ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, очень хорошо, что вы об этом помните, – раздраженно обронил Девлин, поднося ко рту чашу с вином.

– Помню, господин, – с притворной скромностью добавила Кэт, – потому что я не хочу, чтобы за мою строптивость меня снова заперли в темной башне. – Из-под густых ресниц она глянула на Девлина с выражением чистой невинности, не обращая внимания на неожиданную реакцию Роджера Монтроза.

– Девлин! – расхохотался Роджер. – Не верю своим ушам! Эта очаровательная саксонка выдала секрет твоего успеха у прекрасного пола. Я думал, девушки уступают твоим нежным словам, а теперь вижу, что ты действуешь просто грубой военной силой. Возможно, пойми я это раньше, я мог бы утешить твоих покоренных, а? – пошутил Роджер, похлопывая рукой по столу, и несколько мужчин засмеялись вместе с ним, так как всем было известно галантное обращение Роджера с женщинами.

Девлин остановил на своем друге каменный взгляд, и только чуть заметное подергивание жилки на щеке выдало его гнев. Кэт же, благоразумно решив промолчать, зажала руки в коленях и не отрывала глаз от еды.

– Вы сами напрашиваетесь на то, чтобы я оставил вас чахнуть в той башне, миледи. – Девлин наклонился к Кэт.

– Да, господин. – Кэтрин вздрогнула, но не осмелилась взглянуть на Девлина, боясь того, что могла увидеть в его глазах.

Трапеза в Большом зале замка затянулась, но Девлин, не выпускавший из руки чашу с вином, казалось, не собирался расставаться со своим креслом. Стиснув руки, Кэт сидела рядом с ним и невидящими глазами смотрела на огромную комнату. Один раз Роджер попробовал завести с ней разговор, но Девлин бросил на него такой свирепый взгляд, что он больше не делал подобных попыток. И когда Девлин, наконец, встал, поднял Кэтрин и, положив ее холодную руку себе на локоть, повел ее из зала. Роджер волей-неволей перестал бросать игривые взгляды на волнующую кровь саксонскую девушку. Наступила короткая тишина, и подданные, пожелав своему хозяину доброй ночи, завороженными взглядами проводили мягко покачивающую бедрами Кэт.

Кэтрин молча шла по извилистым коридорам замка, ее мысли туманились от многих чаш вина, которые она осушила в течение длинного дня. Она ничего не ела, а только пила вино и теперь чувствовала себя пьяной. Поднимаясь по длинной лестнице, ведущей в спальню, Кэтрин споткнулась, но сильная рука Девлина мгновенно подхватила ее, обвившись вокруг талии.

– Вы нездоровы? – Нахмурившись, он в полутьме коридора пристально всмотрелся в Кэт и слегка встряхнул ее.

– Нет, господин, просто устала, – покачала она головой и глубоко втянула в себя воздух, когда Девлин, не доверяя ее непослушным ногам, подхватил Кэт на руки.

– Слишком много вина, – с усмешкой заметил он и ударом ноги распахнул дверь в спальню.

– Нет! – с жаром воскликнула Кэт, когда дверь с грохотом захлопнулась за ними. Кэтрин была уверена, что Роберт понесет ее на кровать, и сжатыми вместе руками уперлась в его грудь. – Я не уступлю, господин! – Кэт испуганно пискнула, когда Роберт отпустил ее и она упала на мягкое меховое покрывало кровати.

– Я предпочитаю, чтобы женщины, с которыми я сплю, не были в полубессознательном состоянии, – его губы скривились в улыбке, а темные брови изогнулись дугой, – но мне хотелось бы избежать необходимости каждый раз накладывать себе повязки. Не можем ли мы пойти на такой компромисс?

Матрац прогнулся под его тяжестью, когда Девлин опустился рядом с Кэт. Откинув с ее лица блестящий локон, он нежно коснулся губами ее рта, и Кэтрин закрыла глаза.

– Нет, норманн! – Вспыхнув, Кэт с вызовом взглянула на Роберта, почувствовав, что его руки двинулись к шелковому поясу на ее тонкой талии.

Захватив руки девушки в железный замок, Девлин вытянул их над головой Кэт, потом, приподнявшись, лег почти поперек ее тела и протиснул одно колено между сжатыми бедрами.

– Не отказывайте мне сегодня, милая Кэт, у меня совсем нет настроения терпеть ваши капризы и дурной характер!

