Надо ли вообще задавать ему вопросы и выяснять отношения?

Блейк приподнял ее голову за подбородок и поцеловал.

– Когда я узнал, что ты исчезла, я бросился за тобой, – хрипло сказал он, прерывая поцелуй. – Я не был уверен в том, что ты убежала по доброй воле. Когда я нашел тебя, я не стал выяснять это. А потом я бросился на поиски детей и вернул их тебе.

Алиса напряженно слушала сбивчивую речь мужа, не понимая, куда он клонит.

– Ты навеки моя, Алиса, – продолжал он, крепче сжимая ее в объятиях, – и никогда не будешь принадлежать другому мужчине. Я не дам тебе исчезнуть из моей жизни и, надеюсь, ты знаешь это.

Алиса кивнула:

– Да, Блейк, я знаю, что ты никогда не бросишь меня. Ты же не раз говорил, что не любишь терять то, что по праву принадлежит тебе.

– Это не единственная причина. – Он помолчал, а потом вдруг сказал, едва сдерживая волнение: – Но, Алиса, если ты скажешь, что не хочешь принадлежать мне, я отпущу тебя. Я не буду удерживать тебя против воли.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь!

– Я отпустил Хартфорда, потому что не хотел, чтобы между нами возникали призраки прошлого. Если ты хочешь быть с ним, я не стану препятствовать твоему счастью.

– Блейк! – с негодованием воскликнула Алиса.

– Нет, выслушай меня до конца, – остановил ее Блейк. – Я не буду настаивать на том, чтобы близнецы жили со мной. Да, я не хочу, чтобы ты покидала меня, но еще хуже для меня, чтобы ты оставалась со мной, но мечтала о другом мужчине.

– Какой же ты глупый и упрямый! – воскликнула Алиса, освобождаясь из его объятий. – Ты не желаешь выслушать, что я тебе говорю. Я устала доказывать, что люблю тебя! И устала ждать ответной любви! Если ты не хочешь, чтобы я оставалась в твоем доме, я заберу своих сыновей и уеду. Но не надо строить из себя джентльмена и уговаривать меня уйти к другому, если ты просто хочешь расстаться со мной. Я не потерплю такого лицемерия! – Алиса взглянула в глаза мужа. – Я хочу, чтобы ты наконец сказал мне, любишь ты меня или нет. Если не любишь, то я сегодня же покину твой дом.

– Это ультиматум? – пряча улыбку, спросил Блейк.

– Нет, я просто ставлю тебя перед выбором. Или – или.

– Поскольку у меня нет другого выхода, вынужден признаться, что я люблю тебя, – негромко сказал Блейк. – Я полюбил тебя в тот день, когда узнал, что ты не граф Истленд, я только не хотел признаваться в этом.

Алиса была поражена его словами и тоном, которым они были сказаны. На мгновение она растерялась. Ее переполняли эмоции. Затем счастливая улыбка заиграла на ее губах. Блейк подхватил ее на руки и отнес на кровать.

Взглянув друг на друга, они начали лихорадочно раздеваться, бросая одежду на пол. Все произошло очень быстро.

– Я люблю тебя, дорогая моя… – шептал Блейк, задыхаясь от страсти.

Глава 27

– И что вы сделали с этой гадиной? – спросила Аделайн. Эрон Хардвик хмыкнул.

– Ваш внук предоставил Элинор возможность бежать из Англии. Если бы он не сделал этого, я расправился бы с ней, – сказал он. – Но герцог, похоже, слишком милосерден. На его месте я убил бы ее.

– Вы злой человек, Эрон, – сказала Аделайн, и Хардвик не стал спорить с ней.

– Надеюсь, что это так, – усмехнулся он. – Во всяком случае, я старался быть злым всю свою жизнь.

– И вам это удалось, – сказала Аделайн, неодобрительно поглядывая на Эрона. – Но почему вы решили помочь Девериллу?

– От скуки, – крутя кольцо на пальце, признался Хардвик. – Ну и, возможно, еще из чувства родственной солидарности.

Аделайн кивнула.

– Не кивайте с таким видом, как будто вы меня понимает те, – возмутился Эрон. – Я не из тех, кто делает добро людям.

– Я это знаю. Но возможно, в вас проснулась совесть и вы вовсе не такой плохой человек, каким хотите казаться.

– Вы действительно так считаете? – задумчиво спросил Эрон. – Ну что ж, может быть, вы и правы. Я виноват перед леди Алисой за те неприятности, которые я ей доставил. Да и за спиной кузена я делал кое-какие гадости. Вероятно, мне захотелось загладить перед ними свою вину.

– Вы имеете в виду гибель отца Блейка?

Эрон бросил на Аделайн ледяной взгляд.

– О Боже, конечно, нет. Я не имею к этой смерти никакого отношения. Я имел в виду историю с его матерью, в которой я сыграл неблаговидную роль. Мне не следовало вмешиваться не в свое дело. Тони просто не повезло.

– Расскажите мне правду о Тони, Эрон, я хочу все знать.

– А почему вы думаете, что мне известны подробности, о которых никто не знает?

– Потому что вы всегда были любознательным мальчиком, как, впрочем, и мой брат, ваш отец.

Эрону было явно не по себе. Он стал отнекиваться, но герцогиня настояла на своем.

В конце концов Хардвик пожал плечами и сдался:

– Ну хорошо, я скажу то, что знаю. Это был просто несчастный случай, вот и все.

Аделайн бросила на него удивленный взгляд.

– Объясните мне, пожалуйста, что вы подразумеваете под словами «несчастный случай», – попросила она.

Эрон усмехнулся:

– Бегство Милинды не было, конечно, случайностью. И, каюсь, я приложил к этому руку. В то время я был романтичным юношей и считал Тони угрюмым человеком, недостойным такой милой жены, какой была Милинда. Это я уговорил ее имитировать побег с французом, чтобы заставить мужа ревновать. Кто же знал, что этот идиот, жалкий французишка, воспримет все всерьез? И что Тони застрелится из охотничьего ружья?

– Так это все же было самоубийство?

– Нет, это был несчастный случай. Я находился неподалеку и поспешил на звук выстрела. Тони выронил ружье из рук, зашатался и упал. Но в этот момент прибежал Блейк и обвинил меня в убийстве своего отца. – Эрон нахмурился. – Я был оскорблен до глубины души и думал, что никогда не прощу ему этого. Да, возможно, я был вредным и коварным юношей, но я бы не смог убить человека, тем более кровного родственника.

Аделайн откинулась на спинку стула, не сводя глаз с Эрона.

– Возможно, мы действительно были несправедливы к вам, Хардвик, – вздохнула она, – Но ведь была еще история с Мэриетт Хатауэй.

Тень пробежала по лицу Эрона.

– Я любил ее и уговорил бежать со мной.

– Понятно.

– Ничего вам не понятно. После этого случая я сделал вывод, что женщины приносят одни неприятности.

В этот момент в гостиную вошел Николас.

– Вы не видели мою сестру? – спросил он и, не дожидаясь ответа, сел в кресло.

Эрон усмехнулся:

– Я хорошо знаю своего кузена и могу предположить, что мы не увидим сегодня ни его, ни леди Алису.

Аделайн кивнула:

– Я тоже так думаю. После свадьбы они не выходили из спальни целые сутки.

– Неужели? – проговорил Николас. – В таком случае через девять месяцев мы можем ожидать прибавления в их семействе.

72
{"b":"4645","o":1}