ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы еще прекраснее, чем мне показалось вначале, – шутливо сказал он, полу прикрыв глаза, чтобы спрятать страстный огонь, горевший в их темных глубинах. – Мне будут завидовать все мои воины, когда я буду обладать вами.

– Если, милорд, – со спокойным достоинством поправила его Кэт. – Я не давала согласия.

– Думаете, это имеет значение? – Грубо усмехнувшись, Роберт выпустил локон. – Вы моя пленница и больше не хозяйка этого замка! – Он сжал губы и нахмурился. – Вы не подчинились моему приказу и оскорбили меня на глазах у моих людей, и за это вы будете наказаны. – Он подал Кэт руку, а когда она отказалась принять ее, удивленно поднял бровь: – Что? Дочь Уолтера настолько труслива, что отказывается взглянуть в лицо тому, что сама навлекла на себя?

– Нет, господин! – Фиалковые глаза Кэт вспыхнули огнем. – Я кротко приму то, что заслужила! Просто я не желаю прикасаться к руке норманна! – Она гордо прошествовала к открытой двери.

С насмешливой улыбкой на губах Роберт обогнал Кэтрин и спустился по широкой лестнице в Большой зал. Хотя внутри у Кэт все дрожало, она шла с гордо поднятой головой, не показывая норманнам своего страха. «Пусть свинья смеется! Я не опозорю память матери, моля пощады», – твердо сказала она себе.

В зале вдоль стен выстроились воины, а в центре на помосте стоял стол, к которому и подвел ее Роберт. Поставив Кэт перед столом, он занял место за ним, усевшись в кресло с высокой спинкой. Кэт с удивлением смотрела на знакомую комнату, вспоминая семейные обеды за этим самым столом, огонь, гудевший в очаге холодными зимними вечерами, и смех матери, наполнявший огромную комнату.

– Кэтрин, дочь Уолтера Челтенхема… – Голос Девлина громом прокатился по тихому залу.

Она повернулась к лорду Роберту с упрямым, непреклонным выражением лица и, несмотря на то, что сердце у нее застучало, ответила холодным тоном:

– Да, господин, я – Кэтрин.

– Кэтрин Челтенхем, приказом короля Вильгельма ваш отец объявлен вне закона и все его земли конфискуются. Посему вы попадаете под власть Вильгельма и должны принести клятву в верности ему и тем, кто ему служит.

В ожидании, глядя на Кэт, лорд Девлин замолчал, и в зале наступила полная тишина. Среди людей, в два ряда выстроившихся вдоль стен, было немало ее слуг, и Кэт понимала, что они ждут ее ответа, – саксы были верны ей и безоговорочно последуют ее примеру. Она не собиралась признавать Девлина хозяином, но, отказавшись признать этого норманна, она откажет в верности Вильгельму.

– Я клянусь в верности Вильгельму, – наконец сказала Кэт. глядя в лицо лорда Роберта. – Я буду служить ему и ожидаю, что мои подданные поступят так же. Но я признаю своим хозяином только Вильгельма и не считаю таковым вас. – Слова произнесены, дело сделано, долг перед ее народом и собственной совестью выполнен.

– Вы отказываетесь признать меня? – Не веря собственным ушам, Девлин крепко обхватил себя руками за талию. «Девушка просто сумасшедшая! Неужели она не понимает, насколько бесполезно возражать мне?» – изумился он.

– Да, господин, отказываюсь.

– Тогда я не связываю себя никакими правилами, моя прекрасная леди! Вы не подчинились, а если бы приняли мои предложения, с вами обращались бы достойно. Но вы сами выбрали свою судьбу.

Темные глаза Девлина буравили взглядом Кэт, и, страшась его гнева, она на мгновение почувствовала искушение отступиться, но затем мужество вернулось к ней, и она спокойно встретила его взгляд, соглашаясь на самое худшее.

– Вы и вправду глупы! – резко бросил Девлин – Теперь не ждите милости.

– Не опускайте вашу руку, норманн! Я не нуждаюсь в вашей милости!

– Молитесь и не забывайте свои опрометчивые слова!

Девлин подал знак, и солдат крепко взял Кэтрин за локти. Она молча, со слезами на глазах смотрела, как перед ней провели грязных и нечесаных пленников с туго связанными руками, волочивших связанные ноги. Это были люди, отказавшиеся присягнуть на верность Вильгельму, и теперь они, нахмурившись, смотрели на лорда Роберта, ожидая услышать свой приговор.