Кэтрин застонала, смутно ощущая, как руки Девлина тянутся к ее одежде, и затем услышала его нетерпеливое ворчание и звук рвущейся ткани. У этой борьбы мог быть только один исход, Кэтрин это понимала, но какой-то потаенный инстинкт побуждал ее бороться с норманном, посягавшим на права, которые она долгое время считала неприкосновенными. Извиваясь под Девлином, Кэт сопротивлялась ему, как загнанный зверь, а когда его голая грудь коснулась ее груди и он коленями раздвинул ей ноги, у нее вырвался пронзительный крик ненависти. Но ее крик моментально был заглушен ртом Девлина, требовательным поцелуем прижавшимся к ее приоткрытым губам. Руки Роберта блуждали по обнаженному телу Кэт и настойчиво теребили затвердевшие соски ее налившихся грудей, пока Кэт не затрепетала от этих прикосновений, а затем с нежными ласками двинулись по изящному изгибу талии и плоскому животу. Когда же они направились еще ниже, Кэт, задрожав, беспомощно замотала головой из стороны в сторону. Улыбнувшись, Роберт устроился между ее ногами и, нежно поглаживая Кэт, добрался до источника ее наслаждения. Она выгнулась к Девлину, ее тихий крик был просьбой об освобождении от жгучей муки неудовлетворенного желания. Роберт, с готовностью и страстью двинувшись ей навстречу, быстрым толчком проскользнул внутрь ее бархатного лона, и они оба вздрогнули. Шепча ей на ухо нежные слова любви, он начал неторопливые движения, вызвавшие у обоих трепет экстаза. Роберт показывал Кэт разные способы любви, и каждое его движение доставляло ей новые, неповторимо чудесные, ощущения. Когда же Кэтрин поднялась на высочайшую вершину наслаждения, все возражения были окончательно забыты, и ее крики превратились в тихие непрерывные вздохи, но после сладостного спуска в туман изнеможения Кэт расплакалась. Прижав ко рту тыльную сторону руки, Кэтрин попыталась отстраниться от Роберта, но он крепко держал ее.

– Нет, дорогая, – шепнул он, одной рукой обнимая ее за талию, а другую погрузив в шелковые волосы, – оставайтесь со мной. Женские слезы мне не мешают.

Его слова, бессердечные и безразличные, показали Кэтрин, что Роберта не интересуют ее бурные чувства, и она еще громче разрыдалась, горько проклиная Девлина и свое собственное предательское тело, вынудившее ее так охотно сдаться!

С разноцветными шелковыми знаменами, развевающимися на слабом утреннем ветерке, небольшой отряд из Челтенхема прибыл на просторное поле вблизи Уэллбери. К началу турнира на этом поле, лежащем к северу от шумного города, были установлены палатки и шатры, повсюду царило праздничное настроение, люди веселились, болтай и в шутку тузя друг друга.

От возбуждения в аметистовых глазах Кэт засверкали искры, ее щеки разрумянились, и не один мужской взгляд устремился к очаровательной девушке, сидевшей верхом на гнедой кобыле. Она была одета в элегантное шелковое темно-фиолетовое платье, гармонировавшее с цветом ее глаз, и бархатную пелерину, а наброшенный на голову платок из того же тонкого шелка удерживался надетым на лоб золотым ободком сложного плетения. Легкие порывы ветра приподнимали переливающийся шелк, открывая блестящие косы Кэт, а золотая вышивка платья сияла в лучах солнца. Скользнув взглядом по Роберту, ехавшему рядом на черном жеребце, Кэт подумала, что в бархатной темно-красной куртке и плаще он выглядит еще красивее. Даже этот угрюмый норманн был в приподнятом настроении, и улыбка смягчала его обычно суровые черты.

Приехавшие раньше слуги приготовили для Кэт и лорда Девлина палатку неподалеку от того места, где должен был проходить турнир, но в стороне от других шатров. Жестом указав на палатку из красного с серебром шелка, Роберт направил к ней лошадей. С изумительной грацией спрыгнув с лошади, он огляделся вокруг и лишь после этого посмотрел на Кэт.

– Наша палатка, дорогая. – Сильная рука обхватила Кэт за талию и опустила на землю. Не убирая руку с ее округлого бедра, Роберт повел девушку ко входу в яркую палатку.

Войдя в нее, Кэт обомлела от восхищения. Здесь было все необходимое: посредине стояла большая кровать, рядом с ней маленький дубовый стол, а по бокам несколько кожаных кресел и деревянных скамеек. Даже ее большой сундук для одежды был привезен из замка и стоял рядом с сундуком Роберта. На столе хозяев палатки ожидала легкая закуска из холодной курицы, свежего хлеба и сыра. Зная, что здесь лишь немногим известно о ее положении порабощенной любовницы, Кэт почувствовала себя спокойнее, чем в Челтенхеме. Она очень обрадовалась, когда после еды Девлин предложил немного прогуляться, и, положив руку ему на локоть, неторопливо зашагала рядом.

18
{"b":"4646","o":1}