– Вы отказались принести клятву верности королю Вильгельму, – холодно произнес Девлин, – и, таким образом, сами решили свою участь.

Кэтрин в ужасе слушала, как Девлин объявлял каждому, что тот будет привязан к столбу и выпорот кнутом до того, как предстанет перед королем для окончательного суда. Для этих дворян порка была величайшим оскорблением, невыносимым позором и унижением. Они подняли голоса в знак протеста, а один смельчак, выступив вперед, попросил достойной смерти, но ему было отказано.

– С этим все ясно, – покачав темной головой, равнодушно сказал Девлин и отвернулся.

Его холодные непроницаемые глаза снова обратились к Кэт, но при взгляде на девушку они ничуть не смягчились, и Кэт с внезапно пронзившим ее страхом поняла, что не дождется пощады от этого норманна. Он приказал стражнику связать ее, и Кэт застыла, в испуге закрыв глаза.

– Отведите ее в комнату на самом верху башни и держите взаперти, – приказал лорд Роберт. – Она останется моей пленницей, пока не признает меня владельцем замка и хозяином.

У Кэт было ощущение, что она падает, хотя на самом деле стояла твердо и спокойно, только в ушах у нее что-то жужжало. Встретив мрачный взгляд Девлина, Кэт вздернула подбородок и отвернулась. Значит, он не собирался подвергать ее порке, ей должно было бы быть легче от того, что ее вместо этого запрут в темной каморке башни, но она не почувствовала облегчения – невыносимо подчиняться этому человеку и быть его узницей.

– Я предпочла бы получить порку и предстать перед королем, – услышала Кэт свой ледяной голос. – Я не признаю вас хозяином и не считаю вас вправе судить меня.

– Это не имеет значения, – со злостью отозвался лорд Роберт. – Ваши желания никого не интересуют! – Он дал знак стражнику, и ее грубо толкнули к широкой каменной лестнице.

Кэт шла с высоко поднятой головой, с презрением выставив подбородок в сторону тех глупых норманнов, которые хотели увидеть в ней признаки слабости, – она не доставит им такого удовольствия!

Комната, в которую привели Кэт, располагалась со стороны внутреннего двора, и, встав на цыпочки, девушка через узкое, прорезанное в стене окно смогла выглянуть во двор, где в это время приводилось в исполнение наказание кнутом. С болью в сердце она смотрела на привязанных к столбам саксов, у которых куртки на спинах превратились в лохмотья. На таком большом расстоянии ей не было слышно ни свиста кнута, ни криков наказуемых, но каждый раз, когда кнут поднимался и опускался, он врезался в нее так же, как в тех, кого им стегали. Эти люди страдали из-за преданности ее отцу, и Кэт охватила жгучая ненависть к норманнам. Она не могла сказать, как долго неподвижно просидела у окна, но, когда она услышала звук поворачивающегося в двери ключа, солнце уже садилось. Она ждала с натянутыми, как струна, нервами, но, узнав голос Марты, облегченно вздохнула.

– Как вы себя чувствуете, миледи? – Держа в руках поднос с едой и мерцающий факел, Марта вошла в темную комнатушку.

– Со мной все в порядке, Марта. – Встав с узкой жесткой койки, Кэт подошла к служанке. – Ты останешься со мной?

– Нет, госпожа, – покачала головой Марта. – Мне разрешили только принести вам еду. Вы должны оставаться здесь одна.

У Кэт опустились плечи, и слабая улыбка чуть приподняла уголки губ, она и не ожидала другого ответа. Ее взгляд метнулся к огромной фигуре охранника, который молча стоял у двери и при свете факела следил за обеими женщинами.

– Что мне делать? Есть надежда убежать? – наклонив голову, быстрым шепотом спросила у служанки Кэт.

– Нет, миледи! – встревожено воскликнула Марта и сжала руку Кэт. – Прошу вас, не делайте глупостей! Этот лорд – ужасный человек.

– Я не могу оставаться здесь в его руках, – ответила Кэт, покачав головой. – Ты знаешь, что произойдет…

– Но я боюсь и того, что случится, если вы попробуете убежать, – с отчаянием возразила Марта. – Я

10
{"b":"4646","o":1}